Всемирный Русский Народный Собор

«Совершенно секретно»: имя его — Непобедимый

Об уроках истории, о закулисных играх большой политики 80-х годов XX века, о русской «Оке», «Стреле» и прочих ракетах рассказывает прославленный учёный, генеральный конструктор ракетной техники, Герой Социалистического Труда Сергей Павлович Непобедимый, чья жизнь прошла под грифом: «совершенно секретно». Недавно он отпраздновал свой 92-й день рождения. Сергей Павлович Непобедимый начал разговор так.

— Борьба с бронированными машинами стала смыслом моей жизни и работы потому, наверное, что я видел от них много горя. С начала войны фашистские танки и самолёты стали моими личными врагами. Тогда, в 1941 году, мы — студенты Бауманки, рыли окопы под Москвой, и случалось попадали под обстрелы, а бывало, что за нами, разбегающимися ребятами, охотились с неба «мессеры»... Так развлекались — стреляли по живым мишеням.

— После Победы, всего через двадцать с небольшим лет, наша страна стала мировым лидером в области создания переносных зенитных ракетных комплексов (ПЗРК). А когда состоялось первое публичное представление нового оружия?

— На военном параде 1968 года в честь 7 ноября. По Красной площади прошли несколько открытых бронетранспортёров, в которых каждый воин держал на плече непривычного вида пластмассовые трубы-стволы с рукоятками. Это были ПЗРК «Стрела» — по своему совершенные изделия, созданные в нашем, коломенском КБМ. Присутствуя на трибуне, я видел тогда, как оживились некоторые военные атташе западных посольств. Понятно, что гости догадались, какое это оружие.

— А вы знали, как шли дела в негласном соревновании у западных «коллег»?

— Порой мы имели возможность сравнивать, что и как сделано американцами, французами и нами. Но мы в разработках шли своим путём, воплощая в изделиях собственные, а не заёмные идеи. И первые в мире решили исключительно сложные технические задачи по обеспечению стрельбы навстречу в условиях воздействия активных тепловых помех.

— Люди вашего послевоенного поколения дали особый толчок развитию страны в прошлом веке. Как вы оцениваете научно-технический потенциал России в начале нового тысячелетия?

— Ядром научно-технического потенциала страны всегда были оборонно-промышленный комплекс (ОПК) и военно-промышленный (ВПК). Но в 90-е годы под демагогические рассуждения об отсутствии внешней угрозы пошло-поехало разрушение основ промышленности по всем направлениям! И к середине десятилетия нового века в системе оборонной промышленности утрачено уже более 300 технологий производства современного оружия! А вот теперь, после проведения у себя всех инициатив по разоружению, мы можем сравнить состояние ОПК России и США, Западной Европы. И кто с чем остался в ключевой сфере экономики?.. Разница потрясающая! Наш кризис стал системным.

В конце 80-х годов торжеством отечественного ракетостроения стал оперативно-тактический ракетный комплекс «Ока». Именно поэтому уникальное оружие и приговорили к уничтожению в соответствии с договором между СССР и США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. И какой бы политической целесообразностью ни объяснялся этот шаг, на самом деле в 1987 году произошла беспрецедентная сдача интересов нашей страны. Генсеку был представлен к переговорам с американской стороной меморандум Генштаба СССР с рекомендациями: ««Оку» не сдавать, хотя Штаты будут требовать». Но Горбачёв сказал Госсекретарю США Дж. Шульцу: «Договорились!» А начальнику Генштаба СССР Ахромееву на смелое возражение он ответил, что уничтожение «Оки» ускорит развязку многих международных проблем и придаст динамику разоружению в мире.

— А как оценивали ситуацию военные?

— Окружение Горбачёва сделало всё для того, чтобы подробности переговоров не стали известны до поры до времени. Всё происходило в обстановке такой секретности, что даже многие высшие военные чины ничего не знали о деталях предстоящего соглашения с США. Когда узнали — возмущались. И главнокомандующий Сухопутных войск генерал армии Е. Ф. Ивановский, и начальник ГРАУ генерал-полковник М. Е. Пенкин. А маршал артиллерии В. М. Михалкин первый открыто назвал решение горбачёвской верхушки по Договору преступным по отношению к армии! Но военные подчинились приказу. Маршал Д. Ф. Язов сказал, что нас тогда погубила высокая дисциплинированность — и партийная, и военная. В 1988 году Договор вступил в силу...

Спустя три года после этих событий маршал Ахромеев — начальник Генштаба СССР застрелился, написав в предсмертной записке, что, как честный человек, он не может видеть, что на его глазах гибнет Отечество, за которое проливал кровь на фронтах Великой Отечественной войны. Он понимал, что тогда происходило.

