Всемирный Русский Народный Собор

Истина одна

Выступление Замглавы Всемирного Русского Народного Собора, Главы синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина в программе «Комментарий недели» телеканала «Союз» 16 мая 2015 года.

«Что есть истина?» — спрашивают сегодня многие вслед за Пилатом. Спрашивают в интернете, на различных ток-шоу, в дискуссиях, в серьезных газетах и журналах. Этот вопрос ставится перед Церковью все двадцать веков ее существования — ставится со всей определенностью. Ставится скептическими умами, ставится гонителями, ставится теми, кто хотел бы естественную внутрицерковную дискуссию превратить в попытку отрицать боговдохновенные истины, данные нам в Священном Писании и в Священном Предании.

На этот вопрос, конечно, Церкви нужно отвечать. Каждому христианину отвечать нужно — и священнику, и мирянину, по крайней мере, тогда, когда многие пытаются сказать: истины нет и быть не может, все равно, во что верить, все равно верить или не верить, все равно, как поклоняться Богу и поклоняться ли Богу истинному или кому-то еще.

Сегодня многие хотели бы сказать, что главное для христианина — понравиться. Собрать какое-то количество лайков, репостов. Не раздражать, не волновать людей разговорами о том, что от истинной веры — так же, как и от добрых дел — зависит вхождение в Царствие Божие и, по слову самого Христа, немногие идут путем, который приводит в вечную жизнь (Мф. 7, 14). Немногие — значит, по крайней мере, не большинство, а скорее всего — какое-то достаточно маленькое меньшинство. Не всем приятно об этом слышать, не все хотели бы услышать мягкий, спокойный, но твердый ответ христианина о том, что именно истинная вера делает человека способным находиться в общении с Богом. Многие хотели бы услышать от нас нечто успокаивающее и убаюкивающее, разговоры только о благотворительности, желательно никак не связанные с вопросом об истине и даже о религиозном смысле добрых дел. Еще — разговоры о быте, вялотекущее обсуждение произведений искусства, рассуждения о том, как прекрасен окружающий нас мир.

«Говорите об этом, и ни слова о том, что только во Христе есть истина и значит в других местах ее нет», — подсказывают нам. Не раздражайте аудиторию, нравьтесь людям, в том числе тем, которые хотели бы вопрос «Что есть истина?» навсегда для себя и для общества закрыть, сделав так, чтобы на этот вопрос никто даже не посмел ответить. Есть даже официальные международные формулировки, в частности, содержащиеся в Декларации принципов толерантности, о том, что претензии на монополию на истину являются чем-то недопустимым, противоречащим идее толерантности, которая сегодня возведена многими в ранг некой идеологии, обязательной для принятия.

Иначе об истине говорит Церковь. Она говорит о том, что Христос есть «путь и истина, и жизнь» (Ин. 14, 6), и только через Него можно прийти к Богу Отцу и к вечной жизни. В воскресный день, в который читается евангельское повествование о беседе Христа с самарянкой, Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл сказал в проповеди такие слова — слова, которые многим, наверное, не понравятся, но которых не может не говорить христианин и православный священный служитель: «Для того, чтобы люди могли поклоняться Богу в истине, вот уже две тысячи лет продолжается интеллектуальная борьба, потому что истина — это то, что усваивается человеческим разумом. С каких только сторон этот разум ни подвергался атаке, чтобы сделать его невосприимчивым к Божественной истине! И даже когда Церковь стала, казалось бы, действительно значимой духовной силой для огромного количества людей, тогда внутри Церкви стали возникать нестроения именно на почве умствования, на уровне мысли. Почти вся история Церкви связана с преодолением этих человеческих заблуждений. Бог откликается на молитву людей, поклоняющихся Ему в истине, и это хорошо знает враг рода человеческого. Потому он и создает множество соблазнов в сфере идеологии и культуры, заражая людей лживыми мыслями, которые становятся средостением между Богом и человеком».

Тот, кто не имеет истинного представления о Боге, не Богу поклоняется, а поклоняется кому-то, кого нет, или человеку, или явлению неживой природы, или врагу рода человеческого. Только истинное представление о Боге позволяет нам говорить именно с Ним, а не возносить свою молитву и свой вопль души к злой силе или к твари, или к чему-то или кому-то несуществующему.

Вот что было сказано далее Святейшим Патриархом: «Борьба за Божественную истину, которая открывает нам путь ко спасению, которая открывает нам путь к подлинному поклонению Богу, никогда не прекращалась ни на минуту. Не прекращается она и сегодня. Многие из вас знают, что сейчас происходит в области массовой информации, особенно в интернете, и могут с легкостью обнаружить сотни и тысячи доказательств того, о чем я говорю вам. Борьба за умы людей не прекращается, особенно за умы людей верующих, потому что если в сознание наше проникают ложь, неправда, противоречащая правде Божией, то мы теряем способность поклоняться Богу».

