Всемирный Русский Народный Собор

Кому на Украине закон не писан?

Ситуация с введением «региональных» языков на Украине, которое вроде бы соответствовало интересам русскоязычного большинства, демонстрирует все признаки негативного развития. Сам принятый закон «Об основах государственной языковой политики» рискует быть полностью нивелирован ведущейся параллельно законотворческой деятельностью, а вся инициатива с его принятием — бесповоротно перейти в категорию сугубо предвыборных действий по привлечению симпатий электората.

Одновременно с подписанием закона президент Украины Виктор Янукович инициировал создание государственной комиссии, которая должна обеспечить всестороннее развитие и расширение ареала использования государственного, украинского языка. Эта же рабочая группа должна была «доработать» принятый Януковичем и вступивший в силу 10 августа закон о языках.

По странному стечению обстоятельств, в состав рабочей группы вошли исключительно те люди, которые в симпатиях к русскому языку не могли быть заподозрены. Общественные деятели и журналисты, придерживающиеся в своих взглядах большей языковой толерантности, никоим образом в работе не участвовали. Их прямо высказываемые опасения о том, что с подобным подбором членов рабочей группы плоды её работ не смогут быть объективными, были проигнорированы. О настроениях в рабочей группе вполне могут говорить высказывания отдельных её членов. Например директор Института литературы имени Тараса Шевченко Николай Жулинский полагает, что языковой закон обязательно нужно менять и дополнять. «В Европе нет ни одной страны, в которой язык меньшинств превалировал бы над языком большинства населения, а этот закон только закрепляет такое ненормальное положение», — полагает Жулинский.

Добросовестность, или просто, компетентность, работы комиссии можно оценить уже на этом примере. Большинство населения Украины в быту как раз использует русский язык, причём большинство подавляющее. Это очевидный факт, и если уж члены высокой комиссии действительно не желают допустить превалирования языка меньшинств над большинством, то работу комиссии следовало бы строить несколько иначе. Относительно дежурной отсылки к европейскому опыту, который регулярно выносится в качестве мерила в любых угрожающих украинизации вопросах, — вспомним, например, что в Финляндии, члене ЕС с 1995 года, два государственных языка: финский и шведский. На последнем можно получать образование вплоть до высшего, а за паритетом в использовании государственных языков строго следят. Это несмотря на то, что финские шведы или шведоязычные финны составляют лишь 5,5% от всего населения страны.

42 участника группы разделились на две подгруппы — экс-президента Леонида Кравчука и ректора Киевского национального университета им. Шевченко Леонида Губерского. «Университетская» подгруппа предложила уже в следующем году создать «центральный орган исполнительной власти по вопросам реализации государственной языковой политики и контроля за соблюдением функционирования украинского языка и норм украинского литературного языка», запустить образовательный телеканал и международный журнал с целью популяризации украинского языка, как внутри страны, так и за её пределами.

Также было решено ввести систему тестирования госслужащих и оценки их индивидуального уровня владения украинским языком, обязательного квалификационного экзамена по украинскому языку для чиновников всех уровней. Также предполагается «обеспечить сопровождение всех товаров, которые продаются в Украине, обязательными инструкциями и другими сопроводительными документами, в частности вывесками на украинском языке». В сфере образования предложение следующее. Для всех типов школ предусмотрено увеличение в школьной программе до двух часов в неделю преподавания предмета «Музыка и пение» с последующим проведением песенных олимпиад на украинском языке.

Другими словами, принятие весьма спорного, но позволяющего, при наличии активного общества, обеспечить выполнение очевидных прав населения в области языков, выродилось в удачный повод лишний раз продвинуть «украинизацию» в массы. А «центральный орган» по присмотру за тем, как выполняют на местах указания о распространении украинского языка, поневоле ассоциируется с аналогичными структурами «языковой полиции» Латвии и Эстонии.

Не лишним будет отметить, что предлагаемые меры объясняются необходимостью «сохранить конституционное функционирование государственного языка», а если говорить по-простому — чтобы национальные меньшинства и русские (последних назвать на Украине меньшинством крайне затруднительно) не получили слишком уж больших прав после принятия закона об «Основах государственной языковой политики». Однако, помимо «уравновешивающего» внедрения во все школы олимпиад по украинским народным песням и тестирования всех госслужащих на знание языка, рабочая группа подготовила изменения и в сам закон. Полный их перечень приводит издание Glavcom.ua, и из текста можно узнать массу интересного.

Пожалуй, самым главным станет то, что после принятия этих поправок, заинтересованные областные и городские советы не смогут своей волей делать удобный жителям для общения язык региональным. Им придётся довольствоваться возможностью «инициировать меры, направленные на его защиту». И то лишь при условии, если на определенной территории (село, поселок, город) носители этого языка составляют не менее 30% от общего числа жителей населенного пункта, тогда как «языковой» закон указывает в качестве достаточных 10%. Более того, ввести в действие эти самые меры станет гораздо сложнее, а то и невозможно.

По мнению одного из авторов поправок, носители языка могут обратиться с предложением в местные органы власти, те в свою очередь — в областные советы и далее в Верховную раду, которая уже и примет закон о поддержке и защите регионального языка. Учитывая нормы работы украинского парламента, результаты голосования в котором зависят не в последнюю очередь от физических кондиций и запаса удобных для бросания в оппонентов предметов, не будет опрометчивым предположить, что принятие Верховной радой решения по каждому региону, городу или селу будет в высшей степени непростым делом. Причем регламентируется такая деятельность неким «Законом о местных референдумах», которого на Украине попросту не существует.

Среди прочего, рабочая группа предлагает установить квоту в 75% украинского вещания во всём радио- и телеэфире, исключительно украинский язык диссертаций для получения учёных степеней, предлагает также вернуть обязательный дубляж кинопродукции или субтитры на украинском, и массу других вещей. Всё это, в случае принятия, фактически сведёт ценность законопроекта, с такой помпой и шумом принятого в течение ушедшего лета, к нулю, да к тому же обеспечит новый виток искоренения всех языков Украины, кроме одного — не самого массового, но обозначенного в качестве единственного государственного. Причём ждать результатов деятельности рабочей группы совсем недолго. Как сообщает один из её членов, директор Института украинского языка при НАН Украины, голосование по новому варианту закона состоится уже 27 сентября.

Александр Вишняков