Всемирный Русский Народный Собор

Религии и общество: острые проблемы

Выступление Замглавы Всемирного Русского Народного Собора, Главы синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина в программе «Комментарий недели» телеканала «Союз» 26 марта 2015 года.

26 марта в здании Государственной Думы состоялось очередное заседание Межрелигиозного совета России. Рассматривались многие вопросы, повестка дня была очень насыщенной. В частности, шла речь о том, как добиться максимального компромисса с представителями Министерства по чрезвычайным ситуациям при работе над проектом свода правил, регламентирующих требования пожарной безопасности культовых зданий и иных зданий религиозного назначения. Шла речь и о приобретении теологией такого статуса, который позволил бы присуждать ученые степени по этой специальности. Шла речь также о некоторых аспектах деятельности самого совета. Но три темы были центральными, и по каждой из этих тем были сделаны соответствующие заявления.

Так получается, что последние несколько недель мы с вами обсуждаем вопросы, касающиеся межрелигиозных отношений. Эти отношения для России очень важны, также как и для других стран исторической Руси. Люди, которые исповедуют разные традиционные для нашего общего пространства религии, имеют во многом похожие, а иногда просто общие взгляды на разные общественно значимые проблемы. И вот в ходе заседания Межрелигиозного совета России такие общие взгляды были выражены по вопросам, очень серьезно разделяющим некоторые общественные круги и вызывающим серьезные споры.

Первый из этих вопросов — это отношение к осквернению символов, священных для последователей той или иной религии, а иногда и для неверующих людей. Известно, что некоторые символы — такие как захоронения, памятники, связанные с войнами, с трагедиями, — это символы, которые можно назвать священными, в том числе, для атеистов, агностиков и людей которые не относятся к той или иной религиозной общине и к религиозной традиции.

В заявлении были подвергнуты критике, я цитирую, «кощунственные провокации, направленные в самую сердцевину уклада жизни разных народов — в религиозность и в чувствительные исторические воспоминания. Свободой творчества, самобытностью и новизной прикрывается циничное и безнравственное поведение людей, именующих себя художниками, журналистами, режиссерами и литераторами. Иногда осквернителями народных святынь выступают и просто хулиганы».

В заявлении Межрелигиозного совета упоминается несколько случаев самого настоящего осквернения тех символов и тех объектов, предметов, которые для людей разных религиозных традиций и для многих неверующих являются священными. Были упомянуты случаи разрушения и уничтожения поклонных крестов, установленных в память о трагических событиях или боевых подвигах. Упомянуто в заявлении и осквернение мечети на Поклонной горе в Москве, воздвигнутой в память о воинах-мусульманах, которые принесли свою жертву на алтарь служения Родине в годы Великой Отечественной войны. Было упомянуто издевательство над священным для христиан символом распятия и помещение образа Христа в контекст развратных сцен в рамках постановки оперы Вагнера в Новосибирске. Упоминается в заявлении и изображение нацистских символов на памятниках жертвам холокоста и на иных монументах, установленных в память о жертвах фашистской расовой политики. Упоминаются и случаи похищения святых икон и мощей, кощунственные действия с ними, поджог храмов.

Все эти случаи, вне зависимости от того, являются ли они плодом какого-то лжеименного знания, ложного интеллекта или плодом простого бытового хулиганства, больно ранят сердца и умы многих людей, которые относят себя к религиозным традициям, и неверующих людей. И значит, эти явления травмируют общество, и значит, эти явления разделяют людей, и значит, эти явления опасны, и значит, их нужно исключить из жизни нашего народа, из общественного пространства, которое у нас общее и которое нельзя разделить на некое пространство для верующих, в которое их нужно заключить как в гетто, и пространство для всех остальных, которые на верующих могут не обращать внимания.

