Всемирный Русский Народный Собор

Сталинград или Волгоград?

2 февраля в Волгограде открылись праздничные мероприятия, посвящённые 70-летию Сталинградской битвы, — и в этих двух названиях уже сам по себе заложен парадокс.

После возложения венков и цветов к Вечному огню, на площади Павших борцов прошел торжественный митинг и парад войск гарнизона, участие в котором принял советский танк Т-34. Торжественным маршем по главной площади города прошли более 650 солдат и офицеров ЮВО, а также курсантов академии МВД и кадетов Волгоградского кадетского казачьего корпуса. Вице-премьер Дмитрий Рогозин, отвечающий за оборонно-промышленный комплекс, возложил цветы к монументу на Аллее Героев и на Мамаевом кургане, где была открыта стела с именами 17 тысяч защитников Сталинграда, личности которых были установлены поисковыми организациями в последние десятилетия. Также венки к вечному огню в Пантеоне славы у подножия кургана вместе с ветеранами возложил президент Владимир Путин, прибывший в Волгоград накануне. Глава государства пообщался с ветеранами и представителями поисковых отрядов, которым предложил встретиться дополнительно и поподробнее поговорить о проблемах, которые возникают в ходе их деятельности. Затем президент посетил праздничный концерт в Дворце спорта, где тысячи гостей смогли увидеть «ожившую» панораму Сталинградской битвы — широкоформатный экран, несколько подиумов и более двух тысяч участников представления.

В своём обращении к ветеранам Владимир Путин подчеркнул: «В этот день вся страна, весь наш народ отмечают славную годовщину Победы — 70-летие Победы наших войск под Сталинградом. Это один из самых высочайших примеров мирового героизма». «Сталинград навеки останется символом единства и непобедимости нашего народа, символом подлинного патриотизма, символом величайшей Победы советского солдата-освободителя, — заключил президент. — И пока мы преданы России, своему языку, культуре, своим корням, нашей национальной памяти, — Россия непобедима».

Кульминацией торжеств стал артиллерийский салют из тридцати залпов и фейерверк на Мамаевом кургане. Артиллерийские расчеты были расположены так, что праздничные залпы освещали символ города, скульптуру «Родина-мать».

Одним словом, годовщина великого события была встречена достойно. Причины подобного внимания к памятной дате и размах торжеств вряд ли нуждаются в слишком уж подробном объяснении — Сталинградская битва была крупнейшим сухопутным сражением Второй мировой войны и одним из самых значительных моментов в истории человечества. Сталинградскую битву часто именуют «переломным моментом» войны, после которого стратегическая инициатива перешла к Красной Армии, само слово «Сталинград» стало нарицательным, а город — символом поистине стальной стойкости советских солдат. На каждом квадратном метре земли Мамаева кургана, который обороняли 140 дней, в процессе поисков обнаруживалось от 500 до 1250 осколков от снарядов. Весной 1943 года он был полностью чёрным — на нём не росла трава.

В октябре 1942 года агентство BBC сообщало: «Польша была завоёвана за 28 дней — за 28 дней в Сталинграде немцы смогли захватить несколько домов. Франция пала за 38 дней — в Сталинграде за 38 дней немцам удалось перебраться с одной стороны улицы на другую». Поэтому дата 70-летия Сталинградской битвы отмечалась далеко за пределами нашей Родины — даже в Мексике. В Париже, на площади Сталинград, несколько сотен человек собрались на праздничный митинг, где красные флаги, французский и российский триколоры, гармонично уживались между собой. «Для нас, бывших членов Сопротивления, отдать должное героям Сталинградской битвы, которые в феврале 1943 года после двухсот дней осады одержали неизмеримую победу над нацистами, — это долг, о котором ничто не заставит нас забыть. Слава советским солдатам и советскому народу, который сделал возможным наше освобождение. Слава и честь Советскому Союзу, который пожертвовал более чем 25 миллионами своих детей в борьбе с фашизмом и нацизмом. Вечная память героям Сталинградской битвы!», — заявил член французского Сопротивления, офицер ордена Почетного легиона Леон Ландини. В других выступлениях неоднократно звучали слова генерала Шарля де Голля о «важнейшей роли России в освобождении Франции».