— Сейчас многие аналитики и эксперты признают, что подписание Договора по РСМД — не только по ОТРК «Ока», а в целом, явилось стратегической ошибкой советского руководства.

— Как человек исполнительный, я тоже считал ошибкой, но сегодня ясно вижу по ситуации в стране и мире, что это была измена. Сегодня НАТО вплотную подошли к границам России, подтягивая себе бывшие советские республики, заранее уничтожив совершеннейшее оружие Сухопутных войск — нашу «Оку»...

Вот у меня дома осталась память от заокеанских «друзей»: осколок от ракеты «Ока» в сувенирном исполнении. Осколок ракеты вмонтирован в прозрачный кубик на подставке. К нему имеется и сертификат на английском и русском языках, который удостоверяет, что это осколок советской ракеты ОТР-23 (SS-23), которая уничтожена на месте ликвидации (Сарыозек) в соответствии с Договором по РСМД...

Тогда, 25 лет назад, у меня в голове не укладывалось, что происходит. Я бился во все инстанции, настолько невразумительным казался этот Договор между двумя сверхдержавами, в котором стороны на равных договариваются о сокращении вооружений, но при этом одна сторона вдруг добровольно соглашается на уничтожение оружия, тип которого выходит за рамки документа!

— Спустя два десятилетия активное разоружение нашей страны по Договору РСМД выглядит обманом. Ведь других шагов в эту сторону ни от кого не последовало. Всё большее число стран в мире стремится иметь в своём арсенале ядерное оружие. А на бывших советских базах в Прибалтике, Чехии, Польше обживаются натовские структуры. Что же тогда произошло?

— Заокеанские «друзья» с помощью Договора РСМД обезопасили своих союзников по НАТО, число которых с 90-х годов и по сей день увеличивается по направлению к России. Наши ракеты данного класса территории США не угрожали. Американцы, уничтожив ракеты, как находились, так и находятся за Атлантическим океаном. И свои изделия они не уничтожили, а разобрали и сохранили.

— Сергей Павлович, вы верите в Бога?

— Я материалист, но я верю в духовность человека, в его высокое предназначение. Вспоминая своё детство в 30-е годы, в Щиграх и селе Никольском, скажу, что помню, как закрывали и рушили церкви, помню, как моя бабушка сильно плакала... Да, конечно, были перегибы у советской власти и люди жили сложно. Но пустоты в душе не было. Молодёжь тянулась к знаниям, вовлекалась в культурную жизнь, а школа была городским центром! В обществе создавался культ знаний. Это лучше, чем нынешний культ доллара. Когда за валюту люди могут продать свою совесть.

— На вашей памяти были случаи предательства коллег?

— Уже в моё отсутствие, в КБМ, в конце 90-х, два негодяя продавали тайны комплекса активной защиты танков «Арена» посредникам американского агента. Имея доступ к секретным документам, они в обеденный перерыв тайком под полой выносили их и на снятой квартире копировали. Знаю, что инициатор этого преступления получил 14 лет лишения свободы, а вот посредники и другие воры-предатели национальных интересов отделались лёгким испугом: одни получили условные сроки, другие попали под какую-то амнистию. Помилуйте, это же государственная измена! А в США при доказанности обвинения за подобное преступление человека ожидает смертная казнь или пожизненное заключение без права помилования! Я удивляюсь, как за считанные годы девальвировались представления многих наших сограждан о патриотизме, чести и достоинстве. А случаи предательства интересов страны в обществе сегодня воспринимаются спокойнее, чем следует. Да и наказания — слишком мягкие!

В связи с этим я понимаю высокую роль РПЦ в жизни общества, если Церковь имеет цель сохранение духа, верности и единения народного. Дело духовного воспитания через церковь, считаю высокой миссией, но не с позиции замаливания грехов новой знати, а с позиции воспитания человека, преданного Родине и общественному делу.

— Лично вам приходили предложения сотрудничества от зарубежных коллег?

— С начала 90-х годов ко мне поплыли настойчивые приглашения и предложения работать на выгодных условиях и в США, и в восточных странах, читать лекции в университетах или просто «пообщаться» с зарубежными «коллегами». Но понимая, сколь рискованными могут быть такие лекции для обороноспособности нашей страны, я неизменно отказывался. Ведь в «дружеском общении» даже разрозненные наводящие или уточняющие вопросы по технике или технологии могут стать ключом к решению разных проблем. Я не хочу делать вероятному противнику такой подарок.

— Почему в 1989 году вы ушли из коломенского КБМ, где работали с 1945 года?

