Всемирный Русский Народный Собор

Курилы — русские острова. И этим все сказано

Поддерживаю высказывание премьер-министра России Дмитрия Медведева о бесполезности объяснений официальному Токио, зачем он ездил на остров Кунашир, уже почти 70 лет принадлежащий нашему государству. Смешно было бы, если бы премьер, напуганный заявлениями разных японских чиновников, вдруг отказался бы от посещения российских — и де факто, и де юро — территорий.

Мало ли кто и на что претендует! Как говорят в таких случаях, претендовать не вредно, но все-таки надо отдавать себе отчет и не стоять на одной точке несколько десятилетий, демонстрируя миру упорство, достойное иного применения. Например, по возвращению приличной части действительно своего острова — Окинавы, занятой американскими базами. Это, простите, не на Курилы через проливы взирать, тут прямо на японской земле бывшие оккупанты обосновались. И ведь уходить не собираются, несмотря на долгие и массовые протесты простых японцев.

Вообще, вокруг Курил, в силу их отдаленности от Москвы и других центров России, все время витают разные мифы и легенды. Типа, на кой нам нужны несколько скал в океане — а такой образ Курильских островов упорно насаждают различные телеканалы. Или еще: отдадим японцам острова — они из них конфетку сделают. Может, и сделают, только нам-то, россиянам, что будет с того? Но, скорее всего, не сделают, ибо у японцев проблем с Хоккайдо хватает. Этот остров для них — что Крайний Север для нас. Это для понимания географии и экономики данной страны.

Или миф третий: а давайте заработаем миллиард-другой долларов на продаже островов! Как словно японцы торгуются с нами и цену назначают. Нет же, они бесплатно хотят получить наши территории, без всяких контрибуций и чеков на покупку. Типа: отдайте нам наше! И долго копаются в истории и географии, цепляются за буквы и слова в Сан-Францисском договоре, ссылаются на обещания Советского Союза (декларация, скажем так, о намерениях от 1956 года), и всякий раз устраивают истерики, когда в Японии отмечается так называемый «день северных территорий».

Но самое, быть может, печальное, что и в России хватает желающих изобразить из себя этаких меценатов, торгующих государственными территориями. Причем даже не утруждающими себя хотя бы взглянуть на карту Российской Федерации и попытаться там обнаружить некий остров под названием Хабомаи. Нет такого японского названия на российских картах. Есть Малая Курильская гряда, состоящая из шести островов: Шикотан, Танфильева, Полонского, Анучина, Юрий и Зеленый. И плюс к ним два вполне приличных острова — Кунашир и Итуруп. Так что речь вовсе не о пресловутых «четырех островах», а как минимум — о восьми.

Не могу понять наши издания и агентства, которые из сообщения в сообщения информируют своих читателей о проблеме «четырех островов». Может, сознательно искажают действительность? Ибо лично проверял эффект этих цифр на своих знакомых: как только скажешь, что речь идет вовсе не о четырех, а о восьми островах, возникают сомнения, Мол, восемь — это много... Да в том-то и дело, что немало. А ведь даже в учебнике истории для российских школ, рекомендованном министерством образования, значится некий остров под названием Хабомай. И это не опечатка: данное название повторяется на нескольких страницах.

Не отсюда ли — вот с таких, простите, учебников и начинаются познания будущих историков, географов, политологов и журналистов в «курильском вопросе»? И еще один миф, витающий в политическом мире: о якобы жесткой позиции Москвы в отношении проблемы Южных Курил. В том-то и дело, что и Советский Союз, и Российская Федерация не единожды демонстрировали добрую волю, предлагая Токио различные варианты решения этого вполне конкретного территориального спора. И совместное хозяйствование, и вложение средств в освоение островов, и создание совместных фирм и предприятий... Максимум на что пошли японцы — на безвизовое посещение Южных Курил родственниками захороненных там предков. И это, опять же, добрая воля нашей власти, а отнюдь не достижение японцев. Хотя на Сахалине и Курилах немало категоричных людей, предлагающих безвизовые поездки японцам запретить. Но пока власти России на такие меры не идут, демонстрируя добрую волю.

Японская же сторона жестко отвергает все наши предложения, продолжая настаивать на единственном варианте — «возвращении» восьми островов якобы ей, как хозяйке. И это надо понимать четко и здраво, чтобы не заниматься демагогией и не строить фантазий вокруг территориальных притязаний Страны Восходящего Солнца к России.

Так что прав Дмитрий Медведев: стоит ли втягиваться в бессмысленную дискуссию с сопредельным государством, неадекватно реагирующим на поездки наших руководителей по своей стране?

Анатолий Строев