Всемирный Русский Народный Собор

Среди НКО выявят иностранных агентов влияния

29 июня на рассмотрение Госдумы поступил весьма интересный законопроект, предусматривающий наделение российских некоммерческих организаций (НКО), занимающихся политической деятельностью и имеющих зарубежные источники финансирования, статусом «иностранного агента».

Согласно документу, «участвующим в политической деятельности будет признаваться, за исключением политических партий, такое общественное объединение, которое независимо от декларируемых целей и задач финансирует и проводит политические акции в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях». Имеющие иностранное финансирование организации будут внесены в специальный реестр, на них будут возложены обязанности проводить обязательный годовой бухгалтерский аудит и раз в полгода публиковать подробный отчет о своей деятельности. При распространении материалов любым способом, в том числе через Интернет, необходимо будет указывать, что эти материалы распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента. За нарушения этих правил предусмотрена административная и уголовная ответственность.

В том случае, если организация злостно уклоняется от предоставления документов, необходимых для включения в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, это карается денежными штрафами. Если же НКО посягает на личность и права граждан, равно как угрожает их здоровью, то за это предусмотрена ответственность вплоть до четырёх лет лишения свободы. Три года тюремного заключения предлагается ввести за призывы граждан к невыполнению своих гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний. Причем ответственность распространяется как на руководство НКО, так и на его рядовых участников.

Зарегистрированный законопроект, без преувеличения, может стать эпохальным. Прежде всего потому, что представляет собой одну из первых практических реализаций многократно озвученных планов по более активному взаимодействию законодателей с гражданским обществом. Идея установления понятных правил игры в сфере действия НКО, которая до последнего времени была «дикой территорией», исходила непосредственно от неравнодушных граждан, организовавших движение «]]>Под контроль]]>», и за короткое время приобрела достаточное количество сторонников, чтобы продемонстрировать крайнюю актуальность законопроекта, переданного в Госдуму. Так сказать, сетевая демократия в действии.

Однако такое очевидное народовластие вызвало огромную озабоченность руководителей тех самых НКО, которым, в случае принятия законопроекта, уже в следующем году придётся разъяснять — чем именно они занимаются и в интересах какой державы. Наверняка многим будет интересно узнать — что конкретно понимается под «развитием демократии», на которое США передали действующим на территории России НКО порядка 200 миллионов долларов с 2009 года и собираются потратить в ближайшее время ещё $50 миллионов.

Получившие $200 миллионов НКО убеждены в том, что законопроект уничтожает всё правозащитное движение в России. Потому что, по словам видного правозащитника, «любая некоммерческая организация, которая поставит на себе печать агента иностранного государства, она в этом смысле себя унизит в глазах жителей государства. И ясно, что некоммерческая организация делать этого не будет. Это значит, что 90% правозащитных организаций, если не все 100%, прекратит свое существование».

Сказать, что такие претензии звучат странно — не сказать ничего. Зарегистрированный законопроект, за исключением деталей, представляет собой практически точную копию закона США о регистрации иностранных агентов (The Foreign Agents Registration Act), который начал действовать аж в 1938 году и с тех пор был отшлифован поправками до совершенства. Требование о снабжении любых информационных действий НКО пометками о том, в интересах какой державы они были сделаны — содержится именно там. К тому же, закон этот в США не одинок — существует закон о раскрытии лоббирования (LDA, 2 USC § 1601), находящийся в ведении конгресса, закон 18 USC § 2386. Согласно 18 USC § 951 деятельность некоторых финансируемых из-за рубежа организаций должен разрешать генеральный прокурор, а из положений 50 USC § 851 следует, что регистрации и регулярным проверкам подлежат лица, обладающие навыками разведки и контрразведки — если они каким либо образом касаются иных держав или иностранных политических партий.

Фактически, российский законопроект выглядит прилежным приобщением к опыту передовых демократий, вплоть до структуры текста и формулировок вроде «иностранный агент». Которая, при всём своём благородном, американском происхождении, непонятно почему обижает руководителей НКО в России.

В отдельных случаях русская инициатива даже более толерантна к нарушителям, нежели её заокеанский пример. Ведь поданный в Госдуму законопроект не содержит в себе информации об ограничениях, которые накладываются на физические лица, выполняющие обязанности иностранного агента, и рассматривает лишь организации. В FARA такой лазейки нет, да и наказание построже — до 5 лет лишения свободы. Предоставляться для проверки в течение 48 часов должны ЛЮБЫЕ документы, предназначенные «двум или более лицам». Все такие документы иностранный агент должен хранить три года, не внося в них изменений под страхом уголовного наказания, и предоставлять весь архив по первому требованию. Также FARA обязывает особо указывать вознаграждение, которое получает иностранный агент в случае успеха своей деятельности, которую независимо проверяют Конгресс и генеральный прокурор.

Учитывая размах деятельности НКО в России, можно лишь пожалеть, что такой актуальный отечественный аналог FARA не был зарегистрирован раньше. Тем более, что отдельные правозащитники, не особо сей факт скрывая, являются гражданами иных держав, не исключая США. И, стало быть, вся их деятельность, согласно принесённой при принятии гражданства присяге, направлена на «службу Соединённым Штатам верой и правдой», потому как «абсолютно и полностью отрекаюсь от верности и преданности любому иностранному монарху, властителю, государству или суверенной власти, подданным или гражданином которого я являлся до сего дня». И вряд ли можно оспаривать тот факт, что граждане России имеют право знать — по каким причинам материального свойства тот или иной правозащитник планирует лоббировать передачу третьим странам Курильских островов или северо-западных регионов нашей страны.

Андрей Полевой