Всемирный Русский Народный Собор

Средовое поселение «Мечта» — возвращение к истокам

В подмосковном поселке Озерецкое Дмитровского района реализуется уникальный опыт создания русского средового поселения XXI века: на 40 гектарах земли между трех ледниковых озер растет малоэтажный городок со всей инфраструктурой и говорящим названием «Мечта».

Здесь есть скверы, парки, детские площадки и беседки в каждом дворе, индивидуальное сообщение с Москвой, система охраны и даже свой собственный Русский культурный центр. Но время показывает, что это не главное. В поселке стремятся культивировать нравственно здоровую среду, основанную на привычных для русского человека принципах. Поэтому квартиры и дома в «Мечте» покупают преимущественно семейные люди, чтобы вырастить детей в красивом месте, привить им чувство малой Родины и оградить от антропоморфного влияния мегаполиса.

В этом смысле «Мечта» — необычный социальный проект. Ему помогает состояться особая культурно-историческая атмосфера, в которой расположен поселок. Это земли, некогда входившие в так называемую Патриаршью волость. Географической и смысловой доминантой поселка является Никольский храм, который по преданию велел выстроить Петр I, заблудившийся в здешних дремучих лесах. Храм воздвигли прямо на том месте, где ему удалось выбрести на дорогу.

В обращении первого светского царя к истокам веры есть свой глубокий символизм, как и в том, что на место этого обращения теперь едут жители мегаполиса, чтобы вернуться к традиционной русской жизни. Об этом мы побеседовали с настоятелем храма Святителя Николая в Озерецком иереем Алексием.

— Отец Алексий, расскажите, что значит храм для поселка? Чем уникален ваш храм?

— Мы во многих вопросах взаимодействуем с руководством «Мечты». Это редкий случай, когда со стороны администрации есть подлинный, а не формальный интерес к духовной жизни и стремление организовать жизнь поселения сообразно с христианским вероучением. На основе этого взаимодействия у нас организовался православный клуб, который посещают жители, мы обсуждаем духовные вопросы, основы воспитания детей, просто общаемся в тесном кругу.

Но, помимо клуба, мы занимаемся профильной деятельностью: с конца 90-х годов наша храмовая община занимается проблемами трезвости. В 2001 году мы получили благословение от правящего архиерея митрополита Ювеналия на организацию в нашем приходе православного братства трезвости. Помогаем людям, попавшим в сети алкоголизма, освободиться от пагубных страстей. С годами пришли к тому, что к содействию необходимо привлекать близких зависимых, чтобы они, меняя, в том числе, и себя, способствовали духовному возрастанию своих страждущих родных. По этой линии в нашем ракурсе на сегодняшний день примерно 100 человек.

— Это семейные люди?

— Да, в основном семейные.

— А есть ли среди них такие, которые вернулись к нормальной жизни?

— Да это те, кто прошел у нас курс духовного восстановления и адаптацию после реабилитации. Они уже полноценно трудятся, живут в семьях, оставаясь членами нашего прихода и нашего братства.

— Вы применяете уникальные методики?

— Да, в нашем храме регулярно служится молебен для тех, кто желает дать обет трезвости. Это специальный чин, известный еще со времен святого праведного Иоанна Кронштадтского. Людям, проходящим у нас реабилитацию, мы предоставляем возможность пожить у нас на территории, на правах паломников. Проводим с ними занятия, курс трезвости. Изучаем природу и действие психоактивных веществ на человека. В это же время мы учимся вместе с ними самоанализу с помощью дневников. Они пишут дневники каждый день, а потом сдают мне. Таким образом, они учатся владеть собой и сдержанно реагировать на трудности жизни.

— Сохраняется ли связь и дружба между вашими подопечными после реабилитации?

— Безусловно, сохраняются братские связи и взаимопомощь. Они продолжают у нас давать обет трезвости. Он дается не на всю жизнь, а на периоды. На месяц — для начинающих. Затем на три месяца, на полгода, на год... Это особая радость, и мы не хотим себя лишать, поэтому раз в полгода мы себя ориентируем на «трезвение».