Таковы факты. Сталинградская битва — невероятный по своей глубине, бесспорный символ наших побед и признания таковых окружающими. То, что в годовщину этого события возникает интерес к причинам и факторам великой победы, не вызывает удивления, так бывает всегда. Но стоит отметить одно сопутствующее обстоятельство, которое чуть затмило официальную часть. Речь идёт об общественной инициативе по переименованию Волгограда в Сталинград. В последнее время много говорится как о гражданской инициативе, так и о необходимости построения единой, цельной истории России, комплексного восприятия нашего непростого исторического опыта и формирования действенного подхода по патриотическому воспитанию — и инициатива с переименованием может стать шагом в верном направлении. Если не прямо, то косвенно.

Всё началось с «сетевого сообщества», в котором группы активистов начали собирать подписи в пользу переименования Волгограда. Соображения были вполне логичны — у нас, конечно, как символ общественно-идеологических реформ существует город Санкт-Петербург Ленинградской области, но ситуация с Волгоградом выглядит чересчур экстравагантно. В Париже, как уже говорилось, существует площадь Сталинград, её аналог есть в Булонь-Бийанкуре, такое же название носит улица в Брюсселе, Avenue Stalingradlaan, итальянская Болонья может похвастаться Via Stalingrado, английский Чатем — Stalin Avenue, Колчестер — Stalin Road. Stalin Street существует в далёких от Сталинграда Индии, Китае и даже Тринидад-и-Тобаго. Не обошло стороной и массовую культуру — рок-группа Accept сейчас успешно гастролирует с новым альбомом «Stalingrad». То есть, возникает достаточно странная ситуация, когда в Европе и в далёких странах больше ценят советское руководство, которое ответственно за всё, происходящее во время правления — как за поражения, так и за победы. И баланс явно был смещён в пользу побед, чему свидетельством поведение австралийских и британских лётчиков, использовавших свои бомбардировщики для агитации за советское руководство на символических «выборах» или просто именовавших самолёт в честь советского вождя.

Переименование Волгограда в Сталинград выглядит как восстановление исторической справедливости. И как можно говорить о преемственности поколений, и, так сказать, о передаче памяти о победах предков в будущее, сохранении генетического кода народа-победителя, если даже великую победу Сталинграда приходится отмечать как бы параллельно, в существующем на том же месте Волгограде?

Порой, стоит добавить, сопровождая празднование побед в Великой Отечественной покаянными комментариями о том, что советское руководство — шайка неумных маньяков, армия воевать не умела и не хотела, а если воевала — то исключительно от страха перед неисчислимыми полчищами заградотрядов и по природной рабской сущности русского человека. Ну а то, что мы всё же победили — это результат чистого везения, «лендлиза», открытого союзниками «второго фронта» и того, что немцев советское население боялось меньше, чем своего правительства. Вопреки которому и воевали серией индивидуальных войн, безо всякой координации усилий. Такая точка зрения, как известно, тоже существует. Но она не выдерживает проверок фактами и даже здравым смыслом.

То, что количество граждан России, полагающих переименование Волгограда в Сталинград необходимым, велико — отрицать бессмысленно. Группы гражданских активистов достаточно давно, вне всякой связи с проходящим сбором подписей по поводу переименования, инициировали движение «сталинобусов», выпуская за собственные средства на маршруты общественного транспорта автобусы с портретами Сталина и цитатами из выступлений в честь Победы. И такая деятельность, в массе, вызывает полное благоприятствие со стороны населения. Хотя абсолютным его, разумеется, назвать нельзя. Фигура Сталина противоречива, как и положено незаурядной личности, но факт есть факт — с фундаментальными достижениями и свершениями обычно ассоциируют именно данного человека, хотя, выражаясь современным языком, его «антирейтинг» столь же внушителен, как и «рейтинг».