Сколько бы отдали злые духи и люди, руководствующиеся их повелениями, их внушениями в жизни, чтобы христиане забыли об истине, чтобы они стали поклоняться духу века сего, подстраиваясь под него, пытаясь понравиться всем и угождать тем, для кого истины нет и быть не может. Но путь христианина совсем другой: не только знать истину и твердо для себя понимать, что Господь в Евангелии ответил на вопрос «Что есть истина?» — ответил для всех времен и народов, и для меня, и для тебя в первую очередь, — но и свидетельствовать об этой истине. Спокойно, мирно, не вступая в бесплодные, озлобляющие людей агрессивные перепалки, но очень твердо, так, чтобы те, кто пытается заставить нас подстроиться под чуждую для нас логику отрицания истины и забвения истины, увидели: вот люди, которые истиной живут и которые понимают, что без нее никто не увидит ни Бога, ни Божия Царства. Более того, для христианина истина — это Христос. Это не просто философская конструкция, это не просто некий набор утверждений, по отношению к которому нужно засвидетельствовать лояльность. Христос — живой Бог, есть истина, и именно связь с Ним в таинствах Церкви прежде всего делает человека способным достичь того нравственного идеала, которого сам человек достичь не может.

Мало кто понимает, что христианский нравственный путь — это не самосовершенствование. Сегодня предлагают разные методики психологических тренингов, способов улучшить человеческое сознание, изменив его в сторону большей комфортности, гармоничности — и все это достигается человеческими усилиями, усилиями врача и пациента, ученика и учителя, платного психолога или какого-то гуру из мира бизнес-тренингов и клиентов. Христианский подход к поиску совершенства, к достижению идеала, конечно же, включает в себя множество человеческих усилий, в том числе ученичество и учительство. Есть и христианские психологи, есть и люди, которые занимаются помощью другим в организации трудовых коллективов. И пусть все это будет, все это хорошо — но этого недостаточно ни для достижения Божия Царства, то есть для спасения, ни для достижения нравственного идеала.

Самая непонятая многими тайна христианской Церкви — то, что она изменяет человека Божией силой. Бог в ней работает, а не только люди, наставляющие других, и люди, которые сами стремятся через некоторые усилия достичь совершенства. Отличие христианской этики от многих других этических систем в том, что она не полагается только на человеческие силы, и главным, если хотите, механизмом нравственного совершенствования личности в ней является Божие действие, особенно являемое через таинства Церкви. Через это действие достигается Божие силой то, что невозможно человеком, но возможно Самому Богу.

И об этом было сказано Святейшим Патриархом в упомянутой проповеди: «Мы призваны поклоняться не только в истине, но и в духе, в Божественном духе. Как говорит преподобный Марк Великий, никто не может поклоняться Богу без помощи Божественной благодати. Простые слова. А почему так? Разве у человека не хватает своих собственных сил, чтобы преодолеть ограниченность физического естества, вырваться за пределы пространства и времени и соединиться с Богом в молитве? Каждый по своему опыту скажет: у нас таких способностей и сил нет».

Ничего, по слову Самого Господа Иисуса Христа, мы не можем делать без него (Ин. 15, 5). И поэтому мы имеем все право, всю силу, все дерзновение отвечать людям, считающим, что можно спастись без Церкви: нет! Здесь и только здесь, в ней и только в ней Господь действует Своей благодатью, совершая несовершимое по человеческим меркам, позволяя бесконечно грешному человеку достичь того высочайшего идеала, который в Нагорной проповеди отражен, и достичь спасения. Эту Церковь создал Сам Господь, в ней истина и в ней Божия сила. Именно она может безнадежно грешного человека — грешного не обязательно какими-то грубыми грехами, но очень часто гордыней, стремлением положиться только на свои силы и считать свое самосовершенствование достаточным, — вдруг соделать достойным гораздо более великих вещей, чем все, чего он мог бы достичь своими усилиями.

Не нужно бояться говорить о единственности истины и единственности Церкви, пусть эти слова для многих будут соблазном, а для многих безумием. Всегда, как бы ни складывалась позитивно роль Церкви в жизни общества, будут люди, в том числе в околоцерковной среде, которые спросят: «Где истина? Может быть, ее нет? Зачем Церковь? Я и без нее обойдусь». К этим людям нужно проявлять любовь и сострадание, но одновременно нужно говорить им: «Приди и виждь. Вот истина, вот Сам Бог, действующий в Своей Церкви».