Всемирный Русский Народный Собор

Международное эхо Хамовнического суда

Согласованно-одобрительная позиция «мирового сообщества» по отношению к осуждённым хулиганкам из Pussy Riot, несмотря на заметное снижение интенсивности, пока ещё присутствует. На её создание были затрачены существенные усилия, и её инерция будет продолжаться достаточно долго. Но вместе с этим понемногу возникают явления побочного характера. Во-первых, возникает новое восприятие суда над панками, разительно отличающееся от общего потока. А во-вторых, это восприятие касается не только России, затрагивая псевдорелигию вседозволенности и попирания любых ценностей вообще под ширмой «толерантности» повсеместно.

Поскольку дело Pussy Riot представляло собой весьма удобный повод покритиковать российскую власть, именно на этой критике и сосредоточилось основное внимание СМИ. Соответственно, больше всего тиражировались мнения гармоничные генеральной линии — о том, что Pussy Riot есть высокое искусство, российский президент — тоталитарный тиран, а российский народ катастрофически далёк от прогрессивных социальных взглядов. При этом организации, выступающие за сохранение традиционных общественных и семейных ценностей, структуры разветвлённые и достаточно известные, решение Хамовнического суда поддерживают, а Россию ставят в пример.

Лоуренс Джейкобс, исполнительный директор «Всемирного конгресса семей», международной сети представляющих более 60 стран организаций, ученых, лидеров и добровольцев, выступающих в защиту семьи, поставил президента России Владимира Путина в пример его американскому коллеге Бараку Обаме. Он назвал «печальной иронией» то, что именно президент России, которого авторитетнейшие западные СМИ преподносят как коммунистического диктатора, «защищает закон и нравственность, соответствующую свободе, прописанной в том числе и в Конституции США». В то же время Барак Обама «ведет разнузданную атаку против свободы вероисповедания, а также против людей Америки, для которых ценны нравственность и вера».

Джейкобс полагает, что люди, вторгающиеся в храмы и святилища для совершения актов вандализма, не должны быть оправданы ни в России, ни в любой другой стране мира, а уголовная ответственность за подобные проявления есть необходимая для защиты общественных групп мера. И «правительству США должно быть стыдно, что в то время, как Россия безотлагательно привлекает людей к ответственности за агрессию против верующих, администрация Обамы продолжает поощрять насилие и дискриминацию в отношении христиан и верующих вообще».

Также Джейкобс сообщил, что многие американцы чувствуют себя оскорбленными проступком Pussy Riot точно так же, как и русские люди. И даже само упоминание названия группы вряд ли может быть осуществлено в присутствии несовершеннолетних детей, так как оно является откровенным сквернословием, нарушающим американский закон о защите общественной морали в США.

Один из столпов либерально-западного восприятия событий, издание The Forbes, пошёл ещё дальше. В статье Марка Адоманиса приводятся мнения религиозных организаций США, в том числе влиятельных «Обеспокоенных женщин Америки», близких к консервативным политическим кругам, из которых делается вывод о существовании в США конфликта ценностей, традиционных и либеральных. Дженис Шо Краус из «Обеспокоенных женщин» сообщает, что христиане всего мира сталкиваются с нетерпимостью к своей вере, а иногда — и с насилием.

Вопреки конституции, религиозные свободы в США подвергаются нападкам, а федеральное правительство говорит религиозным организациям, что они обязаны идти наперекор своим убеждениям и поддерживать однополые «браки», усыновления детей однополыми парами, применение противозачаточных средств и аборты, а иначе им грозит наказание. Средства массовой информации — как в России, так и в США — игнорируют антирелигиозное ханжество, направленное против христианства, и бросаются защищать каждого, кто демонстрирует нетерпимость по отношению к церкви.

По мнению Дженис Шо Краус, заявления трех российских феминисток на суде демонстрируют, что они не сожалеют о содеянном и фактически считают жертвами себя, а не тех христиан, которых оклеветали. Панк-рок-группа забралась на алтарную часть церкви с намерением оскорбить христиан, а когда ее членов призвали к ответу, они начали заявлять, что виноват кто-то другой.

The Forbes со сдержанным удивлением констатирует, что эти «весьма неприятные и отталкивающие заявления» делает не какой-то там агент по пиару, работающий на Русскую православную церковь или на Кремль, а человек, активно действующий в американской консервативной политике на протяжении нескольких десятилетий. Краус «даже не подумала о том, чтобы хоть для вида заявить о своей преданности свободе слова», а поведение президента Путина выглядит опасно комфортным для идеалов американских консерваторов.

Forbes замечает, что ревизии подвергается не только отношение к религии в США, но и геополитика. «В конце концов, россияне вроде бы — наши враги» — пишет обозреватель Адоманис. «Если консерваторы думают, что они сидят с ними в одном окопе, сражаясь с либерализмом и феминизмом, то их будет очень трудно убедить в том, что Кремль — это корень всякого зла».

Александр Латца на страницах французской «Atlantico» называет Францию «попустительским государством, где меры наказания зачастую просто не применяют. Нелегалы занимают церкви, и всем это кажется совершенно нормальным». В то же время, например, повреждение радара во Франции чревато тремя годами тюрьмы и 45 000 евро штрафа. То есть, во французском правовом государстве радар является более священным предметом, нежели церковь. Однако в России все обстоит по-другому, и она не стала «жертвой тоталитарного атеизма», как Франция.

Не все готовы вливаться в мэйнстрим либеральных оценок Pussy Riot и в Германии. Сторонники российских панков, пожелавшие повторить их «панк-молебен» в Кёльнском соборе, были задержаны охраной уже через минуту. Теперь им грозит до трёх лет тюрьмы, а настоятель собора Роберт Кляйн сообщил, что «мы не можем с этим смириться и не будем этого делать. Право на демонстрации не должно ставиться выше права на свободу вероисповедания и выше религиозных чувств прихожан».

Саймон Дженкинс из британской The Guardian сообщает, что да, физически Pussy Riot ни на кого не нападали. Но если бы какая-нибудь рок-группа вторглась в пределы Вестминстерского аббатства и прямо перед священным алтарем оскорбила религиозное или этническое меньшинство, то министры тут же завопили бы о «примерном наказании», а судьи бы им подчинились. Вся же реакция западного общества на события в России прямо называется «лицемерием».

В итоге, получается удивительная вещь. Несмотря на многочисленные утверждения о том, что «дело Pussy Riot» неминуемо вызовет изоляцию России, апокалиптического масштаба порицание и всемирное оскорбление, понемногу формируется совершенно другое отношение. Представители самых разных стран видят в законном воздаянии и защите своих ценностей не насилие над свободой слова, а реализацию основной функции государства и пример для подражания самым демократическим президентам.

Александр Вишняков