Всемирный Русский Народный Собор

Об истоках «электронного рабовладения»

В народе новую паспортную политику уже окрестили «электронным концлагерем» и «электронным рабством». И лоббисты, и противники цифрового контроля над личностью делают акцент на этическом (религиозном) вопросе.

Однако при этом в тени остается первопричина — транснациональная коммерческая составляющая. Этическая проблема выглядит прозрачно: происходит последовательное внедрение чипирования организма человека. Эта цель и не скрывается лоббистами: в США и Европе идет агрессивная пропаганда чипирования людей, в сети размещены видеоролики с процедурой быстрого и безболезненного вживления крохотного беспроводного наноэлектронного устройства под кожу — между большим и указательным пальцами. Затем подобные устройства будут вживляться непосредственно в мозг. Об этой цели свидетельствуют и прямые заявления политических лидеров, и документы разнообразных научных форумов по когнитивным технологиям.

Никаких секретов. Конечно, скверно, что человека будут идентифицировать без его ведома и согласия. Базы данных кроме личного номера будут содержать биометрические сведения каждого гражданина. Например, на посту ГИБДД можно будет выявить личности всех проезжающих мимо водителей. Идентифицировать людей можно будет везде: в общественном транспорте, на улице, в магазинах и т. д., и даже со спутника.

Но при всем прискорбии, все это очевидно христианину, и в инфернальном графике у нас остается точка для принципиального отказа. За годы борьбы с системой насильственного присвоения номеров общество свыклось с мыслью, что ПОКА личный номер не требует личного отречения от Христа. ИНН и СНИЛС (содержащие частичные данные о человеке) не являются той самой печатью Антихриста, о которой сказано в Откровении Иоанна Богослова, так же как его печатью не является УЭК (где под номер подогнаны уже абсолютно все сведения о человеке). Богословы и священники научили нас, что все это так называемые «предпечати», то есть аналоги, предваряющие печать антихриста и призванные подготовить ей дорогу. «Приготовьте путь Господу!», — взывал Иоанн Креститель. Универсальная электронная карта, вызвавшая бурю протеста, тоже оказалась временным носителем чипа, следующим носителем станет сам человек.

Проблема исчерпывающе разрешена в заявлении Архиерейского собора, где, в сущности, говорится, что Церковь уважает отказ христианина от индивидуального номера на любом этапе его введения. Святые Отцы учат: «Исследуй конец всякого поступка прежде его начала» (Творения преподобного отца нашего Нила Синайского, М., 2000. с. 365). Позиция граждан, отказавшихся от ИНН в силу их стремления следовать этому правилу, заслуживает уважения. А шутки в их адрес со стороны профессоров богословия и некоторых священников тоже объяснимы: пастыри предостерегают «заблаговременных отказников» от гордыни, чтобы они не восприняли свой отказ как подвижничество. Ведь отказ от печати — это не подвиг, а, скорее, обязанность христианина. К частью, каждый из нас имеет возможность выбрать время для принятия этого судьбоносного решения. Очевидно, что для большинства православных людей последней точкой для отказа от индивидуального номера станет момент непосредственного внедрения номера в тело — чипирование организма.

А до поры, чтобы кормить детей, строить дома и получать пенсию, многим придется «терпеть» личный номер на других носителях. Вопрос о лишении духовной свободы еще не поставлен ребром.

Почему же тема электронной идентификации прямо ассоциируется с порабощением человека? Потому что физической, материальной свободы у нас становится ощутимо меньше. Именно экономическая составляющая проекта должна сегодня вызывать жесткую критику и набатный звон. Но голоса правозащитников не звенят. А внимание общества почему-то клинится на ясной как день проблеме религиозного выбора. Лоббистам электронного контроля даже удобнее, чтобы в тот момент, когда у людей отнимают свободу, их разум был занят богословскими вопросами семилетней давности.

Именно факт привязки коммерческих данных к паспорту является инструментом порабощения человека. Недаром акцент на этой теме сделал министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров: «Несмотря на то, что на самом пластике паспорта не будет содержаться никаких логотипов финансовых организаций, банковское приложение будет функционировать в полном объеме». Это он сказал уже по поводу новых планов, связанных с упразднением УЭК и прямым введением электронных паспортов по умолчанию.

Свернуть выдачу Универсальной электронной карты лоббисты поспешно решили после того, как Архиерейский собор РПЦ потребовал обязательного предоставления альтернативы электронному контролю. Ранее предполагалось, что УЭК будет переходным этапом к электронной паспортизации — то есть, у граждан России оставался «Юрьев день» до 2025 года. Теперь чиновники признали УЭК несостоявшимся проектом, ведь за год от 140-миллионной страны на выдачу карты поступило всего 20 тысяч заявок. Умилительная социальная реклама о том, как удобно пользоваться УЭК, увенчалась полным провалом программы.

И вдруг после постановления Архиерейского собора о том, что гражданам нужно предоставить альтернативу, либеральное лобби решило на эту альтернативу прямо наплевать. Причем сделать это побыстрее. Согласно заявлению того же Никифорова, Минсвязи и Федеральная миграционная служба рассчитывают, что в течение 2013 года законопроект будет рассмотрен парламентом и выдача обязательных электронных паспортов начнется уже с 2015 года. Это еще более жесткий закон, который предусматривает поголовное внедрение электронной системы контроля личности без всяких переходных периодов и не оставляет времени на общенациональный референдум. «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!» — как гласит поговорка.