— Пришли «другие времена, другие нравы»... Делили собственность и власть. Меня вынуждали уйти разными способами, даже путём угроз по телефону жене — Лоре Ивановне... В последующем, я «ушёл в науку», возглавлял НТЦ «Реагент». И очень радовался, когда в период безвременья, каким считаю 90-е годы, повстречал в научной среде людей, напоминавших мне энтузиастов предвоенных и послевоенных лет. Но нам с Лорой Ивановной было тяжело — не скрою. И морально, и материально. В Академии наук меня в те годы почти в лицо называли «милитаристом». Ведь обществу была навязана примитивная мысль, что если мы перестанем делать ракеты, танки, самолёты, когда у нас кругом друзья и партнёры, то не пройдёт и года, как все увидят, что такое богатая жизнь. И сегодня мы пожинаем горькие плоды этого процесса.

— Сергей Павлович, по роду деятельности вы общались со многими руководителями, которые играли ключевые роли в жизни государства. Кого из них вы вспоминаете, как человека безукоризненной чести и достоинства?

— Это Маршал СССР, Министр обороны Дмитрий Фёдорович Устинов. Он родился на Волге, в Самаре, сам был глубоко русским, по убеждениям — советским человеком, искренне преданным своей стране, отличался высокой требовательностью к себе и подчинённым, проявлял выдающиеся организаторские способности. Устинов соединил в себе ум, волю, сметливость, способность выделять в любом месте главное и огромную работоспособность. Эти прирождённые черты национального характера были дополнены серьёзным образованием, практическими знаниями и готовностью взять на себя ответственность за реализацию самых смелых новаторских идей. Мы знали друг друга более тридцати лет.

— Устинов был вашим непосредственным начальником?

— Да. Он мыслил масштабно и перспективно, не только точно определял задачу, но и сопровождал свои поручения вопросом: «Чем помочь?». Устинова называли одним из молодых «сталинских наркомов». Всего в 33 года он возглавил по решению И. В. Сталина в 1941 году Народный комиссариат вооружений, все годы войны руководил этой отраслью, да и многие десятилетия позже. Устинов внёс гигантский вклад в создание ракетно-ядерного щита страны, который и поныне защищает Россию...

Но даже такой патриот, как Устинов не мог защитить «Оку»... После уничтожения ракеты в 1988 году, несмотря на тяжёлые чувства, весь коллектив коломенского КБМ продолжал работать с полной самоотдачей. Через некоторое время появился усовершенствованный вариант «Оки» — ОПТР «Искандер»... «Искандер» великолепен! Комплекс, как и его предшественница, тоже ракета—невидимка, даже ещё в большей степени. И это достигнуто за счёт новых конструкторских идей и самых современных технологий. «Искандеру» присуща чрезвычайно высокая мобильность. Он самостоятельно передвигается по поверхности со сложным рельефом, может быть быстро переброшен военно-транспортной авиацией за сотни километров и за считанные минуты развёрнут для стрельбы. В отличие от предыдущих комплексов в пусковой машине «Искандера» размещены уже две ракеты! Комплекс ОПТР «Искандер» признан лучшим в мире в своём классе и сдан на вооружение армии в 2007 году!

— Ура! Но как удалось создать ещё более совершенные образцы оружия, если под ликвидацию в 1988 году попали лучшие ракеты?

— Инерция развития нашего КБМ была велика и не всё про нас коллеги знали. Наряду с давними направлениями 20 лет назад намечались перспективы в создании принципиально нового оружия. Многие технические решения были с успехом использованы в «Искандере».

— Что зашифровано в имени?

— Искандер — это второе имя древнего завоевателя Александра Македонского.

— Может ли гражданский человек понять, какими характеристиками будет обладать оружие нового века?

— Предпринимаются шаги по снижению риска применения оружия. Более «гуманный» облик достигается за счёт повышения избирательности поражаемых целей, уменьшения отрицательного влияния на невоенные объекты и окружающую среду. Возрастает роль высокоточного оружия. Оно превращается в интеллектуальное оружие избирательного действия. Одним из перспективнейших направлений создания «умных» видов вооружения, к которым я имею непосредственное отношение, являются технологии визуализации цифровых изображений, развиваемые в НТЦ «Реагент». Это принципиально новое направление, которое отличается от традиционного ввода изображений в мозг человека, предложенного братьями Люмьер, которых весь мир знает как изобретателей кино.

— На ваш взгляд, заметен ли сегодня прогресс в оборонной отрасли страны?

