Всемирный Русский Народный Собор

Церковь слышит голос простых людей

Выступление Замглавы Всемирного Русского Народного Собора, Главы синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина в программе «Комментарий недели» телеканала «Союз» 18 апреля 2015 года.

В последнее время в Церковь обращается немалое количество людей, которые считают, что их права ущемлены, что их интересы игнорируются власть имущими, экономическими и политическими элитами, чиновниками разного уровня, в первую очередь на местах. В некоторых случаях, конечно, обращения вызывают определенные сомнения — в частности, странно, что люди призывают Церковь поспособствовать отмене судебных решений, в том числе тех, которые приняты судами всех уровней, вплоть до Верховного Суда. Иногда имеют место обращения, связанные с повышенной подозрительностью человека к соседям, к родственникам или к соработникам. Но очень часто обращения, особенно сделанные значительным количеством людей, связанных одной и той же проблемой, являются буквально кричащими, потому что речь идет о тяжелой, безвыходной жизненной ситуации, в которой оказались десятки тысяч, сотни тысяч и большее количество наших сограждан.

Для Церкви боль этих людей не чужда. Неправильно считать, что Церковь не должна вмешиваться ни в какие процессы, которые не происходят в узкой понимаемой религиозной и нравственной сфере. На самом деле религиозный долг и нравственный долг православного христианина заключается в том числе в том, чтобы помочь людям, находящимся в беде. Церковь не участвует в политической борьбе, она не оказывает предвыборной поддержки кандидатам или политическим партиям, но это ни в коем случае не означает, что Церковь должна молчать и будет молчать по волнующим людей и имеющим нравственное значение вопросам, которые имеют отношение к государственному управлению, к сфере экономики, к сфере культуры и общественной жизни. Более того, мы знаем, что Церковь перестанет быть светом мира и солью земли, если она не будет выслушивать людей, которые реально озабоченны происходящими в обществе событиями и просят о помощи, о заступничестве перед государственной властью.

Такое заступничество или печалование есть не просто свойственная Церкви деятельность — это долг Церкви. И кто бы сегодня ни пытался заставить замолчать православных христиан — иерархов, священников, мирян, монашествующих, призывая их не поднимать общественно значимые вопросы, призывая их игнорировать волю и голос людей, когда они в Церковь обращаются за помощью, он должен понимать: прошли времена, когда какими бы то ни было усилиями можно было заставить верующих людей замолчать. Никакое «телефонное право», никакие попытки «бить по рукам» в информационном пространстве, никакие разговоры о том, что верующие, в том числе, священнослужители должны заниматься «чисто религиозной деятельностью», удовлетворять свои «религиозные потребности», а общественную жизнь нужно оставить людям неверующим или, по крайней мере, тем, кто не говорит о событиях этой жизни с христианских позиций, — все эти явления больше не имеют будущего. Заставить верующих людей замолчать не получится — это не по силам больше никому.

Русская Православная Церковь очень ясно выразила свое отношение к служению печалования. В Основах социальной концепции нашей Церкви говорится: «Традиционной областью общественных трудов Православной Церкви является печалование перед государственной властью о нуждах народа, о правах и заботах отдельных граждан или общественных групп. Такое печалование, являющееся долгом Церкви, осуществляется через устное или письменное обращение к органам государственной власти различных ветвей и уровней со стороны соответствующих церковных инстанций».

Конечно, в случае обращения людей в церковные институции приходится выяснять, идет ли речь о справедливой озабоченности, не стоит ли за тем или иным обращением стремление обеспечить себе политический пиар или желание поквитаться с политическими противниками, идет ли речь о психически адекватных людях, не требуют ли от Церкви чего-нибудь противозаконного — в частности, вмешательства в деятельность судов. С учетом этих обстоятельств церковные труженики, священнослужители, иерархи во многих местах выслушивают голос людей, которые сегодня поднимают целый ряд общественно значимых вопросов. Вот только два примера.

В течение последних двух месяцев много раз к Церкви обращались представители движения людей, взявших валютную ипотеку в разных банках и теперь сталкивающихся с самой настоящей жизненной трагедией. Может быть, эти люди поступили неосторожно — по крайней мере, сегодня их подчас критикуют за то, что они взяли ипотечный кредит в валюте, надеясь, может быть, выиграть какие-то проценты за счет разницы валютных курсов или просто считая, что доллар или иная иностранная валюта более надежны при приобретении жилья. Но сейчас многие из этих людей оказываются в самом настоящем трагическом жизненном тупике. Некоторые из них объявляют голодовку, некоторые угрожают самоубийством, некоторые оказываются уже лишены жилья или могут быть в самое ближайшее время из него выселены.

