Всемирный Русский Народный Собор

Плохие и хорошие террористические акты

18 июля в болгарском городе Бургас смертник осуществил взрыв в автобусе с израильскими туристами. В результате взрыва, произошедшего на парковке аэропорта, погибли восемь человек, 34 получили ранения различной степени тяжести. Практически сразу после теракта премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил, что все улики говорят о причастности Ирана к этому делу и израильский ответ на «иранский теракт» будет жестким. А министр обороны Израиля Эхуд Барак подчеркнул: этот взрыв напоминает аналогичные взрывы, которые прогремели в Индии, Таиланде, Азербайджане, Кении. При этом он заявил, что, скорее всего, Иран совершил это руками ливанского движения «Хезболла». Посольство Иранской исламской республики в Софии заявило, что все эти обвинения необоснованны, «являются привычным методом сионистского режима», а центральное руководство Ирана назвало предположения «нелепыми». Лидер «Хезболла» шейх Хасан Насралла ответил, что его движение с туристами не воюет.

Разумеется, возникает вопрос: как могло получиться так, что руководство Израиля моментально смогло определить, кто именно повинен в террористическом акте и незамедлительно возложить эту ответственность на Иран, что в существующих международных отношениях выглядит достаточно решительным, если не сказать -категоричным шагом? При этом «Хезболла», обычно не отказывающаяся от ответственности за свои действия, на этот раз категорически отвергла предположения о причастности к событиям в Бургасе. Тем более, что 22 июля о своей ответственности за теракт заявила некая организация «База джихада», никому, впрочем, неизвестная. А первые результаты расследования показали, что главный подозреваемый, некий Мехди Хезали, имеет крайне малое отношение к «Хезболле» и Ирану.

Второе «почему» — это то, что Вашингтон, обычно придерживающийся формулировок, близких к израильским, на этот раз выглядит сдержаннее. Обращение президента Обамы было традиционным: в нём осуждалась «варварская» атака на израильтян в Болгарии и сообщалось, что Соединенные Штаты будут стоять плечом к плечу с нашими союзниками и предоставят любую помощь, необходимую, чтобы выявить и привлечь к ответственности виновных в этом нападении. В день, когда Израиль опять стал мишенью терроризма, Соединенные Штаты вновь подтвердили свою непоколебимую приверженность безопасности Израиля, а также глубокую дружбу и солидарность с его народом.

Однако, поддержать обвинения против Ирана в США не спешат. Официальный представитель Пентагона Джордж Литтл сообщил, что в случившемся «определённые следы» «Хезболлах» прослеживаются, однако, пока не представляется возможным достоверно заявить, кто стоит за терактом. Относительно Ирана было сказано лишь то, что, хотя опять-таки нет достоверных сведений, нельзя исключать того, что Исламская республика разрабатывает планы подрыва международной торговли нефтью.

Тут можно вспомнить существующее разногласие между США и Израилем относительно возможной войны с Ираном. Израиль, по причине своей большей близости и напряжённости отношений, настроен агрессивнее, выступая за массированный удар по ядерным мощностям Ирана. США, хотя категорических возражений не имеют, рассматривают такой проект как рискованный, исходя из внутриэкономических и геополитических факторов настоящего времени. Если Вашингтон согласится с Тель-Авивом в том, что за терактом в Болгарии стоит Иран, то заявления о вечной дружбе с Израилем нужно будет подкреплять. И это — за 2-3 месяца до выборов президента.

В чём позиции США и Израиля сходятся — так это в стремлении обеспечить, так или иначе, международное давление на Иран. США сообщают об угрозе мировой торговле нефтью, а представители Израиля делают акцент на том, что в болгарском теракте погибли граждане и других стран.

В случае другого теракта, в Дамаске, реакция была не менее удивительная, хотя и выглядела совершенно иначе. Одновременно с событиями в Болгарии в результате атаки террориста в здании Службы национальной безопасности Сирии был убит министр обороны генерал Дауд Раджа и его заместитель генерал-майор Асеф Шаукат, приходящийся президенту Башару Асаду зятем, а сколько сотрудников было ранено — не сообщается. О своей ответственности синхронно заявили «Сирийская освободительная армия» (СОА) и исламистская группировка «Исламская бригада».

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун обнародовал заявление, в котором подверг резкому осуждению взрыв, заявив, что любые акты насилия являются «неприемлемыми», независимо от того, какая из сторон их совершила, к тому же эти акты насилия «очевидно нарушают» план Кофи Аннана. Этим вся реакция и закончилась. Излишне говорить, что Белый Дом в этот раз соболезнований не отправлял. В западных СМИ теракт назывался как угодно, только не терактом. Террорист именовался «повстанцем», а сам взрыв — «неловким моментом в Сирии». Учитывая то, что правительство США заявляло, что члены «Аль-Каиды», по меньшей мере, присутствуют в разношёрстной массе, именуемой СОА, это означает, что США в некоторых случаях вполне готовы действия радикальных исламистов поддержать, хотя бы негласно.

Традиционно в США позволяют себе быть откровенными только бывшие государственные служащие. Кит Урбан, бывший начальник штаба Дональда Рамсфелда в Пентагоне, написал в Twitter: «Впервые нам следует назвать террориста-смертника — того, кто уничтожил значительную часть кабинета Асада — мучеником». Как после этого относиться к письму Барака Обамы, в котором он уверяет Израиль в своей непримиримости к террористам, и как получилось, что экс-начальник штаба армии США оказался сочувствующим радикальным исламистам человеком — сказать затруднительно. Как тут не перефразировать Бабеля, в том смысле, что невозможно понять, где кончается «Аль-Каида» и где начинается Пентагон?

Поэтому вряд ли можно рассчитывать на обильные соболезнования «борющегося» с терроризмом президента США по поводу ранения первого духовного лица Татарстана, муфтия Илдуса Файазова и убийства его заместителя Валлиулы Якубова, известных своими огромными усилиями по противодействию распространению ваххабизма на территории России. Страной, которая осудила данное преступление оказался... Иран, который сейчас как раз и рисуют самыми «террористическими» красками. Посольство Ирана «сознавая, что ислам является миролюбивой и разумной религией, чуждой всяческого террора», подчеркнуло, что подобные террористические акты совершаются с целью ослабления статуса ислама и создания раскола в рядах мусульман всего мира.

Наблюдая за реакцией на три террористических акта в течение двух дней, приходится признать — терроризм уже уверенно разделился на «хороший» и «плохой», причём абсолютность у этих категорий отсутствует.

Александр Вишняков