Всемирный Русский Народный Собор

Как создать инновационного человека

Последнее время очень модно говорить не только о научных инновациях, но и об инновационном человеке, так сказать — о человеке новой формации. Строго говоря, «инновационный человек» — это «всего лишь» творец. То есть человек созидающий и именно в этом видящий смысл своей жизни. Будучи последовательными западниками, наши ловцы инноваторов ищут их, опираясь на западные образцы, формулы и условия.

Между тем не мешало бы взглянуть на свою собственную историю, ибо нетрудно предположить, что наши «инновационные человеки» скорее родятся на родной, чем на чужой почве. Об этом весьма здраво и убедительно, правда, в противоположном контексте, говорил Гамлету один из могильщиков. Давайте взглянем на те условия, которые позволили нам в нашей собственной стране дважды за ХХ век получить инновационного человека, причем в массовом масштабе. Это, конечно, 20-30-е годы и 50-60-е ХХ века. Для краткости (и ближе к нашему времени) остановлюсь на инновационном человеке 50-60-х годов.

Это был человек-победитель (Гитлера, нацизма), а сейчас мы чувствуем себя побежденными. Это был освобожденный (после смерти Сталина), свободный человек. Сейчас декларированной свободы хоть отбавляй, правда, все на какие-то с разных сторон действующие ограничения жалуются. Но, пожалуй, по этому пункту можно сегодняшнее положение дел соотнести с 50-60-ми годами.

Тот инновационный человек действовал в условиях единства частной и общественной воли, в условиях солидарности и коллективизма. Его личные интересы совпадали с интересами и общества, и государства. Отсюда и массовые проявления жертвенности, работа не за страх, а за совесть. У того инновационного человека и у общества в целом была высокая и единая цель (по-разному и часто наивно понимаемый коммунизм). Цель пусть и утопическая, как оказалось позже, но она была — красивая, благородная, высокая.

Была соответственно и вера в эту цель и в свои силы. Вера в человека творящего вообще. Не в обывателя, не в мещанина, не в потребителя, не в тусовщика, не в прожигателя жизни — гламурного или опустившегося. Конечно, была и конкуренция, то есть соперничество, причем не со слабыми, а с самым сильным на тот момент конкурентом — с США. И была абсолютная заряженность на победу, а не на присоединение к кому-то, не на «догоняние» других. Перегнать и победить! Быть первыми, а не вторыми! Это была и политическая воля государства, и частная (приватная) воля каждого из многочисленных инноваторов. А быть третьими или четвертыми — таких вариантов даже не рассматривалось.

Была (необходимое условие) классическая система фундаментального и инженерного образования — бесспорная заслуга Сталина, сохранившего и развившего эту систему. Была максимально возможная на тот период материальная обеспеченность инноваторов. Они получали и имели больше, чем просто управленцы и даже партийные бюрократы. Наконец, была созданная в 20-30-е годы и не потерянная, а только окрепшая в годы войны индустриальная база.

Что из перечисленного мы имеем сегодня? Только свободу, колеблющуюся от анархии к произволу (плюс свободу бегства за границу) и сомнительного качества конкуренцию. Создайте если и не все, то хотя бы некоторые из перечисленных выше условий — и вы получите инновационного человека автоматически и естественным путем. Без выращивания в пробирках «Сколкова» или в чужих университетах.

Виталий Третьяков

Опубликовано в «]]>Комсомольской Правде]]>» 4 апреля 2012 г.
Републикуется с сокращениями