Вот что было сказано в заявлении Межрелигиозного совета России: «Мы рады тому, что провокации, разделяющие людей через осквернение того, что для многих из нас дорого и свято, встречают должный отпор и осуждение. Напоминаем, что закон в нашей стране объявляет невозможным вандализм, возбуждение межнациональной розни, надругательство над памятниками, публичное осквернение, порчу или уничтожение религиозной и богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики».

Это практически прямая цитата из Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. «Религиозные лидеры, — читаем далее в заявлении, — реагируют на такие действия своим твердым словом, общество отвечает осуждением и гражданским протестом, государственная же власть, по нашему мнению, призвана обеспечивать соблюдения законности и сохранение гражданского мира. <...> Призываем все общество: не позволяйте ослабить наше единство, посеять рознь между людьми разных национальностей и религиозных культур, не дайте провокаторам ни малейшего шанса. Пусть самолюбивое псевдотворчество никогда не сможет разрушить самые значимые для нас идеалы: веру и верность, любовь к родине и близким, правду и совесть».

Итак, власть, общество, в том числе — верующие люди, и религиозные общины, по-разному, но все призваны реагировать на происходящее, добиваться того, чтобы исчезли из нашей практики постыдные попытки переделить пространство ценностей, бороться за ниспровержение одних ценностей в угоду другим, а на самом деле в угоду псевдоценностям — через жесткие провокации, через попытку дрессировать верующих людей, отучая их от возможности жить по своей вере, свидетельствовать о своей вере, утверждать свои ценности, в том числе в разных областях общественной жизни.

Сегодня неверующие являются агрессивной стороной. Верующие люди никому не враги. Не они придумали кощунственные, явно провокационные постановки, не они оскверняют храмы и священные символы тех или иных религий либо символы, которые важны для нерелигиозных людей. Совсем другая сторона возникающего противостояния пытается утвердить свою «власть», отказать верующим людям в праве на жизнь согласно своим ценностям, на неприкосновенность этих ценностей и связанных с ними символов в публичном пространстве. Поэтому сегодня очень важно остановить агрессоров — остановить тех, кто хотел бы наглым, безнравственным и очень часто беззаконным действием утвердить свою власть над умами и сердцами людей.

Еще одна тема, которая была поднята на заседании Межрелигиозного совета России, — это вопрос о внешнем выражении религиозности и тех дискуссиях, которые связаны с вопросом о возможности или невозможности внешнего проявления религиозности в тех или иных местах. В заявлении совета на эту тему цитируется знаменитая восемнадцатая статья Всеобщей декларации прав человека, в которой, в частности, говорится: «Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии. Это право включает свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публично или частным порядком, в учении, богослужении или выполнении религиозных и ритуальных обрядов». Люди имеют право как исповедовать веру внутри себя, в рамках своего так называемого forum internum, так и публично. И об этом праве еще раз было сказано в заявлении, которое мы сегодня читаем.

Нормы международного права, как говорится в документе, исключают возможность утверждать, что исповедование религии должно быть частным делом верующего и что внешнее, общественное проявление религиозности невозможно либо нежелательно. «Для многих людей религия неразрывно связана с образом жизни, включая время совершения молитв, режим питания, соблюдение покоя в определенные дни недели, личную и семейную этику, отношения с окружающими, ношение определенных символов и одежд, нательных крестов, головных уборов. При выработке и корректировки любых общественных установлений важно учитывать право верующих жить согласно своей религии и поступать по ее нормам, публично свидетельствовать о ней».

Конечно, Межрелигиозный совет России поддержал право верующих на свою религиозную идентичность, но одновременно было сказано и о том, что существует некая опасность использования религиозной идентичности, ее символов, ее внешних проявлений для горделивого самоутверждения и даже для разжигания конфликтов и для разделения людей. Вот что сказано в документе: «Необходимо помнить и о том, что внешний фактор религиозной идентификации никак не должен использоваться для горделивого самоутверждения той или иной этнической либо религиозной группы, для провоцирования конфликтов, для противопоставления людей друг другу, особенно в молодежной среде и в образовательных учреждениях. Необходимо учитывать и требования общественной безопасности, которые, в частности, трудно совместить с практикой скрывания кем-либо своего лица в общественных местах».

