Всемирный Русский Народный Собор

«200-летие Российской оккупации Молдовы»: насмешка над историей

Поскольку всё более становится очевидным, что решение мировых финансовых проблем при существующей системе управления и распределения ресурсами отсутствует принципиально, постепенной эрозии подвергается и действующая пока геополитическая парадигма. Согласно которой благосостояние государства зависит исключительно от того, насколько прозападным и евроатлантическим является вектор его политических устремлений.

Учитывая положение Греции, Италии, Португалии и прочих слабых звеньев Евросоюза, очевидный «крен» Франции в сторону сокращения присутствия в программах по спасению валютной системы ЕС, тот факт, что ряд государств бывшего СССР всё больше склоняется к Таможенному союзу, не вызывает большого удивления. О своём желании присоединиться к России, Белоруссии и Казахстану уже сообщила Киргизия и Таджикистан, к тому же Союз буквально на глазах превращается в структуру, оперирующую не только с постсоветским пространством. На встрече президента Торгово-промышленной палаты РФ Сергея Катырина с послом Новой Зеландии в России Йеном Хиллом было заявлено, что в 2012 году соглашение о зоне свободной торговли с ТС желает подписать и Новая Зеландия.

Причём в будущем это соглашение может быть расширено за счёт участия Японии, Австралии, Сингапура, Чили и Брунея, имеющих с Новой Зеландией соответствующие торговые договорённости. Также в планах на ближайшие 2-3 года заключение соглашений с Европейской Ассоциацией свободной торговли (Норвегия, Исландия, Швейцария, Лихтенштейн). Если подобная динамика будет сохранена и ускорена, то вполне можно будет говорить о Таможенном Союзе как крайне привлекательной структуре для государств постсоветского пространства, чья евроинтеграция в силу объективных причин успеха не достигает.

С чисто экономической точки зрения, Таможенный союз для бывших республик СССР выглядит более предпочтительным проектом. Но для непосредственного перехода этого потенциала в качество придётся предварительно пройти этап смены властных элит, ведь пока что экономические выгоды от реинтеграции постсоветского пространства находятся в тени чистой политики.

Перспективы Таможенного Союза не могут не тревожить геополитических игроков, доминирующих в настоящее время. Любые альянсы такого рода на территории бывшего СССР по понятным причинам подвергаются информационным атакам. Причём атакам, в первую очередь оперирующим угрозами «российской оккупации», доведёнными до полного абсурда.

То, что слабым экономикам нужно присоединяться к более сильным, понимают все. Причём население относится к идее альянса в рамках ТС вполне благосклонно. Например, обнародованные 15 мая данные социологического опроса «Барометр общественного мнения» по Молдавии, которые приводит ИА REGNUM, дают такую картину. За присоединение к Евросоюзу на референдуме готовы проголосовать 52% граждан, против — 30%. За вступление в Таможенный союз выступают 57%, против — 20%. При этом 28% респондентов поддерживают как присоединение к ЕС, так и к Таможенному союзу.

А в случае выбора между двумя вариантами интеграции 38% выбрали бы Таможенный союз, 35 процентов — ЕС, 4% — против обоих вариантов, а 13% — не определились с выбором. За вступление Молдавии в НАТО готовы проголосовать 15% респондентов, 56% голосовали бы против присоединения к Североатлантическому альянсу. Примечательным фактом также является то, что самым популярным зарубежным политиком в Молдавии является президент РФ Владимир Путин, которому доверяют 76% жителей республики.

Руководство же Молдавии придерживается прямо противоположных взглядов. Относительно озвученных президентом Путиным внешнеполитических ориентиров России, проправительственные СМИ Молдавии сообщают, что «призрак СССР свирепствует в коридорах Кремля». А указ президента Путина «О мерах по реализации внешнеполитического курса России» — «закрепляет возврат России де-факто к советскому стилю ведения внешней политики, то есть волка в овечьей шкуре».

13 мая в Кишиневе прошли мероприятия, посвященные 200-летию подписания Бухарестского мирного договора, согласно которому Бессарабия была освобождена от османского ига и вошла в состав Российской империи. Порядка 2000 огорчённых избавлением от ига представителей прорумынских организаций прошли «траурным маршем» по центру города до посольств России и Турции. После чего при поддержке членов правящего в Молдавии Альянса за евроинтеграцию состоялся митинг, на котором лидер либералов Михай Гимпу сообщил, что «сегодня исполняются 200 лет страданий, унижения, 200 лет, когда мы не могли самостоятельно решать свою судьбу, и до сих пор продолжаем бороться за свою свободу». После чего собравшиеся приняли решение отправить в Россию набор неких фотографий, иллюстрирующих, по мнению активистов, «ужасы русской оккупации». Тем самым даётся понять — во время османского ига и фашистского режима маршала Антонеску молдавский народ пребывал в условиях полной свободы и был окружён безмерным уважением.

Впрочем, элиту Молдавии молдавский народ как таковой интересует мало. 11 мая во время официального визита в Румынию президент Молдавии Николае Тимофти полностью поддержал президента Румынии Траяна Бэсеску во мнении, что в двух странах преимущественно живут румыны. А молдаване — это некая не до конца понятная группа населения, диссонирующая с планами объединения двух «румынских» государств. В частности, большое недовольство Тимофти и Бэсеску вызвал тот факт, что соседняя Украина в двустороннем соглашении о сотрудничестве в обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, признаёт существование на своей территории молдавского национального меньшинства.

Осознать это непросто, но нынешнее правительство Молдавии последовательно отрицает существование молдаван на территории своего государства. При этом, согласно официальным данным переписи 2004 года, обнародованным Национальным бюро статистики РМ, румынами себя назвали 2,2% жителей Молдавии, молдаванами — 75,8%, 78,4% молдаван родным языком указали молдавский язык, 18,8% — румынский.

Поскольку Румыния и Молдавия для президента Тимофти — одно и то же, главной угрозой молдавско-румынской государственности предсказуемо является Россия и миротворческий контингент в Приднестровье. Причём угроза Молдавии, прежде всего, заключается в том, что Россия «не желает признавать румынскую идентичность молдаван».

Молдавским примером можно иллюстрировать всё увеличивающийся разрыв между реальной самоидентификацией, интересами и нуждами граждан государств, на протяжении 20 лет «стремящихся в Европу», и запросами правящих элит, которым этот курс выгоден в силу личных обстоятельств. А также комплекс мер по разрушению родственных социокультурных связей, которые, несмотря на все усилия, между народами бывшего СССР по-прежнему сильны.

Александр Вишняков, ответственный секретарь отделения ВРНС в Севастополе