Эта чудовищная ситуация коснулась многих десятков тысяч семей — по некоторым оценкам, речь идет о 150 тысячах человек. В этих условия Церковь, с одной стороны, призывает этих людей не идти на крайние меры, не подрывать свое здоровье голодовкой, не думать о самоубийстве, которое никогда не может быть выходом, потому что это не разрешение проблемы, а только начало вечной проблемы, ведь самоубийство лишает человека блаженной вечности, не истребляя при этом его душу. Но в то же время совершенно очевидно, что эти люди нуждаются в помощи.

Сегодня в Государственной Думе разрабатывается целый ряд законопроектов, которые могли бы улучшить положение так называемых валютных ипотечников, предпринимаются определенные меры правительством, Центральным банком. В социальном государстве именно государственные органы должны по крайней мере призвать, а может быть, и заставить банковские учреждения сделать так, чтобы люди из-за прибыли или из-за соображений экономической стабильности того или иного финансового учреждения не оказывались перед угрозой потери единственного жилья или даже перед угрозой здоровью и жизни.

Проблема, к сожалению, не решается: многие из тех, кто взял валютную ипотеку, не в состоянии и никогда не будут в состоянии выплатить кредиты, которые они взяли для покупки жилья. У них есть квартиры, которые они приобрели после получения ипотечного кредита, но выплаты по кредиту поднялись в полтора-два раза после ослабления курса рубля по отношению к курсу доллара и других западных валют. Сейчас происходит еще более трагическая ситуация: возникают штрафные санкции, поэтому выплачивать в некоторых случаях приходится уже в три раза больше, чем размер кредита, взятого несколько лет назад. Приходят коллекторы, идут судебные процессы, и все больше семей — обычно речь идет о молодых семьях, которые купили свое первое жилье, — оказываются перед угрозой быть выброшенными на улицу вместе с детьми. В некоторых случая речь также идет о беременных женщинах. И в связи с этим возникает вопрос: сохраняется ли у нас социальная направленность государства? Что для нас важнее: некоторые фундаменталистски понимаемые многими деятелями «законы экономики» или реальная жизнь людей, которые находятся у трагической черты?

Еще одна группа людей, которая обращается достаточно активно сегодня в Церковь, — это российские фермеры. Получается так, что вследствие некоторых правил, принятых на международном уровне, у этих людей исчезает всякий стимул к работе. Преимущество получают крупные агропромышленные предприятия, связанные с такими же крупными сетями реализации продуктов питания, так называемые ритейлерами, и в этих случаях мелкому фермеру буквально нет возможности выжить. К тому же зерно и расходные материалы становятся достаточно дорогими — опять же из-за разницы в курсах рубля и западных валют.

Через Общественную палату Российской Федерации несколько недель назад прошел документ, который говорил о малых свиноводческих хозяйствах на юге России. В связи с проблемой «чумы свиней» были приняты международные правила, которые сделали настолько жесткими возможности для прохождения свиноводческими хозяйствами санитарного контроля, что никакое мелкое хозяйство, а уж тем более частное хозяйство, не способно в принципе эти процедуры контроля самостоятельно пройти. Люди, которые разводят свиней на юге России, обратились в Общественную палату с просьбой хоть как-то сохранить для них возможность вести хозяйство и продавать мясо, которое они производят. Голос фермеров также услышан профильными церковными учреждениями, совершаются молебны.

В храме святителя Николая на Трех Горах в Москве совершаются молебны и для «валютных ипотечников», и для фермеров, которые озабочены своим будущим. Для обсуждения проблем обеих категорий людей устраиваются мероприятия и в Государственной Думе, и в Общественной палате, и представители Церкви в этих мероприятиях стараются участвовать. Думаем мы сегодня и над тем, как сделать голос этих людей максимально слышным для органов государственной власти.

И, конечно, в контексте споров, которые ведутся в связи и с первой, и со второй проблемой, хочется еще раз сказать: экономика для человека, а не человек для экономики. Благо людей, в том числе простых людей труда, должно быть безусловным приоритетом перед следованиям тем или иным идеологемам, штампам, установкам, так называемым экономическим законам, которые разработаны в рамках одной цивилизации и оспариваются многими представителями даже этой самой цивилизации, уж не говоря о других цивилизационных и мировоззренческих системах.

Нам нужно помнить о том, что все устроение земной жизни должно работать не на увеличение количества денег, не на увеличение каких-то показателей, не на цифры, не на мертвенные идейно-экономические схемы, а на благо людей. Будем надеяться, что это услышат деятели крупных экономических структур и те люди в органах государственной власти, которые отвечают за национальную экономику, а также в целом наша власть и наше общество. Без заботы друг о друге, без приоритета человека над экономикой у общества будет очень и очень тяжелое будущее.