Всемирный Русский Народный Собор

«Морской старт» из Крыма

В СМИ со ссылкой на главу российской ракетно-космической корпорации «Энергия» Василия Лопоту появилась информация о том, что коммерческие запуски проекта «Морской старт» будут перенесены из Калифорнии в Крым, где может быть создана инфраструктуру для обслуживания комплекса.

Несмотря на отсутствие официальных подтверждений — сам Лопота отказался комментировать идею перебазирования «Морского старта» в Крым, подчеркнув, что он пока не оформлял такого предложения — руководство «Роскосмоса» еще в 2013 году пришло к заключению, что текущее техническое обслуживание в Калифорнии ограничивает возможности использования комплекса в интересах РФ, предложив перебазировать «Морской старт» на Дальний Восток — в порт Советская Гавань или Владивосток. До последнего момента подготовка космических аппаратов к пуску производилась на территории Лонг-Бич, недалеко от сборочных цехов компаний «Hughes Space & Communications» и «Space System/Loral» — основных изготовителей зарубежных коммерческих космических аппаратов (до 80% общего количества в мире).

Сейчас, после воссоединения Крыма с Россией, к дальневосточным областям, пригодным для обеспечения технического обслуживания запусков программы «Морской старт», добавились и крымские побережья. Что, помимо потенциала портовых, судоремонтных и судостроительных мощностей возвращённых территорий, даёт возможность рассматривать использование «космических» ресурсов Крыма, а также оценить перспективы «Морского старта» в целом, с учётом новых геополитических реалий.

Концепция «Морского старта» — плавучего космодрома, своим созданием позволила решить ряд проблем, с которыми сталкивалась всякая космическая держава при выборе места для строительства космодрома. Решающим фактором остаётся баллистика будущих полётов ракет. Космодром для запуска геостационарных спутников — спутники связи, ретрансляторы телепередач и другие коммерческие космические аппараты — должен располагаться в наиболее низких широтах. Каждый градус отклонения от экватора обходится примерно в 100 м/с дополнительного набора скорости космическим аппаратом. При выводе на орбиту минимальными являются энергетические затраты у спутника, выводящегося на орбиту, наклонение которой соответствует географической широте космодрома. Дополнительное преимущество при старте с экватора состоит в том, что ракета сразу получает скорость +465 м/с в направлении на восток, что обусловлено вращением Земли. По этой причине траектории запуска ракет обычно прокладываются в восточном направлении. Исключение составляет Израиль, который из-за соседства с Ираном производит запуски в обратном направлении, преодолевая вращение Земли.

Другие государства также вынуждены учитывать политику в космических запусках, хоть и не так радикально. Одной из причин строительства советского космодрома в Казахстане, а не на Дальнем Востоке было то, то при запуске ракет они летели бы в сторону США, что неизбежно приводило бы к постоянным обострениям отношений и приведению служб ПРО в боевую готовность, ибо отличить запуск мирной космической ракеты от боевой МБР достаточно трудно.

Обычно пуски ракет требуют возможности вести визуальное наблюдения за стартом. Байконур, в районе которого солнце светит в среднем 300 дней в году, соответствует и этому критерию. Кроме того, существенным является наличие путей сообщения, инфраструктуры и уровень сейсмоактивности, который должен быть минимален.

Значительная удалённость точек пуска ракет от густонаселённых мест связана с существованием достаточно обширных районов, куда падают отработанные нижние ступени ракет. По понятным причинам, меньше всего проблем возникает в том случае, когда эти опасные зоны приходятся на протяжённые пустыни — как в случае СССР и России — или акваторию океана, на побережье которого расположено большинство космодромов мира. По совокупности факторов, наилучшими космодромами являются европейский космодром Куру во Французской Гвиане, расположенный на широте около 5°, бразильский космодром Алькантара с широтой 2,2° и плавучий космодром «Морской старт», который может осуществлять запуски прямо с экватора.

Перенос обслуживающей «Морской старт» инфраструктуры в Крым не несёт в себе заметных технических сложностей, хотя и будет сопряжён со значительными затратами финансов и ресурсов. Исходя из предварительных смет, обнародованных «Роскосмосом», при обсуждении дальневосточных перспектив проекта, для осуществления подготовительного этапа необходимо за 1 млрд долларов создать в новом порту базирования соответствующую инфраструктуру: монтажно-испытательный комплекс, склады, мощности по производству и хранению жидких кислорода и азота, базу для хранения керосина, а также другие объекты. Хранилище компонентов ракетного топлива требует особого к себе внимания, участки хранения различных компонентов топлива разнесены, снабжены соответствующими системами защиты, в том числе мощной и разветвленной стационарной системой пожаротушения.

В ракете-носителе «Зенит», используемой в «Морском старте», в качестве основного топлива используется керосин, а в качестве окислителя — жидкий кислород. Если керосин для заправки ракеты на космодром доставляется с нефтеперегонного завода, то жидкий кислород и азот, как правило, вырабатывают в непосредственной близости от космодрома. Так, на Байконуре действует крупнейший в мире завод такой специализации, который может за час произвести 6 тонн жидкого кислорода и 7,5 тонн жидкого азота.

Ракеты класса «Союз» также требуют керосина и сжиженного кислорода, кроме того, необходимо иметь производство перекиси водорода — рулевые двигатели «Союза» работают именно на ней.