Итак, документ одновременно говорит и о том, что люди имеют право жить согласно предписаниям своей веры, и о том, что нужно заботиться о гражданском мире, о безопасности, о защите членов общества от попыток одной группы самоутвердиться за счет другой, в том числе с использованием религиозных символов и религиозных или псевдорелигиозных лозунгов. Неужели из этой проблемы нельзя выйти? Весь опыт России показывает, что можно. У нас сочетались во многих местах в течение многих веков религиозный и светский образы жизни. У нас и сегодня есть прекрасные примеры того, как можно легко выйти из всех споров о том, можно или нельзя в том или ином месте носить крестик или платок, можно ли священнику войти в положенной ему одежде в то или иное учреждение, можно ли в общественном месте соблюдать пост, есть ли возможность готовить где-то постные блюда, и так далее.

Вот что говорится в документе: «Лучшим ответом на возникшую непростую дискуссию стали найденные во многих регионах и в общественных институтах решения, позволившие православным христианам соблюдать требования поста, а также носить нательные кресты, в том числе в бассейнах и спортивных залах, мусульманам, иудеям и православным носить головные уборы, не закрывающие лицо, иудеям и адвентистам седьмого дня не посещать занятия и не сдавать экзамены в субботний день, религиозным деятелям — приходить в любое место в приличествующей им одежде».

Такая практика показывает, что даже из самых непростых ситуаций можно выйти достойно. Будем надеяться, что через диалог разных общественных групп, через диалог власти и общества подобного рода проблемы будут успешно разрешены, и люди, с одной стороны, будут жить в мире и безопасности, а с другой — будут иметь возможность не отступать от тех требований веры, которые они считают священными.

Еще одна тема, которую рассмотрел Межрелигиозный совет России, — положение на Ближнем Востоке, изгнание оттуда христиан и отношение к тому, что сегодня средства массовой информации называют известную террористическую организацию «Исламским государством». В заявлении совета говорится о том, что участники его заседания обеспокоены происходящим в некоторых регионах Ближнего Востока притеснением христианского, мусульманского и иудейского населения и людей других вероисповеданий. Совет заявляет о своей поддержке тех религиозных лидеров Ближнего Востока, которые бесстрашно противостоят террору и злоупотреблению религией. Одновременно в заявлении говорится о том, что использование в средствах массовой информации названия «Исламское государство Ирака и Леванта» или просто «Исламское государство» слишком притягивает людей.

Сама терминология, говорящая об исламе — великой мировой религии — и о государственности, воспринимается как нечто достойное, правильное, легитимное, привлекающее положительное внимание. Было предложено вместо слов «Исламское государство» использовать арабскую аббревиатуру ДАИШ, которая очевидно будет восприниматься гораздо менее позитивно. Посмотрим, отреагируют ли на это обращение средства массовой информации.

Одновременно в заявлении сказано и следующее: «Межрелигиозный совет России считает своим долгом предупредить российских последователей ислама и всех других религий, иностранных граждан, пребывающих и проживающих на территории российского государства, о том, что любое участие в деятельности указанных террористических организаций, равно как и распространяемая в любой форме их пропаганда, повлечет за собой соответствующую уголовную ответственность. Более того, людей, так поступающих, ждет Божий суд».

Будем надеяться, что общество разных стран и общество России в том числе смогут солидаризироваться в противостоянии террору, поймут, что люди, убивающие без всякой вины тех, кто придерживается других убеждений и взглядов, не могут получать Божие благословение, не могут получать какой-либо легитимации с точки зрения закона, государственности или религии.

Будем надеяться, что естественное стремление людей жить и обустраивать общество по правилам своей веры будет гармонизировано с устремлениями других людей — тех, кто является приверженцами иных религиозных традиций или светского мировоззрения.