Всемирный Русский Народный Собор

Оккупация исторических фактов и здравого смысла

Сага режиссера Ахобадзе и автора идеи — председателя парламентского комитета по восстановлению территориальной целостности Шота Малашхия состоит из 17 документальных фильмов о действиях СССР и России, а самим своим появлением она обязана четвертой годовщине августовской войны 2008 года, которую творческий коллектив решил таким образом отметить.

Согласно аннотации производителя, осилив это фундаментальное историографическое исследование, «объединяющее историю оккупации 14 государств», зритель узнает, «как два тоталитарных государства — Советский Союз и нацистская Германия — оккупировали страны Европы и Азии». Авторы обещают рассказать «о трагедии миллионов людей, об их борьбе за свободу и независимость» и продемонстрировать, «как пытается Российская Федерация — правопреемница Советского Союза вернуть в сферу своего влияния новые независимые государства и как оккупирует их территории». Собственно — уже из аннотации можно составить безошибочное понимание, зачем сделан сериал и с каким доверием к нему следует относиться?

Масштаб сериала впечатляет: по заверениям авторов, он снят в 15 странах, в том числе в Польше, Чехии, Афганистане и государствах Прибалтики. Таким образом, как бы говорится: испокон веков русские, не важно при каком государственном устройстве, представляли собой общую беду для великого множества народов. А соратники действующего президента Грузии взвалили на себя печальную, но почётную якобы миссию — составить подборку всех угнетений, которые русские совершили по всему миру.

Несмотря на обилие высокопоставленных спонсоров, нельзя сказать, что сериал поражает воображение своей технической частью. В основном — это примерно подобранная по смыслу кинохроника, закадровый текст, несколько вставок с людьми, которых преподносят как видных экспертов по тематике конкретной серии, и две-три картинки со схемами и ведущим, позирующим на фоне той или иной этнографии, позволяющей идентифицировать территорию, о которой идёт речь. Явно предполагая своё творение как некий долгоживущий бренд, его создатели при всякой возможности демонстрируют творческое ноу-хау — вроде логотипа в виде совмещённой красной звезды и свастики. Причём звезда, сообразно всем канонам воздействия на зрителя, помещена за свастикой и воспринимается как её производная.

Минимализм технической части полностью соответствует и смысловому наполнению. Нельзя даже сказать, что авторы фильма пошли проторенной дорогой деления народов на «хорошие» и «плохие», а событий — на «правильные» и «неправильные», и занимаются масштабными фальсификациями. В большинстве случаев, содержимое каждой серии просто выглядит как два параллельных потока событий, которые режиссер Ахобадзе сотоварищи по каким-то, только им известным приметам, произвольным образом между собой сопрягают, не особо утруждаясь пояснением: откуда взялся тот или иной вывод? И какой научный смысл в том, что современные кадры с изображением действующих руководителей Российской Федерации вплетены в те моменты повествования, когда диктор описывает особо ужасные «злодеяния» СССР?

О чём и как рассказывает сериал — догадаться несложно. Среди исследовательских «находок» — обязательный «Голодомор» в виде «ада, устроенного советской властью на украинской земле», Катынь — «место, с которого не удалось снять проклятие спустя семьдесят лет«, описание аварии на Чернобыльской АЭС под названием «Смертельный подарок — Беларусь» и прочее, и прочее. Как- то незаметно в сериале, «демонстрирующем как Россия пытается вернуть в сферу своего влияния независимые государства», присутствуют серии про Холокост, аншлюс и «мюнхенский сговор». По-видимому, для того, чтобы убедить зрителей, что к этим событиям СССР и Россия тоже имеют некое пагубное отношение, в настоящее время изучаемое.

На этом фоне серия «Страна Восходящего солнца. История беженцев в одной из самых развитых стран мира. Вопрос, который Кремль отказывается решать по сей день» не выглядит слишком уж самобытно. Однако, чтобы составить максимально свободное от эмоций представление о спонсированном президентом Грузии сериале, было принято решение просмотреть именно эту часть повествования.