— Заметен. Хотя о начале возрождения отрасли говорить ещё рано. Более того, по-прежнему, над многими оборонными предприятиями висит угроза передачи их в частные руки и продажи активов иностранным фирмам. Факты свидетельствуют, что до сих пор продолжается не только уничтожение высоких технологий, но и вытеснение из оборонной сферы носителей высоких технологий: молодые учёные уходят в другие сферы деятельности и уезжают за рубеж.

— А как же — научный городок Сколково?

— Надо не избирательно работать с отдельными направлениями и отдельными людьми, а создавать систему развития основных сил, которые обеспечат рост производства, науки и техники, порядок в социальной сфере. Система должна охватывать интересы всего общества, а не людей, собранных по связям в одном, отдельно взятом городке. Понимаете разницу? Невозможно решать общую проблему развития и безопасности страны без участия всего народа. Система нужна в обществе. Я сам — продукт такой системы.

Моё детство прошло в районном городке Щигры Курской губернии. И я помню, какие у нас были учителя: образованнейшие люди своего времени! Школьный учитель Н. А. Лунёв рассказывал нам о самых последних исследованиях того времени в области ядерной физики. Это в провинциальной школе 30-х годов прошлого века! Блестяще преподавались и другие предметы! Детей активно вовлекали в общественную жизнь, спорт, разные творческие кружки. И сегодня у всех детей обязательно должны быть квалифицированные педагоги и хорошие школы. Если нет возможностей для роста каждого человека, значит, и в целом развития страны не предвидится: в современной России создание начальных условий для роста и развития народа не проработаны. Китай в этом смысле — пример для нас.

— Что нужно для ускорения пути развития России?

— Руководителям высокого ранга надо работать так, чтобы народ был воодушевлён! Хочешь иметь результат? Преданно служи делу, а не бравируй рыночной терминологией. Знай, что перед тобой — страна, перед тобой народ!

Помню один неприятный эпизод на юбилее, когда мне было 90 лет. Я держал речь перед почтенной публикой: молодые, холёные руководители. Говорю им, как надо работать: так, чтобы самому не воровать и другим не давать. Но меня, как свадебного генерала, захлопали! Превратили всё это в юмор. Я им говорю: ребята, вы обираете дело. А дело — не обманешь! Так они встали, начали мне аплодировать с улыбками, возгласами! Я и не досказал тогда, что хотел: что до смертельного исхода ответственный человек должен служить Родине и делу! И для победы нужны риск, ответственность и знания! Пойдут подлоги и предлоги? А ты не должен ничего брать и «давать по мордам», когда нужно! И больше думать о людях, а иначе — зачем такой руководитель?

— Есть ли у вас своё понимание национальной идеи?

— Национальной идеей должно стать создание полнокровной современной экономики с опорой на современную науку и наукоёмкие технологии во всех отраслях знаний. Если мы не пробежим за эти первые десятилетия начала ХХI века путь, который другие страны проходят за десять и более лет, нас задавят и экономически, и политически. Думаю, что вокруг этой идеи — создания сильной экономически развитой державы необходимо консолидировать усилия миллионов людей.

— Ваши прогнозы на будущее?

— Похоже, что новый век спокойным не будет. А к войнам нужно готовиться. Это суровая действительность, а не фантазии.

— Вы можете описать такую действительность?

— В скором будущем внезапно начинаемая война будет представлять собой ряд широкомасштабных разведывательно-огневых операций без применения ядерного оружия, в ходе которых последовательно будут выводиться из строя элементы систем управления войсками и оружием противника, его ракетно-ядерные средства, а так же важные объекты государственного управления. И невозможно будет обеспечить безопасность страны без аккумуляции интеллектуальных ресурсов в области высоких технологий. ХХI-й век станет веком интеллектуального оружия.

— Сергей Павлович, у вас есть преемники?

— Есть. Моей большой мечтой является возрождение коломенского КБМ в его былой славе под руководством Валерия Михайловича Кашина с его соратниками.

— Верите ли вы в возрождение нынешней России?

— Это скорее, вопрос не веры, а вопрос убеждения. Я в этом убеждён. Россия переживала и более тяжёлые времена... Но уточню, что для меня, как конструктора, на полигоне никогда не стоял вопрос веры: полетит ракета или нет?.. Я знал, если идеология её создания правильная, а расчёты — точные, она полетит обязательно и притом в нужном направлении. И общество сегодня надо строить на той идеологии, которая служит государству и человеку.

— Как летают непобедимые ракеты?

— Ракета выбрасывается, а в пути включается новая ракета с той начинкой, которая заложена, и вот эта начинка потом отделяется и попадает точно в цель, а маршевый двигатель, который работает в полёте, обеспечивает ускорение.

Он остается НЕПОБЕДИМЫМ — удивительным человеком, сильным, честным, прямым.

Беседовала Ирина Кумова