Всемирный Русский Народный Собор

Протоиерей Всеволод Чаплин: О двух заседаниях — в Кремле и Белом Доме

Выступление Замглавы Всемирного Русского Народного Собора, Главы синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина в программе «Комментарий недели» телеканала «Союз» 13 декабря 2014 года.

11 декабря в Московском Кремле состоялось очередное заседание Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте России: рассматривалось несколько тем, в частности, участие религиозных общин страны в праздновании 70-летия Великой Победы и поддержка верующих людей, которые страдают в разных регионах мира. В первую очередь речь шла, конечно, о Ближнем Востоке и об Украине.

Вот что было сказано в заявлении участников Совета: «Мы видим, что в ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки льется кровь мирных жителей, в том числе исповедующих ислам, не принимающих радикальную псевдорелигиозную идеологию». В документе также говорится о массовом бегстве христиан с земли предков, подчеркиваются страдания пастырей и паствы нескольких древних христианских церквей.

В заявлении, конечно же, говорится и об Украине: «Мы с болью воспринимаем гражданское противостояние, в которое оказался ввергнут братский нам народ Украины. Всем сердцем сопереживаем ни в чем не повинному гражданскому населению украинского юго-востока, страдающему за неприятие политики радикального национализма. Нас глубоко беспокоит положение верующих в зоне этого ближайшего к нам вооруженного конфликта».

Члены Совета призвали обеспечить свободу совести и вероисповедания, прекратить насильственные и дискриминационные действия, основанные на нетерпимости под религиозными или националистическими лозунгами, уважать достоинство каждого человека, проявлять милосердие к людям, имеющим иные политические воззрения, гуманно относиться к военнопленным, содействовать беспрепятственной доставке всем нуждающимся гуманитарной помощи.

В Совете участвуют разные религиозные деятели — православные, старообрядцы, католики, протестанты, мусульмане, буддисты, иудеи. Совершенно очевидно, что для жителей нашей страны, исповедующих разные религии (кстати, в Совете присутствуют и неверующие ученые-религиоведы), очень близки страдания людей на Ближнем Востоке и на Украине. Это люди, обычно близкие нам по вере, а для того, кто является инаковерующим или неверующим — по истории. Многие являются близкими по крови. Поэтому наша забота об этих людях, об их правах, о реализации их исторических устремлений — это не проявление какого-то патернализма, не стремление вмешиваться в чужие дела. Это естественная забота христианина, мусульманина, честного неверующего человека о тех, кто тебе не безразличен.

Несколькими днями раньше, 9 декабря, в Доме Правительства состоялось заседание правительственной Комиссии по вопросам религиозных объединений. Ее председателем господином Приходько, вице-премьером и руководителем аппарата Правительства РФ, было озвучено несколько интересных фактов, которые относятся к реализации прошлых решений Комиссии.

В частности, это касается передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения и оценки количества объектов культурного наследия, которые являются религиозными памятниками. В России сегодня 13293 объекта культурного наследия религиозного назначения, в том числе — 4748 памятников истории и культуры, которые находятся в федеральной собственности. В аварийном состоянии находятся 3594 объекта, из них 1214 объектов федеральной собственности — это 25,6%, практически четверть, от количества памятников истории и культуры религиозного назначения, которые находятся в федеральной собственности.

Перед государством, обществом, Церковью стоит очень серьезная задача. Есть три с половиной тысячи — очень немалое количество — памятников культурного наследия религиозного назначения, то есть, храмов, монастырей, иных церковных зданий, мечетей, синагог, которые пребывают в аварийном состоянии. Государство не всегда может обеспечить их восстановление. В рамках Федеральной целевой программы «Культура России» было предусмотрено выделение на 2015 год на восстановление и сохранение объектов культурного и религиозного назначения, находящихся в федеральной собственности, 4 млрд. 339 млн. руб., но на самом деле после секвестра бюджета будет выделено почти в два раза меньше — 2 млрд. 780 млн. рублей.

Весь государственный бюджет сегодня подвергается пересмотру, потому что страна переживает очевидно нелегкие времена. Поэтому сегодня нужно особо позаботиться о том, чтобы в местах, где разрушаются древние храмы, где находятся в аварийном состоянии иные памятники церковного зодчества прошлых веков, находились ресурсы как у предпринимателей, так и у простых людей. Церковь будет и далее просить о том, чтобы памятники продолжали получать достойную государственную поддержку, чтобы не утрачивалось наше культурное наследие — наследие общенациональное, не являющееся только достоянием тех или иных религиозных общин. Но всем вместе — государству, обществу, церковным общинам — нужно заботиться о том, чтобы культурное наследие, в том числе связанное с религиозными традициями народов России, было сохранено.