В интервью телеканалу ПИК, под чьим патронатом происходила трансляция сериала, Шота Малашхия заявил, что «во всех сериях выступают очевидцы, политики, историки». По крайней мере, в этой серии оценку историческим событиям обычно дают люди, чью профессиональную компетентность выяснить весьма непросто. К тому же этот процесс иногда приводит к неожиданным результатам. Например, попытка выяснить, чем известен в исторических кругах некий «сотрудник университета Кейо» Шиничи Йокота, показала, что в англоязычном сегменте интернета с таким именем имеется лишь профессиональный игрок в гольф.

В эпизоде о Японии говорится о вероломной аннексии Россией Курильских островов и Южного Сахалина. Говорится долго и обильно. Точнее, на протяжении всего сюжета, Япония красочно оккупирует Корею, Манчжурию, Тайвань, поскольку всё это — законная зона её стратегических интересов, терроризирует население Китая, воспринимая любые компромиссные предложения как оскорбление собственной чести. Но эта деятельность лишь подчёркивает отвратительность поступка СССР, который вернул себе острова, оккупированные Японией после Русско-японской войны. Такая примерно у авторов сериала логика.

Помимо этого, СССР разгромил беззащитную Квантунскую армию (эпитет нисколько не преувеличен), а все события лета 1945 года состоят из четырёх вещей, идущих без какого-либо разрыва — одностороннее расторжение СССР договора о нейтралитете с Японией, разгром Квантунской армии, атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, капитуляция Японии. То, что ядерными бомбами мирные японские города атаковали нынешние союзники Страны Восходящего солнца — американцы, в фильме, разумеется, не акцентируется. Сразу после рассказа японского консультанта о том, что атака США была бессмысленно жестокой и непростительным шагом, следует переход к тому, что... Советский Союз разорвал договор о нейтралитете с Японией, воевавшей с союзниками СССР и поставлявшей нацистской Германии необходимые ей ресурсы и материалы. При этом в повествовании никак не усматривается трёхмесячного перерыва между расторжением договора, произошедшего согласно положениям, описанным в самом документе, и объявлением войны.

То, что более чем миллионная Квантунская армия представляла собой самое мощное соединение императорской армии, снабжённое всем необходимым вплоть до бактериологического оружия «Отряда 731», видимо, неизвестно ни авторам сериала, ни тем гражданам Японии, которых привлекли в качестве экспертов. Зато описаны страдания успевших обжиться на Курилах и Южном Сахалине японских граждан, которым после капитуляции Японии был предложен «страшный» выбор — либо стать полноправными гражданами СССР, либо вернуться на родину. Страшной участи советского гражданства очевидцы предпочли последнее — ведь на Курилах и Сахалине уже начали учить русскому.

Без какого-либо перехода, после беженцев от русского языка сюжет переходит к прошлогодней катастрофе на АЭС «Фукусима», которая идёт вне отрыва от Сахалина и Курил, как «ещё один удар для японского народа». Обильные кадры землетрясения и цунами подкрепляют закадровый текст о том, что сила духа японского народа — велика. И несмотря на катастрофу, Япония ни на минуту не забывает о Сахалине и Курилах: всего через месяц после цунами, министерство просвещения выпустило учебник, в котором Южные Курилы названы «незаконно оккупированной территорией». Почему цунами должно вмешиваться в школьную программу о внешнеполитических взглядах японского истеблишмента — сказать сложно.

Художественная и историческая ценность сериала «Оккупация», как показывает просмотр, равна нулю. Его авторам неизвестны события даже прошлого века, не говоря уже о середине XIX века, когда русские начали осваивать Курилы, а граница Японии ещё проходила примерно посередине острова Хоккайдо. Несомненно одно — грузинским специалистам удалось стать большими ультранационалистами в споре о Курильских островах, чем сами японские радикалы. А их фундаментальный 17-ти серийный труд наверняка получит горячее одобрение лиц, желающих потребовать от России каких-нибудь компенсаций или уступок.

Александр Вишняков