Всемирный Русский Народный Собор

Россия имеет право на защиту семьи и психики детей

На протяжении всего 2011 года проблемой, которая чаще всего обсуждалась в Брюсселе, была угроза европейской валюте и стабильности всего ЕС. Видимо, с этими трудностями в цитадели европейской законности и парламентаризма успешно справились, так как 2012 год европейские депутаты начали под лозунгом борьбы за права меньшинств. Особенное возмущение Европарламента вызвало принятие Россией ряда законов о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних, под каковой, в первую очередь, подразумеваются разнообразные гей-парады.

Генеральный секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд еще 5 января 2012 года выразил разочарование, отметив, что принятие подобных решений ведёт Россию в противоположном от Европы направлении. По его мнению, открытая демонстрация гомосексуальных отношений на улицах и в СМИ на детской психологии никак не сказывается. «Свобода слова — это одно из самых базовых прав демократического общества. Что такое пропаганда? Пропаганда — это, прежде всего, высказывание какого-то определённого мнения.

Гомосексуализм существует, и об этом следует говорить открыто, а не пытаться как-то утаить эту информацию. Гомосексуализм — это факт, и нельзя заставить гомосексуалиста стать гетеросексуалистом. Это одно из базовых прав человека, и дело политиков в демократическом государстве — защищать права человека», — уверен генсек Совета Европы. Также он напомнил, что Советом Европы принята резолюция, которая защищает права гомосексуалистов и лесбиянок, и что у России, как полноправного члена Совета Европы, имеются обязательства перед этой организацией.

Невооружённым глазом видно, что господин Ягланд демонстрирует великолепную словесную эквилибристику и подмену понятий. Непонятно, на каком основании представитель Евросоюза указывает России на некие её «обязательства» перед ЕС, хотя сам Евросоюз до сих пор не ратифицировал свой же главный правовой инструмент — европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Причём права и свободы, например, неграждан Прибалтики, по мнению Европарламента, явно уступают по своей значимости гей-парадам.

Известно, что государственный секретарь США Х. Клинтон подарила миру крылатое изречение: «права человека — это права геев». Впрочем, подобно многим другим аспектам, оценка толерантности в разных государствах сильно зависит от их общей лояльности к политике США и ЕС в других сферах. Так, нападения на гей-парад в Грузии никаких комментариев Брюсселя и Вашингтона не вызвали.

Как можно уравнять право, например, на образование и право быть лесбиянкой? Приравнивать гей-парад к свободе слова ещё более опрометчиво, по вполне понятным причинам. Ведь люди, собирающиеся на так называемые «гомофобские» митинги, тоже реализуют эту самую свободу слова. Но, в отличие от прогрессивной «свободы слова» о либеральных ценностях и о свободе выбора сексуального партнёра, свобода слова гетеросексуального большинства, по мнению ЕС, является недопустимым для развитого общества варварством.

Кроме того, пропаганда — это не столько «высказывание мнения», сколько его формирование у целевой аудитории. Достаточно представить себе ведомство Пауля Йозефа Геббельса, которое лишь «высказывает мнение» о полезности истребления всех евреев, чтобы Нюрнбергский процесс превратился в надругательство над правом нацистских лидеров выражать своё мнение, а порочность такого упрощённого восприятия пропаганды стала очевидной. Тем более, что в своих обращениях депутаты ЕС усиленно игнорируют базовую функцию принимаемых законов — оградить подрастающее поколение от пропаганды эволюционно и социально тупикового вектора как нормы, а не запрещать или ограничивать сексуальные меньшинства как социальную группу.

Ведь чем, по сути, является любой парад или общественное собрание? Средством заявить о себе численностью рядов и донести свои взгляды до как можно большего количества людей. Иными словами — популяризовать те или иные ценности, встроив их в морально-этический код социума. Учитывая, что речь идёт о ценностях, напрямую затрагивающих базис общества, структуру его первичной ячейки — семьи, вряд ли можно удивляться тому, что социум такому идеологическому вторжению противится. Кроме того, достаточно посмотреть на сам термин «секс-меньшинства», чтобы убедиться: гей-парад представляет собой явный ценностный вызов меньшинства большинству. Что вряд ли может быть сочтено демократичной практикой. Но, тем не менее, государство, по мнению ЕС, должно такие проявления оберегать и опекать.

Обилие норм и законов по защите определённой группы населения рано или поздно приводит к тому, что эта группа населения со своими ценностями становится привилегированной. Евродепутаты «подчёркивают крайнюю расплывчатость» формулировки термина «пропаганда», под которую, как обеспокоенно сообщает Euronews, «могут попасть и мужчины, которые держатся на улице за руки, и произведения Оскара Уайльда, и Сапфо». Опять-таки, Оскар Уайльд, равно как и творчество группы «Queen», вряд ли попадут под удар новых законов — ведь в этих случаях на первом плане стоит несомненный талант, а не сексуальная ориентация. Гей-парад же — мероприятие, призванное в первую очередь подчеркнуть именно ориентацию, а всё остальное проходит через её призму.

Также большое беспокойство Европарламента и МИДа Франции вызвало озвученное в некоторых принятых на территории Российской Федерации законах сравнение гомосексуальности с педофилией. Представители ЕС апеллировали к тому, что согласно последним, принятым в качестве общепринятых, нормам, гомосексуальность — не более чем сексуальная ориентация, а педофилия — психическое заболевание и явная девиация. Но в данном случае, как ни прискорбно, можно использовать старую поговорку о том, что лиха беда начало. Чуть больше года назад, канадские парламентарии всерьёз собирались рассматривать возможность признания педофилии сексуальной ориентацией. А партия под название «Милосердие, свобода и разнообразие», мгновенно прозванная за суть своей программы «партией педофилов», пыталась зарегистрироваться в Голландии ещё в 2006 году.

Андрей Полевой