Всемирный Русский Народный Собор

Как идет процесс возвращения церковных зданий?

Из выступления Замглавы Всемирного Русского Народного Собора, Главы синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина в программе «Комментарий недели» телеканала «Союз» от 11 октября 2014 года.

Продолжается обсуждение хода процесса передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения. 7 октября в Росимуществе состоялся семинар, посвященный тому, как идет процесс передачи этого имущества и какие есть проблемы и вопросы у религиозных организаций, а также у организаций светских, в частности, у органов исполнительной власти, которые хотели бы такое имущество передать. Последнее намерение становится сегодня все более частым.

Руководительница Росимущества Ольга Константиновна Дергунова сделала доклад о том, как происходит передача зданий и иного имущества религиозного назначения. Я в ответном слове поблагодарил и ее лично, и в целом руководство профильного государственного ведомства за содержательный и в целом результативный диалог даже по самым непростым моментам. Да, часто приходится спорить, часто возникают случаи, в которых не очевидно, является ли имущество действительно «религиозным» по своему назначению. Но при всех спорах — иногда достаточно эмоциональных и требующих серьезного вдумывания, вчитывания — удается либо находить нужное решение, либо придумывать дорожную карту, которая устраивает обе стороны.

Иногда то или иное госучреждение, особенно владеющее зданием в центре крупного города, не хочет с ним расставаться. И поэтому возникают вопросы о том, куда это учреждение переселять, откуда будут изыскиваться деньги на это переселение или на строительство нового здания — иногда сложного, особенно в случае музеев. Но, как правило, мы вместе с Росимуществом и другими органами государственной власти оказываемся в состоянии подходить к взаимоприемлемым решениям.

Заместитель руководителя Росимущества Игорь Бабушкин сделал доклад по статистике передачи имущества религиозного назначения. Подчеркну, что речь идет только о федеральном имуществе. Вот какие были озвучены цифры. С начала этого года в Росимущество поступило 237 обращений от различных религиозных организаций. Из них по 66 передача религиозного имущества завершена; по 27 обращениям принято решение об отказе в передаче, по 144 обращениям ведутся подготовительные мероприятия, необходимые для принятия решения о передаче имущества или его включения в план, утверждаемый Правительством.

Были переданы многие знаковые объекты. Например, это здания Рязанского кремля, ансамбль Присутственных мест с парком и кафедральным собором в Калуге — место, известное горожанам старшего поколения как средоточие партийных учреждений Калужской области, а до этого там размещалась Духовная семинария. Сегодня там снова находится семинария и Епархиальное управление.

Цифры, которые я только что привел, относятся в основном к имуществу Русской Православной Церкви. Из 237 обращений, которые я упомянул, 232 — это запросы нашей Церкви. Мусульманские организации обратились за возвращением имущества 7 раз, Римско-Католическая Церковь — 3 раза, старообрядцы — два раза.

Более того, сегодня возникает ситуация, когда государство само предлагает религиозным общинам получить то или иное имущество религиозного назначения. И в целом ряде случаев это предложение со стороны государства оказывается серьезным вызовом для церковных общин, для целых епархий. Во время совещания готовность государства предлагать здания для того, чтобы религиозные общины их принимали, было выражено предельно ясно. Руководитель управления Росимущества по размещению федеральных органов власти и иных организаций Сергей Аноприенко сказал, что государство готово предложить 93 религиозным общинам 1889 объектов из казны Российской Федерации. Всего в казне РФ сегодня находится 2015 объектов, которые идентифицированы как объекты религиозного назначения.

И вот как это соотносится со статистикой по некоторым регионам. Предложено получить храмы и иные здания: 23 объекта — новообразованной Александровской епархии; 45 зданий предложены Белевской епархии; 55 — Владимирской; 90 — Калужской; 31 — Кинешемской; 81 — Костромской; 100 — Псковской; 102 — Рыбинской; 94 — Новгородской; 173 — Московской областной епархии; 99 — Ярославской; 91 — Тверской и так далее.