«Кто и когда легитимизировал на уровне общенародного суждения такие понятия, как «электронное правительство», «электронное государство» и «электронное население»? Есть ли какая-либо основа для легитимизации этих понятий на уровне конституционного права Российской Федерации и уже тем более — на нравственном уровне?» — задается вопросом замглавы ВРНС, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин.

И в самом деле, с правовой точки зрения тема электронной паспортизации является весьма сомнительной. Сомнения эти возникают именно в части коммерческого приложения.

Сведения о личности человека принадлежат государству. Это его частная, информация, которую народ (судя по магистральной западной теории общественного договора) доверил государству, рассчитывая на опеку и защиту. А в условиях глобального рынка привязка личных данных к коммерческому приложению является угрозой национальному суверенитету. Граждан России автоматически заставляют стать гражданами мира, не спрашивая их мнения. Только безумец не знает, что настроения мировых процессов определяют транснациональные корпорации. Можно долго спорить о роли ФРС США как «кредитора последней инстанции» для разных правительств, можно преувеличивать и недооценивать роль американского печатного станка в давлении на их внутреннюю политику, но то, что эта роль не второстепенная понимают все.

Выходит, что превращая паспорт гражданина РФ в электронный кошелек и кредитную карту, чиновники оставляют человека наедине с мировой финансовой стихией, без возможности отвертеться или скрыться от «заботливой» руки рынка. Всевидящее око Мордора будет слышать каждый шаг своего электронного раба. И нет никаких гарантий, что пресловутые «права человека» будут применяться новыми транснациональными хозяевами в заявленной мере к православным или исламским туземцам. Есть гарантии как раз противоположного свойства. Мы видели торжество этих «гарантий» в Югославии, Ираке, Ливии, Сирии...

Но то был «праздник прав человека», а ведь многое, «не праздничное», осталось за кадром — например, всерьез обсуждаемые и применяемые мировым истеблишментом программы по сокращению численности населения планеты. Здесь не только технологии искусственного голода, форсированного спаивания и наркомании, но и такие экзотические формы, как внедрение смертельных вирусов, подрыв генетического фонда при помощи прививок, эксперименты с климатическим оружием. Но, говорят, что это все конспирология. Пусть так.

Ведь нестираемый и несгораемый электронный кошелек личности позволит Мордору обойтись даже без конспирологической экзотики, только «гуманными методами». Достаточно просто кормить электронных рабов генно-модифицированными продуктами. Они станут бесплодными, покорными и глупыми. Будут быстро умирать от рака, без пенсии, обслуживая телесные и материальные потребности финансовой элиты. Привыкнут платить по графику и жить в долг, потому что привыкнут брать у хозяина кредиты, и уже не смогут отказаться от этой зависимости, чтобы поддерживать свое существование в навязчивых фантазиях о «достойном» уровне жизни.

Пока в стране будут циркулировать «свободные» деньги, у людей будет сохраняться иллюзия свободы. Но есть все основания полагать, что дни безличных денег сочтены. Придет пора виртуальных купюр, на каждой из которых будет напечатано личное фото. И тогда бумажки с портретом вождя будут вспоминаться как счастливое время на красном острове свободы. Уже сегодня без цифровых идентификаторов человек сразу поражается в правах. И очень существенно. Степень поражения в правах в дальнейшем будет только расти. Чем глубже погрузится человек в систему цифровой идентификации, тем более зависимым от нее станет.

Приковав личность к электронному кошельку, заинтересованные силы получат огромный и, самое главное, ГАРАНТИРОВАННЫЙ, «насильственный» рынок сбыта, где не только «нельзя будет покупать и продавать тому, кто не имеет» чипированного паспорта, но и будет жестко продиктовано, что покупать, что продавать. И россияне будут уплетать ядовитую кукурузу компании «Монсато», а достать их можно будет даже из-под ядерного щита (если он в ближайшее время уцелеет). Ведь капиталу не страшны границы и щиты, которые некому держать.

Единственным выходом в таких условиях был бы поголовный отказ от электронной паспортизации. Но это решение подразумевает создание абсолютно нового общества взаимовыручки, в котором люди не являются конкурентами и потребителями по отношению друг к другу. Для выживания потребуется буквальное восприятие равенства и братства, бескорыстные связи между социальными и этническими группами.

Безусловный приоритет духовного над инстинктивно-телесным — нечто, похожее на первохристианские общины. Сегодня это кажется невозможным, потому что требует появления нового типа человека, от которого мы безнадежно далеки, антропологического атомного взрыва. Но история рано или поздно заставит прийти именно к такой общественной модели.

Чтобы переход оказался безболезненным и удачным, следует начать уже сегодня, сплачиваясь вокруг алтаря и укрепляя христианское товарищество делами общинной взаимопомощи. Речь идет не о меценатстве, не о дежурных пожертвованиях, а о повседневном и даже обыденном (!) навыке делиться своим достатком с ближним, о коллективном единстве, коллективном воспитании, о создании братской человеческой среды, о «чувстве общей судьбы», которого у современных христиан давно нет.

Только общество, построенное на принципах противоположных «индивидуалистическому людоедству», сможет уцелеть в условиях экономического каннибализма. В такой только форме и возможно существование народа за пределами «матрицы». Отказаться от печати в одиночку невозможно — это замечательное открытие начавшегося века.

Артем Сериков