Всемирный Русский Народный Собор

Тревожные сигналы из Чикаго

Состоявшийся в Чикаго саммит НАТО, несмотря на огромный, даже по меркам этой организации, размах — во встрече приняли участие главы государств, министры обороны и иностранных дел более, чем из 50 стран — оставил после себя двойственное ощущение.

Пожалуй, наиболее корректно было бы выделить в его итогах четыре интересных области — полные оптимизма официальные декларации, ощутимую неясность дальнейших действий блока в Афганистане в связи с чередой выборов в странах-участниках альянса, провал в диалоге с Пакистаном, дипломатический тупик в глобальной ПРО и небывалый энтузиазм неофитов военно-политического блока.

Избранный президент Франции Франсуа Олланд сообщил участникам встречи о том, что его государство намерено скорректировать своё участие в длящейся уже 10 лет афганской войне. Официально озвученные альянсом планы по передаче контроля над безопасностью в стране афганским силам в 2013 году и полное завершение боевых действий к 31 декабря 2014 года не устраивают Олланда, обещавшего избирателям минимизировать бюджетные расходы. В первую очередь — на войны за пределами страны. В связи с этим, французские войска намерены покинуть Афганистан уже в этом году. Филипп Хаммонд, министр обороны Великобритании, назвал решение президента Франции «разочаровывающим».

Вряд ли можно обещать, что демарш Олланда будет единственным в своём роде — приближаются выборы в Германии. Обозначилась общая проблема — во время общеевропейского финансового кризиса желание пересмотреть бюджет НАТО и распределение долей в нём возникло у представителей многих государств. Решение как можно скорее передавать формальную ответственность за безопасность в стране правительству и армии Афганистана, в первую очередь, вызвано отсутствием интереса членов НАТО в дальнейшем финансировании кампании из личных средств.

Поскольку всем в Афганистане очевидно, что сразу после вывода войск НАТО это государство ожидают серьёзные политические изменения, параллельно с декларацией намерения о скорейшем выводе войск официальные лица альянса обещали президенту Афганистана Карзаю, что вывод войск не будет означать прекращения «поддержки» и снижения уровня «боевой готовности».

Желание Франции вывести свои войска поскорее, имеет ещё одну объективную причину. Визит приглашённого на саммит президента Пакистана Асифа Али Зардари закончился скандалом. Ранее сообщалось о том, что США и Пакистан смогли восстановить нормальные отношения, нарушенные чередой инцидентов с атаками БПЛА на мирных граждан Пакистана и армейские блокпосты, локальными перестрелками солдат США с пакистанскими военными и прочими неприятными событиями. Заявление Али Зардари о том, что Пакистан готов возобновить транзит грузов НАТО через свою территорию, вызвало восторг у руководства альянса — это означало, что вывод войск будет происходить в комфортных условиях, а не обходным «северным» путем через территории Узбекистана, Казахстана и России.

Правда, о деталях такого согласия Али Зардари сообщил уже в Чикаго. Президент Пакистана сообщил, что транзит возобновится, но за транспортировку по территории страны одного контейнера теперь придется платить не прежние 250 долларов, а 5000. Кроме того, НАТО должно полностью отказаться от использования беспилотников в Пакистане. Возмущение Барака Обамы было, видимо, велико — он вообще отменил запланированную встречу с пакистанским коллегой, которому пришлось довольствоваться обменом мнениями с государственным секретарём Клинтон.

Во взаимоотношениях c Россией прогрессу по-прежнему мешает продолжающееся строительство глобальной американской ПРО. Генеральный секретарь НАТО Фог Рамуссен с большой помпой сообщил, что НАТО готово предоставить России некие «политические гарантии» того, что европейский сегмент ПРО не нацелен на наш ядерный потенциал. Россию такие условия, опирающиеся на нечто эфемерное, по понятным причинам не устраивают — и МИД требует не каких-то «политических гарантий», а полноценного юридически международного договора, в котором были бы регламентированы параметры стоящих на боевом дежурстве американских противоракет, и постоянные механизмы контроля за соответствием реальных ТТХ — и описанных в договоре, а также за всей архитектурой ПРО. В отсутствие желания НАТО (читай, США) предоставить нужные РФ гарантии, у России остаётся только один выход — быть готовой к уничтожению элементов ПРО в Европе.

В итоговой декларации саммита было сказано, что члены альянса «сожалеют по поводу повторяющихся заявлений России о возможных мерах, направленных против системы ПРО НАТО, в то же время мы приветствуем желание России продолжать диалог с целью поиска договоренности о будущих рамках сотрудничества в противовоздушной обороне». Хотя как Россия может их не делать, если, по словам Барака Обамы на саммите, Испания, Румыния и Польша согласились разместить ключевые компоненты системы ЕвроПРО, а Нидерланды — усовершенствуют радары. Достаточно посмотреть на глобус, чтобы убедиться — система ПРО и так выглядит двусмысленно, но радар в Нидерландах для обороны Европы от Ирана — это вещь вообще не поддающаяся объяснению.

Фог Рамуссен, впрочем, сделал оговорку, позволяющую предположить, что интересы Европы США вообще не очень интересуют. По словам генсека, решение создать систему противоракетной обороны НАТО связано с тем, что ракетная угроза для США является реальностью. Эти слова выглядят истинной правдой — но вряд ли эта угроза исходит от Ирана и Северной Кореи.

Продолжение диалога с Россией выглядит весьма оригинально — НАТО предлагает «разработать транспарентный режим на основе регулярного обмена информацией о нынешних состояниях готовности ПРО России и НАТО». По уровню нелепости это равносильно тому, что Россия разместила бы ракеты на Кубе, после чего, в качестве гарантий ненападения, предложила бы США регулярно обмениваться информацией о состоянии СЯС.

По-настоящему праздничным саммит НАТО был лишь для неофитов и претендентов. Глава МИД Литвы Ажубалис утверждает, что «Альянс в данный момент консолидирован как никогда, и очень важно то, что Альянс обращает серьезное внимание на непропорциональное военное развитие России рядом с границами Альянса». Неизвестно, осознает ли господин Ажубалис причину такого «непропорционального развитии», ведь, в конце концов, — армия России всё ближе к границам альянса лишь потому, что НАТО уверенно движется в сторону русских границ. Примечательно и то, что «в НАТО приветствуют предложение Литвы об аккредитации Центра энергетической безопасности», и понятие «газовые войны» может выйти на качественно новый уровень.

Президент Грузии Саакашвили уверен во вступлении в НАТО в 2014 году, в очередной раз сообщил о «главным интересе нашего недоброжелателя в период до следующего саммита — максимально взбаламутить ситуацию в Грузии разными механизмами». Но Саакашвили выразил уверенность в стабильности своего руководства загадочной фразой о том, что «грузинский народ уже очень опытен и хорошо знает, что не следует наступать на одну и ту же мину». Как применять столь полезную житейскую мудрость на практике — в выступлении Михаила Николозовича не сообщалось.

«Старые» члены НАТО выражают всё большее желание воевать за счёт «новых», потому следующий саммит был объявлен «саммитом расширения». Помимо Грузии в числе кандидатов названы Македония, Черногория, Босния и Герцеговина. Учитывая то, что какое-то время назад НАТО давало России «политические гарантии» относительно своего расширения на Восток — можно сделать определённые выводы о стоимости обещаний по системе ПРО.

Александр Вишняков, ответственный секретарь Отделения ВРНС в Севастополе