На Комиссии рассматривалась и реализация поручений, ранее ею данных в связи с вопросом о преподавании комплексного учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики». На основании мониторинга преподавания данного курса, который, как мы знаем, предполагает шесть модулей, говорящих об одной из четырех традиционных для России религиозных культур, о разных культурах вместе и о светской этике, сочтено, что естественной, подлежащей планированию формой добровольного, свободного, информированного выбора одного из модулей являются региональные, муниципальные и школьные родительские собрания с участием представителей государственной власти субъектов РФ, осуществляющих управление в сфере образования, и представителей религиозных объединений.

Иногда нам до сих пор пытаются сказать, что школьная администрация или представители регионального управления образования могут решать волевым образом, какой из шести модулей или какие, например, два из шести модулей могут предлагаться для выбора родителям в конкретной школе. Это абсолютно неправильно и незаконно. Именно собрания, проводимые как на уровне регионов или отдельных муниципальных образований, так и на уровне школ, должны решать — на основании воли родителей, — какое из направлений выберет каждая семья. Именно каждая семья, а не школа и уж тем более не регион.

Интересно, что в Архангельской области был разработан регламент по выбору одного из модулей курса, в Ивановской области были составлены методические организации по выбору одного из модулей, в Смоленской, Ленинградской, Ульяновской областях, Ямало-Ненецком АО появились планы совместной деятельности с епархиями и Центральным духовным управлением мусульман России по организации выбора одного из модулей курса. В некоторых регионах существуют буклеты с информацией по каждому модулю учебного курса, говорящие также о порядке организации выбора модуля. Эта практика, я надеюсь, будет учтена и распространена на всю Россию.

Поднимался на Комиссии и вопрос о том, что существует некоторое количество зданий религиозного назначения, которые находятся в федеральной собственности, но при этом используются региональными социально значимыми учреждениями науки, культуры, образования, здравоохранения. Как известно, существовало стремление передать эти здания из федеральной собственности в региональную с тем, чтобы регионы брали на себя преодоление всех сложностей. Тем не менее, федеральная власть сохранила определенный контроль, достаточно серьезный, за процессами, происходящими в этих зданиях и вокруг них.

Прежде всего был проведен мониторинг с целью выявления количества таких зданий. Их 120, и в основном они расположены в областях Центральной России либо к северу от них. Было отмечено, что 40% сторонних учреждений занимают эти здания, не имея законных оснований — то есть без заключения договоров аренды или пользования. В 70% случаев речь идет об учреждениях культуры, включая музеи. Росимущество приступило к работе по заключению договоров безвозмездного пользования с этими учреждениями и к проработке вопросов последующей передачи указанных объектов в собственность субъектов РФ и муниципальных образований.

Таким образом, мы видим, что сохраняется намерение передать проблемные объекты из федеральной собственности в региональную. При этом хочется верить, что проблема не закрепится вследствие такого решения на многие годы, если не на десятилетия. Что регионы получат помощь государства, являющегося собственником упомянутых зданий, дабы занимающие их светские организации могли получить достойные новые помещения.

Комиссией также рассматривался вопрос о взаимодействии Вооруженных Сил и религиозных объединений. Прекрасный доклад сделал исполняющий обязанности председателя Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами отец Сергий Привалов. Были приведены очень интересные данные. Так, на подведомственных Минобороны территориях расположено более 300 храмов, часовен, молитвенных комнат и других культовых объектов. В значительной степени речь идет о новопостроенных храмах и молитвенных помещениях. Научно-исследовательский центр Вооруженных Сил провел социологический опрос, согласно которому за последние пять лет количество верующих в Вооруженных Силах увеличилось на 15% и ныне составляет 78% от общего числа военнослужащих.

Еще одной темой заседания стало совершенствование законодательства, касающегося контроля за деятельностью религиозных организаций. Известно, что сегодня многие общины верующих, особенно в сельской местности, где в приходах нет квалифицированных бухгалтеров, жалуются на то, что проверки со стороны разных органов власти стали слишком дотошными, подчас несопоставимыми с возможностями организовывать отчетность.

Министерство юстиции и аппарат Правительства при участии представителей Церкви пришли сегодня к взаимопониманию. Правительство может внести в Госдуму законопроект, который бы, с одной стороны, усиливал контроль за деятельностью религиозных организаций, либо получающих финансирование из-за рубежа, либо обоснованно подозреваемых в ведении экстремистской или иной противоправной деятельности, и, с другой стороны, избавил бы от избыточного контроля те организации, которые не получают внешнего финансирования и зарекомендовали себя достаточно благонамеренно.

Такова практика во многих странах мира. Будем надеяться, что государство одновременно защитит наше общество от экстремистских сил, от разрушительных псевдорелигиозных внешних влияний, от попыток разрушить страну, сталкивая одни религиозные группы с другими, — и поможет нашим традиционным религиозным общинам нестесненно, свободно, спокойно осуществлять свою деятельность. Деятельность, которая является лучшей прививкой от любого экстремизма, которая дает людям смысл жизни — настоящий смысл, который не способны поколебать ветры, порождаемые мировыми центрами власти.