Речь идет о трезвости не только как об отказе от винопития и табака, а уже о более глубоком понимании этого термина: внимание к себе, борьба со своими пороками и страстями, зависимостями.

На ближайшее будущее мы планируем создать (у нас для этого есть площади) небольшой реабилитационный центр. Он позволит принимать уже гораздо больше народа. При новом центре планируется создать сестричество, которое будет содействовать организации занятий с реабилитантами, помощь в трудоустройстве. Недалеко от храма хотим разбить рекреационную зону — с прудом, купальней, колодцем и сельскохозяйственными угодьями. Именно там будут трудиться и спасаться страждущие под руководством сестер.

Такова традиционная специфика жизни нашей храмовой общины. По большому счету, она может пригодиться не только тем, кто страдает от алкоголя. Современное общество в целом трудно назвать здоровым. Потребительское сознание — оно такое же аддиктивное по своей сущности как и алкоголизм.

— Изменилось ли качество местного населения после заселения поселка «Мечта», изменилась ли храмовая среда? Перед вашими глазами были жители глубинки, затем возник приток из города. Это ментально иные люди?

— В определенной степени качественный сдвиг произошел: например, появились люди, проявляющие осведомленный интерес к православному богословию, наша интеллектуальная жизнь стала ярче. Появилось много талантливых людей, которые находят себе применение в храме. Все возвращается на круги своя. Храм всегда был центром культуры. В большом городе это менее заметно, чем здесь. Мы тесно сотрудничаем с Русским культурным центром, который действует на территории поселка «Мечта». В зале культурного центра регулярно проходят концерты нашего мужского хора. (Это еще одна из форм реабилитации) Там же, на территории центра, проводим и занятия православного клуба.

Однако на духовном уровне разницы между местным и притекающим из города населением нет. Для всех Дух Божий является избавлением от скорбей.

— Насколько важно создание здоровой среды. Что значит для русского человека община?

— Когда мы приходим в храм на Троицу, мы слышим такие слова: «Благодать Святого Духа нас собра!» Именно к такой соборности мы стремимся, чтобы возникла духовная семья. Общинность начинается с ухода за душой. С православной семьи, с малой Родины. Причем, и общинность, и семья, и строительство русского поселения совершаются в форме Бого — служения. В Благодати Духа Святого человек ощущает в себе силы служить и помогать ближним.

— Вам не кажется, что в плане социальной работы, социальной самоорганизации православные несколько отстали от тех же протестантов? Нет ли в этой сфере определенного вакуума?

— Не думаю, что сравнение с протестантами корректное. У нас принципиально разные пути и принципиально разные методы. Но мы должны преодолевать рознь мира сего. Мешает этому и СМИ, и потребительское сознание, и система секулярного образования, и многие другие факторы. Хотя духовные дисциплины сегодня введены в школу, ведущими здесь являются не священники, а учителя...

— Инициативные жители «Мечты» уже довольно давно обсуждают проект создания специальной гимназии для поселка. На определенном этапе речь шла даже о православной гимназии. Как вы относитесь к этому проекту?

— Мы его с радостью поддержим и окажем свое содействие. А пока наш храм активно сотрудничает с уже существующей местной Останкинской средней школой. Я там веду уроки. Сложились прекрасные отношения с директором. Многие дети из «Мечты» учатся там.

— Судя по настроению москвичей, многие семейные люди стремятся уйти на землю, освободиться от негативного влияния большого города и жить в здоровой нравственной среде. В Подмосковье можно по пальцам перечесть места, где бы верующие люди пытались селиться вместе и создавать среду. Вы чувствуете себя неким форпостом на этом пути?

— У нас есть конкретные условия, но на этом пути еще много трудностей. Но, по крайней мере, в «Мечте» есть готовая инфраструктура, существующая не на бумаге, как это часто случается.

Есть древнее предание из истории нашего храма, что указ о его постройке, вышедший в 1703 году, подписанный Петром Первым, имел основание, что Петр Первый заблудился в наших лесах и вышел к этому месту. И мы решили весь наш комплекс посвятить этому событию. Возвращению русского человека к истокам, к тихой и безмятежной жизни.

Беседовал Артем Сериков