Поскольку за переименование было собрано больше 100 000 подписей, не заметить общественный порыв было нельзя. Накануне годовщины окончания Сталинградской битвы депутаты Волгоградской городской думы приняли решение при проведении мероприятий, связанных с героической защитой города, использовать наименование «город-герой Сталинград». Переименование разрешается и в годовщину других исторических дат, связанных с Великой Отечественной войной, название «город-герой Сталинград» будет использоваться на общегородских мероприятиях 2 февраля — в день разгрома немецко-фашистских войск в Сталинградской битве, 9 мая — в День Победы, 22 июня — в День памяти и скорби, 2 сентября — в день окончания Второй мировой войны, 23 августа — в День памяти жертв бомбардировки Сталинграда немецкой авиацией и 19 ноября — в день начала разгрома фашистских войск под Сталинградом.

Решение городской думы Волгограда является, безусловно, компромиссом, позволяющим как снизить градус абсурда в праздновании, так и не дать повода для различных кривотолков, связанных с прославлением Сталина. Хотя вряд ли кампания в пользу окончательного переименования сойдёт на «нет», тем более, что идея «возрождения» Сталинграда симпатична и представителям правительства РФ. Вице-премьер Рогозин сообщил в своём микроблоге, что «никогда не скрывал однозначно положительного отношения к этой идее, в том числе с экономико-инвестиционной точки зрения».

Официальные СМИ Запада паникуют. The Times в статье под заголовком «Муссолини, Сталин и великие скачки назад» сообщает, что «мрачная троица тиранов ХХ века бросает вызов сознанию Европы, требует новой оценки способами, которые более красноречиво говорят о нынешнем времени, а не о былом». Автор статьи Бен Маккинтайр уверяет: «Германия, Италия и Россия сильно страдали при диктатуре, но только Германия вполне подвела черту под своим прошлым. Не случайно, что среди этих трех стран Германия в наименьшей степени пугает своих соседей: она — маяк экономической и политической стабильности». International Herald Tribune устами историка Оливер Буллоу уведомляет: «Для России прославление Второй мировой и дипломатическая изоляция, похоже, идут рука об руку». Как видно, не очень разбирающийся в российских реалиях журналист испанской ABC Рафаэль М. Манюэко пишет: «Иосиф Сталин превратил СССР в огромное кладбище и все же продолжает пользоваться в России большим уважением и почетом. 70-летием окончания Сталинградской битвы воспользовались, чтобы еще раз возвеличить фигуру кровожадного коммунистического диктатора».

Также журналист уверяет, что «престижный статус Сталина в современной России — дело рук президента Путина». Корреспондент французской Le Monde Мари Жего побывала в праздничном Волгограде-Сталинграде, где смогла отыскать некоего «историка Николая Болотова», который якобы сообщил журналистке: существует горячее желание свести музеи Великой Отечественной не только к подвигам Красной Армии, но и «лучше отразить чувства солдат противника».

Посыл очевиден — коммунизм равняется фашизму, Россия — опасность для соседей, президент Путин хочет стать наследником Сталина (со всеми вытекающими последствиями), а народ России жаждет понять солдат противника. Что, вместе взятое, провоцирует международную изоляцию, из которой один выход — поменьше вспоминать Великую Отечественную, признать вину за «преступления сталинизма» и ущерб, нанесённый Европе, чтобы компенсировать таковой. Впрочем, сторонники таких идей есть и в России, так что вряд ли корректно критиковать в первую очередь не всегда компетентных западных обозревателей...

Мы отметили 70 лет со дня великой победы наших отцов, добытой ценой великих жертв. Решения депутатов удовлетворили запрос граждан, считающих необходимым восстановить историческую справедливость. В обществе, может быть, стало меньше на одну болезненную занозу, мешающую солидаризации и сплочению вокруг побед. И, судя по бурной реакции зарубежных обозревателей — это хорошо и правильно.

Андрей Полевой