Да, часть этих зданий уже используется религиозными общинами. Но есть в России области, где существует огромное количество брошенных храмов и монастырей, ненужных государству, которые власть готова предложить религиозным организациям. Статистика по стране очень неравномерна. Вот, например, в Бузулукской епархии к возвращению предлагаются только два здания, в Ишимской — одно; в Выборгской — одно; в Выксунской — 3, в Костомукшской — 2. Есть места, где все старые храмы, как правило, деревянные, были утрачены или где просто не было храмов. А есть регионы, особенно в центральной России и к северу от Москвы, где храмов, нуждающихся в восстановлении, многие десятки, а иногда их число переваливает за сотню.

Конечно, это вызов для епархий, у которых нет и никогда не будет достаточных средств, чтобы эти храмы и монастыри возродить. Наверное, у москвичей, жителей Санкт-Петербурга и других крупных городов — людей не бедных — должно возникнуть желание помогать в восстановлении храмов в тех случаях, когда епархия или приход сталкиваются с вопросом: брать ли эти здания в пользование и тем более в собственность? Брать ли на себя ответственность за их поддержание как памятников культуры? Сталкиваться ли с необходимостью многие десятилетия ходить с протянутой рукой по разным московским офисам? Не очень хорошо будет, если произойдет последнее. Поэтому очень важно, чтобы жители крупных городов, а может быть и наши соотечественники за рубежом, постарались взять на себя, как говорили в советское время, «шефство» над церквями в заброшенных краях.

Во время совещания пришлось поднять и некоторые проблемные вопросы — в частности, вопрос о церковных зданиях, которые находятся на особо охраняемых природных территориях. Часто выходит так, что в зданиях, находящиеся в парках и заповедниках практически невозможно вести религиозную деятельность. Поэтому в очередной раз было предложено внести изменения в закон «Об особо охраняемых природных территориях», закрепляющие возможность ведения религиозной деятельности (ради которой и были созданы эти храмы и монастыри) безо всякого ущерба для природных и рекреационных комплексов.

Пришлось поднять и вопрос о перечне имущества религиозного назначения. Такого перечня в законе нет, поэтому сегодня нам часто отказывают в передаче домов причта, домов священника, монастырских богаделен, воскресных школ, церковных типографий. В одном месте в городе Москве был случай, когда было отказано в передаче колокольни под тем предлогом, что она не использовалась для религиозной деятельности. О том, что колокольный звон является частью богослужения, как-то забыли. Было предложено разработать подробный список из более чем 50 пунктов, который включал бы разные виды имущества религиозного назначения и который мог бы сопровождать методические указания, рассылаемые в территориальные органы Росимущества.

Пришлось поднять и вопрос о том, почему иногда отказывают в передаче храмов. Случаи бывают разные. Действительно, иногда епархии или иные религиозные организации просят передать, например, построенные в советское время КПП и солдатские бани, которые стали частью военного объекта. Такое предложение может показаться кому-то совершенно абсурдным, но нередко эти здания стоят на исконной территории древнего монастыря, разрушенного частично или полностью, вместо которого была построена воинская часть. Такого рода случаи будут, конечно, очень подробно изучаться.

Земли, которые относятся к монастырю или храмовому комплексу — это часть имущества религиозного назначения, по моему убеждению и по убеждению многих. И если на этих землях сегодня стоит нечто очень плохо вяжущееся с понятием о монастырских или церковных постройках, — это не значит, что надо с самого начала отказывать в передаче земельного участка.

Шла на совещании речь и о том, что не стоит возвращаться к известной по советскому и постсоветскому времени идее «совместного использования» культового здания религиозной организацией и учреждением культуры. Если в здании религиозного назначения базируется учреждение культуры и невозможно передать его в пользование или в собственность Церкви, то необходимо добиваться, чтобы в этом здании периодически совершались богослужения. В связи с этим было предложено внести поправку в закон «О свободе совести и религиозных объединениях», предусматривающую право религиозных организаций вести богослужения в зданиях, закрепленных за учреждениями культуры. Это предложение, кстати, было недавно поддержано представителями всех крупнейших религиозных организаций страны.

Будем надеяться, что диалог между Церковью и государством всегда будет доброжелательным и конструктивным даже в самых сложных ситуациях и будет восстанавливать историческую справедливость, которая в вопросе возвращения храмов и монастырей пока в нашей стране, увы, восстановлена не в полной мере.