Всемирный Русский Народный Собор

Новый закон о безопасности в Сети: хорошо, но мало

Наряду с законом об НКО, который при своём абсолютном соответствии законодательным нормам государств, считающихся эталоном демократии, вызвал возмущение отдельных граждан, полагающих себя борцами за эту самую демократию, Государственная Дума приняла ещё один резонансный законопроект. Документ с номером 89417-6, оперативно принятый во всех трёх чтениях, обязывает создать структуру, которая будет отслеживать запрещенный контент в российском сегменте Интернета, формируя «чёрный список» ресурсов, содержащих негативную информацию. В случае обнаружения таковой, оператор реестра «запрещённых» сайтов обратится к провайдеру, который, в свою очередь, должен будет сообщить непосредственно владельцу ресурса о наличии у него вредоносного контента.

Владелец ресурса обязан удалить указанный контент в течение суток. Если же это не будет выполнено, то на провайдера возлагается обязанность самостоятельной блокировки ресурса, не желающего подчиняться требованиям закона. В том же случае, если провайдер также не желает выполнять положения закона, то задачу блокировки доступа к негативной информации выполняет оператор связи, а сам «проблемный» ресурс пополняет реестр запрещённых сайтов. Также сайт может быть включён в реестр по решению суда. Исключить его из списка можно будет только после официального обращения владельца и дачи соответствующих объяснений, а также удаления нежелательного контента в трёхдневный срок.

В первой редакции закон позволял прекратить работу любых сайтов, «содержащих вредоносную информацию для детей». В третьем чтении эта формулировка стала более конкретной — государство получит право оперативно блокировать сайты за размещение порнографии с участием несовершеннолетних или связанные с таковой объявления, за пропаганду наркотиков и их рецептуру, информацию о способах совершения самоубийства и призывах к таковому, а также, опять-таки, по решению суда.

Именно это — «по решению суда» вызвало очередную бурю возмущения в тех сферах, которые привычно воспринимают любые попытки упорядочить откровенно нуждающиеся в регламенте области информационного воздействия как тотальный геноцид любого инакомыслия и репрессии против креативной «элиты» нации. Ратующие за свободу Интернета граждане при этом напрочь забывают о том, что практика прекращения доступа к тем или иным ресурсам по решению суда в России, как и во всём мире, существует уже долгие годы. И новый закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» сложившееся положение вещей усугубляет мало.

Хотя закон, вполне возможно, действительно будет дополнен новыми положениями. Причина тут, разумеется, не в тех потенциальных возможностях по устранению нежелательного контента по решению суда, о которых не устают говорить представители «несистемной оппозиции». Подразумевая, в первую очередь гипотезу, согласно которой весь закон принимался исключительно для того, чтобы абстрактные «власти» могли уничтожать малейшие оппозиционные ростки Интернета. Недаром в наиболее поэтических комментариях к новому закону его сравнивают с «Великим файрволлом» Китая и прочими показательными явлениями сетевого контроля. Но ведь нетрудно убедиться, что закон в первую очередь нацелен на совершенно иные, чётко описанные вещи, а «по решению суда» фактически является резервом на чёрный день. Необязательно в политическом смысле.

Главная проблема нового закона в том, что реестр запрещённых сайтов будет находиться в публичном доступе. До сих пор максимальная концентрация контента с детской порнографией, наркотиками и т. д. наблюдалась в одной российской социальной сети. Владельцы которой, мягко говоря, не горели желанием бороться с такими явлениями в подконтрольной среде, и лишь в самое последнее время, когда за проблему взялись активнее, группы интересующихся детским порно граждан были удалены. Теперь же будет фактически создана финансируемая государством база данных, обратившись к которой любой заинтересованный в детском порно, рецептах наркотиков и т. д. гражданин сможет получить достоверную информацию — где со всем этим можно ознакомиться. Пользуясь тем, что некоторое время процесс оформления обращений и блокировки всё-таки занимает, а высокоскоростной доступ к Сети позволит за час-другой изрядно пополнить свою личную коллекцию. Как знать, может в новой серии поправок будет предложено также производить мониторинг тех, кто регулярно к данному Реестру будет обращаться... Тем более — абсолютного щита не существует, и новый закон способен ограничить доступ к негативному контенту лишь для начинающих или средних по уровню знаний пользователей Интернета, не предусматривая лазеек.

Озвучивалась также претензия, что из-за малого времени, которое отводится на самостоятельное удаление негативного контента, большие социальные сети и разветвлённые сайты будут регулярно отключаться, что вызовет бурю возмущения и народные протесты. Однако же борьба с негативными явлениями современного мира, такими как детское порно — это задача не только власти и правительства, но и всего общества. Так что вряд ли стоит обвинять операторов Реестра в том, что владельцы отдельных сайтов без должного внимания относятся к своей аудитории. Тем более, что, как сообщалось, в обращении к провайдеру и владельцу ресурса будет чётко указано, что именно и где именно нарушается закон, тем самым максимально ускоряя процедуру удаления.

В остальном же, принятый закон безусловно важен и в целом полезен. Несовершенство российского законодательства привело к тому, что по состоянию на февраль прошлого года Россия занимала второе место в мире после США по распространению детской порнографии в Интернете. Российские интернет-ресурсы поставляют на рынок около 30% мирового объема детской порнографии, и эта невесёлая пропорция растёт.

И, конечно, нельзя обойти вниманием реакцию структур, которые являются главными противниками любых ограничений в сети Интернета и лоббистами сетевой свободы, будь то информация в чистом виде или организация мятежей при помощи соцсетей. На один день ограничили свою работу русскоязычная «Википедия», социальные сети, и, по какой- то причине, «Яндекс». Хочется верить, что подобную реакцию вызвало не желание обеспечить свободный доступ пользователей к педофилии и технологиям изготовления наркотиков, а то самое «по решению суда», которым можно подкрепить какие угодно страхи и опасения.

Российское подразделение компании Google обеспокоено прохождением через Госдуму законопроекта, «предусматривающего интернет-цензуру». Представители поисковика сообщают, что «за последние несколько лет мы немало сделали для защиты детей в Интернете. Во все наши продукты встроены специальные пользовательские фильтры, в том числе безопасный поиск и просмотр видео. Google категорически не приемлет наличие в Интернете детской порнографии: мы удаляем подобный контент со всех наших ресурсов и из результатов поисковой выдачи».

Наверное, российские граждане были бы рады всецело положиться на компанию Google, которая борется с категорически неприемлемой детской порнографией, и не вводить цензуру. Однако, каждый пользователь может задать в поисковике корпорации поиск изображений по запросу «детское порно» — и, несмотря на использование рекомендованного фильтра «умеренной фильтрации», наглядно убедиться в том, что борьба с педофилией явно требует дополнительных усилий, а бдительность Google достаточной считаться никак не может.

Александр Вишняков