Всемирный Русский Народный Собор

Дружить с Россией выгодно

Масштабный международный проект «Южный поток», окончательное согласование которого состоялось на днях, оказался достаточно выгоден некоторым участникам товарищества ещё до запуска в промышленную эксплуатацию. Уже с 1 января следующего года, по словам премьер-министра Болгарии Бойко Борисова, его страна будет получать до 2,9 млрд. куб. м российского газа со скидкой в 20%. Такое существенное снижение стоимости стало возможным, в том числе, благодаря отсутствию транзитной составляющей в формуле ценообразования, поскольку газ в Болгарию будет в перспективе идти напрямую, минуя территорию стран-транзитёров. Самой же компании «Газпром» согласие Болгарии на участие в проекте позволит увеличить экспортные мощности до 350 млрд. куб. м газа в год. Сейчас поставки компании за рубеж составляют всего 150 млрд. куб. м газа.

Дополнительно, свои экономические возможности в сотрудничестве с Россией расширяют Сербия, Македония, Словения, не говоря уж об остальных европейских потребителях российских энергоносителей. Увеличивается не только поток энергоносителей со сниженной ценой. Создаются актуальные для кризисной Европы рабочие места и дополнительно укрепляется то, что называется международным сотрудничеством. Несколько государств, несмотря на противодействие конкурентов России на мировой арене, сделали выбор в пользу партнёрства с Российской Федерацией. Уже сейчас оказывается, что такое партнёрство не только весьма выгодно, но и, в ряде аспектов, уникально по своим преимуществам.

Такова ситуация на «южном» фронте новой газовой инфраструктуры, которую, в соответствии с торговыми и геополитическими реалиями, возводит Россия. Парадоксальным образом, осознание того, что дружить с Россией выгодно, появляется в молодых демократиях именно Южной Европы, а не Северной, которые имели, исходя из сроков запуска газопровода, существенную фору. Однако лишь сейчас, когда «Северный поток» не только достроен, запущен в эксплуатацию, но уже и расширен, начинаются попытки анализировать данный состоявшийся факт с точки зрения его потенциальной выгоды.

Магистраль Nord Stream встречала на стадии согласования существенное сопротивление со стороны Эстонии, ссылавшейся на угрозу для экологии своих территориальных вод. Газопровод с тех пор не стал привлекательнее для властей страны. В октябре этого года министр обороны Эстонии Урмас Рейнсалу высказался категорически против исследования возможности прокладки новых ниток газопровода в территориальных водах Эстонии. Он также порекомендовал эстонскому МИДу ответить компании Nord Stream AG отказом на пожелание провести исследования в водах Эстонии, поскольку, по его мнению, прокладка газопровода представляет угрозу для безопасности страны.

Тем не менее, в рядах эстонской армии понемногу крепнет оппозиционная точка зрения. 15 ноября эксперты оборонного ведомства республики подготовили подробный отчёт, содержащий оценку роли газопровода «Северный поток» для Эстонии. С опасениями министра обороны эксперты в целом согласны, указывая на то, что расширение «Северного потока» через территориальные воды Эстонии позволит России утверждать, что у нее есть право охранять газопровод и патрулировать район кораблями Балтийского флота или авиацией. Также, по мнению авторов доклада, нельзя исключать проведение Россией в опасной близости от эстонских рубежей военных учений, сценарий которых будет содержать ту или иную угрозу газопроводу. Таким образом, формируется возможность выдвижения российских войск под благовидным предлогом непосредственно к эстонской границе.

Однако, описывая такие опасности, авторы доклада отмечают, что «Северный поток» — это тоже международный проект. И если разрешить Газпрому использовать территорию Эстонии, то взамен бюджет страны получит солидные деньги за транзит. Теоретически сумма может составить 200-250 миллионов долларов в год, что представляет собой весьма существенный процент от всего бюджета государства. А с учётом чаемой дополнительной скидки на стоимость газа для внутреннего потребления Эстонии, выгода может составить полмиллиарда долларов ежегодно. Эксперты также предлагают заключить с «Газпромом» сделку для охраны газопровода силами либо самой Эстонии, либо объединённого контингента Эстонии и всех стран-участников проекта «Северный поток».

Образовавшийся широкий спектр сотрудничества между Эстонией и Россией эксперты минобороны предлагают со временем конвертировать в ещё более глубокое сотрудничество. А также, используя членство Эстонии в различных институтах ЕС, лоббировать отмену визового режима между ЕС и Российской Федерацией.

Такие идеи со стороны Эстонии безусловно выглядят положительными. Тем более, что, как видно, опубликование подобного анализа было сопряжено с определёнными трудностями. Как прокомментировала ситуацию ведущий сотрудник центра оборонных исследований Эстонии Рийна Кальюранд, Эстонии пора вести себя как зрелое государство ЕС и оставить доминирующие на протяжении 20 лет настроения, согласно которым Эстония «маленькая и уязвимая» и потому не может идти на слишком рискованные шаги.

Вот только чем теперь может оказаться полезной совместному проекту России и ЕС Эстония? Её руководство всеми силами тормозило согласование «Северного потока», а армия этого государства, насчитывающая 5500 человек личного состава и вооружённая двумя самолётами, четырьмя вертолётами, одним сторожевым кораблём и восемью катерами, будет вынуждена, при получении теоретического согласия на охрану газопровода «Северный поток», направить на эту миссию весь имеющийся флот и авиацию.

Удивительно, что от многих государств, являющихся транзитёрами российских энергоносителей или стремящихся получить такой статус, ускользнул принципиальный момент: «Северный» и «Южный» потоки как раз и строятся для того, чтобы максимально обезопасить транзит от политических влияний. Как бы это не высокопарно звучало, но транзит через территорию третьего государства — это, в настоящее время, синоним в высшей степени дружеских отношений с ней. До недавнего времени пользовавшаяся практически монопольным положением в области транзита Украина также не смогла учесть этот важный момент. Она попросту проигнорировала все компромиссные предложения российского концерна «Газпром», предусматривавшие использование существующей украинской ГТС.

Недовольство «особыми отношениями», которые объективно существовали у России с постсоветскими государствами, привело к тому, что эти отношения стали интенсивнее с теми странами, для кого они ценны. Так, Белоруссия предлагает переориентировать весь свой водный транзит с Прибалтики в Ленинградскую область, и это далеко не единственный пример того, что на повестку дня в межгосударственных отношениях выходит прагматизм. Запасы терпения России в увещевании бывших «братских республик», кажется, иссякли.

Прибалтика интересует Россию всё меньше, Украина теряет весь газовый транзит. Россия укрепляет отношения в рамках Таможенного союза с Белоруссией и Казахстаном. ЕС — надёжный и пока что безальтернативный во многом партнёр. Только сейчас многие начинают осознавать — дружить с Россией выгодно. Причём спрос на дружбу с Россией уже ощутимо превышает предложение.

Андрей Полевой