Всемирный Русский Народный Собор

Украинские националисты: «тренировочные лагеря» русофобии

Как известно, в конце мая парламент Украины принял в первом чтении законопроект, который до известной степени расширяет права русскоязычного населения. Это событие вызвало большой резонанс в оппозиционных и националистических кругах. В частности, 8 июня одна из старейших организаций украинских националистов объявила, ни много ни мало, «всеобщую мобилизацию лиц от 16 до 50 лет» во имя спасения украинской нации. Последняя в очередной раз «находится в опасности», ибо правительство Украины, по мнению националистов, «шаг за шагом сдает территорию» (Харьковские соглашения), «унижает Церковь» (визиты Патриарха Московского и всея Руси на Украину), «душит язык», «уничтожает армию» и т. д. и т. п.

Несмотря на громкое слово «мобилизация», пока что не стоит ожидать очередей из граждан, желающих бороться с русским языком и спасать украинскую нацию в том её понимании, которым оперируют националисты. В прошлый раз такая «мобилизация» объявлялась лет девять назад, во время средней интенсивности дипломатического конфликта вокруг полуострова Тузла, но к достойным упоминания результатам не привела. Мобилизация нынешняя имеет все признаки мероприятия, ориентированного исключительно на предстоящие парламентские выборы. Однако в риторике, которой она сопровождается, присутствуют очень важные моменты.

Так, в рамках объявленной мобилизации планируется вести разъяснительную работу среди населения и организовать тренировочные лагеря. Последние предназначены в первую очередь для работы с молодёжью, которая, по словам инициаторов, должна получить в этих структурах то, что не получает в армии. Тренировки начнутся во второй половине июня и будут продолжаться вплоть до осенних выборов.

Инициатива националистов опасна тем, что работа с молодёжью является базисом для любой долговременной идеологической работы. Тем более, что пропаганда на этом этапе в дальнейшем легко конвертируется в политическое влияние с использованием демократических процедур. Например, начав интенсивную обработку детей за год-два до получения ими права участвовать в выборах, при системном подходе можно сформировать лояльность и обеспечить значительный результат некоей партии.

Особенно эффективным такой метод будет в том случае, когда работу проводят в интересах политической или общественной силы, придерживающейся радикальных взглядов и подходов к их реализации. Такая система ценностей по целому ряду параметров совпадает с собственными установками подростковой психологии, которой изначально присущ тот же самый максимализм и склонность к радикальным переменам, без анализа последствий таковых.

Формат «тренировочного лагеря» во многом является наиболее оптимальным для идеологического влияния. Пожалуй, это наиболее устойчивая структура такого рода за всю историю человечества. Физическая подготовка, которая может считаться подготовкой «двойного применения», формирование иерархичного восприятия окружающего мира, предложение некоего единственно «верного» взгляда на события прошлого и настоящего — такая комплексная обработка позволяет в сжатые сроки получить лояльного, не склонного к терпимости гражданина, готового при нужде применить полученные практические навыки выживания.

Значительное количество таких граждан способно повлиять на расстановку сил в обществе либо непосредственно, либо за счёт формирования центров влияния, действующих параллельно с официальными, постепенно приобретая вес. Недаром националисты декларируют своё начинание как альтернативу государственной армии. Следующим шагом, согласно опыту, например, Греции, может стать неофициальное согласие с патрулированием улиц членами праворадикальных организаций. А отсюда не так далеко до выстраивания параллельных структур правопорядка.

Чего можно достичь путём максимального использования тренировочных лагерей — показали события в Китае конца XIX века. Тогда западные державы связали Поднебесную огромным количеством унизительных договоров. От Китая была отторгнута часть Манчжурии, Гонконг, Сингапур, Тайвань, по всей стране возникали места компактного проживания иностранцев, на территории которых китайские власти фактически не имели никаких прав. После того, как Китай «открыли» торговцы из США, согласно очередному договору именно иностранные купцы устанавливали торговые пошлины и цены на внутренние китайские товары. Активная часть китайского общества нашла спасение во всестороннем развитии своих национальных искусств, окружив их невероятным количеством ритуалов, которые в качестве маркеров национальной идентичности были важнее чем, собственно, прикладной аспект.

В конце-концов эта деятельность вызвала одно из крупнейших восстаний не только в истории Китая, но и всей Азии, которое на Западе получило название название «восстание боксёров». В Китае же восставшие именовались более красиво — ихэцюань («кулак во имя справедливости и гармонии») или ихэтуань («отряды справедливости и гармонии»). Восстание провалилось, однако оно стало прародителем возрожденного китайского национализма и позднее привело к национальной революции в Китае. Главной ударной силой «боксёрского» восстания стали школы традиционных боевых искусств. Они фактически являлись сектами, где пестовались доведённая до абсурда преданность старшим товарищам, национализм, понятие «угнетённого превосходства», а всех иностранцев без разбора считали демонами, пожирающими души китайцев.

Очевидно, что основными дисциплинами в тренировочных лагерях, при помощи которых радикалы планируют контактировать с населением, будут аналогичные направления. Тем более, что в качестве инструкторов этих лагерей заявлены члены партии, отдельные представители которой воевали против России в различных региональных конфликтах и готовы делиться боевым опытом и его идеологической компонентой. В своей пропаганде нынешние националисты постсоветского пространства предпочитают оперировать не объективной реальностью, а историческими симулякрами. Ненависть же культивируется не к иностранному вообще, а по отношению к конкретному государству и народу.

В отличие от европейской практики, где национализм преподносится как средство вывести экономику из стагнации, в воззрениях постсоветских националистов она отступает на второй план. Главной задачей считается запрет коммунизма и противодействие «кремлёвской оккупации». Как об этом сообщил один из ораторов митинга, собравшего противников русского языка во Львове, после своей победы на парламентских выборах националистические партии должны заняться не пенсиями, тарифами и зарплатами, а запретом «антигосударственных» партий.

Таким образом, никуда не исчезнувший национализм на Украине получил новый предвыборный толчок, сохранил свои целевые антироссийские установки и готов их по возможности транслировать новому поколению. Что вполне может увенчаться успехом: ведь до сих пор контролем над подобными тренировочными лагерями, в единичном числе существовавшими и ранее, никто не озаботился.

Александр Вишняков