Создание в Крыму инфраструктуры для производства и обслуживания «Морского старта» вполне возможно — в том случае, если научный и коммерческий эффект от запусков перевесит возросшие риски для экологии курортного региона и компенсирует затраты 1-2 миллиардов долларов. Что до перспектив проекта «Морской старт» как такового, то он в своём сегодняшнем состоянии вызывает значительно больше сомнений.

Международный консорциум Sea Launch Company (SLC) на момент создания в 1995 году принадлежал Boeing Commercial Space Company (40% капитала), российская Ракетно-космическая корпорация «Энергия» (25%), украинские КБ «Южное» (5%) и ПО «Южмаш» (10%), а также норвежская судостроительная компания Aker Kværner (20%). Несмотря на очевидные достоинства и новизну концепции запуска, завоевать стабильную рыночную нишу проекту не удалось. Абсолютное большинство проектов, ради которых создавался «Морской старт», — и прежде всего, проекты по созданию орбитальных спутниковых группировок для обеспечения пользователей дешевой мобильной космической связью — не были реализованы. В сегменте запусков тяжелых спутников «Морской старт» был вынужден противостоять конкуренции со стороны ракет «Протон» и Arian-5. Кроме того, ракеты «Зенит» регулярно стартовали и с сухопутных космодромов.

В итоге, в рамках проекта «Морской старт» в среднем запускалось по две-три ракеты в год, тогда как для рентабельной работы необходимо запускать шесть ракет ежегодно, чего проекту не удалось достичь за всю историю своего существования. Бизнес-план предусматривал запуск минимум пяти ракет в год, но и пять стартов было только в 2006 и 2008 годах, в остальное время их было меньше: в 2007, 2009 и 2011 годах было по одному запуску.

Дополнительной неприятностью стал неудачный пуск ракеты-носителя «Зенит-3SL» со спутником Intelsat-27 в рамках «Морского старта» 1 февраля 2013 года — ракета и спутник упали в океан. Следующий пуск состоялся больше чем через год — 27 мая 2014 года на орбиту был выведен европейский спутник связи Eutelsat 3В.

22 июня 2009 года компания в первый раз объявила о своём банкротстве и финансовой реорганизации, по итогам которой корпорации «Энергия», получила 95% акций консорциума «Морской старт», Boeing — 3% и Aker Kværner — 2%. Превращение «Морского старта» в российскую компанию подвергалось критике с самого начала. Долги концерна оценивались в 1 млрд долларов, а стоимость чистых активов — всего в 100 млн долларов. Погасить задолженность самого консорциума в размере 350 млн долларов предполагалось за счет увеличения количества запусков «Зенита» (до 8-10 год) и резкого снижения их себестоимости. В первую очередь, закупая по особым ценам изделия производителя двигателей НПО «Энергомаш» — двигатели РД-171, которые для запускаемого в рамках Федеральной космической программы «Зенита» стоили 16,6 млн долларов, а для «Морского старта» — 10,6 млн долларов. Однако, достаточно скоро подобная ценовая политика прекратила своё существование, и вопрос себестоимости запусков «Морского старта», равно как и необходимого для обеспечения приемлемой рентабельности их количества, остаётся открытым.

Проекту «Морской старт», в случае его сохранения, в любом случае придётся менять используемый носитель. Семейство ракет «Зенит» не может быть использовано, в первую очередь, по экономическим причинам. В декабре прошлого года федеральное космическое агентство отказалось от закупок новых ракет «Зенит», имеющих в настоящее время украинскую прописку. В рамках формирования очередного заказа украинским партнёрам за ракеты была предложена давно сформировавшаяся цена, заранее закладываемая в бюджет, — около 1,2 млрд рублей за ракету. Однако украинцев предложение не устроило, они попросили больше — порядка 1,4 млрд рублей. Что выводило сделку за грань целесообразного, поскольку за 1,5 млрд рублей «Роскосмос» может заказать изготовление «Протона» — носителя большей грузоподъемности.

Семейство «Зенит» было разработано Государственным конструкторским бюро (ГКБ) «Южное» (Днепропетровск, Украина), где хранится вся документация, а изготавливается изделие на ГП ПО «Южный машиностроительный завод», также находящемся в Днепропетровске. С учётом событий, произошедших на Украине в последние месяцы, использовать продукцию находящегося на подконтрольной в данный момент неонацистам территории завода, относящейся вдобавок к стратегически важной, по меньшей мере, опасно.

Заменой «Зениту» может стать один из вариантов сборки модульной ракеты «Ангара», точнее «Ангара-3». Но семейство «Ангара» требует некоторого времени для своего доведения, устранения «детских» недостатков конструкции. Как временную меру, руководство РКК «Энергия» предлагает оперативно создать ракету, использовав уже существующие агрегаты от других носителей: маршевый двигатель от «Зенита» (РД-171М), систему управления от «Протона-М», двигатель второй ступени от «Ангары» (РД-191В), хвостовой отсек и систему интерфейсов — от «Зенита». По своим характеристикам новая ракета, по замыслу конструкторов, должна превзойти «Зенит».

В это же время, первый пуск с космодрома «Восточный», который строится с прицелом на семейство «Ангары», планируют осуществить в 2015 году, а еще через три года со стартовой площадки в Амурской области запустят пилотируемый космический корабль. Другими словами, государственные приоритеты в области ракетных запусков очевидно направлены в сторону сухопутных космодромов. Перспективы «Морского старта» неоднозначны, и в случае принятия решения о его сохранении, он вряд ли сможет выйти за рамки ниши единичного обслуживания коммерческих пусков в интересах, прежде всего, Европы.

Олег Головачёв