Всемирный Русский Народный Собор

Как можно больше требований к человеку, как можно больше уважения к нему

13 марта исполняется 115 лет со дня рождения великого русского педагога Антона Семеновича Макаренко. Этот ученый в корне изменил русскую антропологию, на опыте доказав, что каждый человек способен стать лучше. Макаренко был настоящим «полевым» воспитателем-практиком, далеким от касты кабинетных теоретиков, которые оказались его главным профессиональным препятствием, и по-прежнему составляют антагонистический полюс, бесценному наследию Макаренко.

Макаренко нашел ключ к преображению личности — труд. Его воспитанники непрестанно трудились физически и духовно. На протяжение долгих лет Антон Семенович руководил двумя колониями беспризорников. Через его руки прошли десятки трудных подростков, каждый из которых проделал путь от асоциальной личности до сознательного гражданина и сильного человека. При этом, как ни парадоксально, Макаренко, использовал именно методы коллективного воспитания. Настоящим открытием Макаренко стал «средовой» подход, дух товарищества. Человек менялся под воздействием коллектива, его здоровых моральных установок, под давлением ответственности за ближних. Отличительной чертой воспитанников Макаренко была именно способность брать на себя ответственность.

Макаренко — не просто имя отдельного исследователя — это целый тренд мировой педагогики, основанной на средовом подходе. Верный идеалам коллективизма, Антон Макаренко сумел на практике доказать, что личность гораздо успешнее меняется в лучшую сторону, находясь в братском коллективе. Эта идея противоположна фундаментальным представлениям «эгоцентричной» западной педагогики, где общество воспринимается как среда конкурентов, а для роста и самоопределения нужно быть заряженным лейтмотивом превосходства (стань лучшим = найди себя). По Макаренко рост личности происходит благодаря ответственности за ближних (совести).

В сущности, эта глубоко христианская идея оказалась не замеченной многими российскими наследниками Макаренко, для которых он остался «красным» педагогом. Ему вменяют в вину атеизм, патетическое отношение к физическому труду, приверженность советской идеологии. Но есть все основания полагать, что именно «коллективный» компонент педагогики Макаренко вызывает у современных исследователей трепет перед призраком «коммунизма». Живя в стяжательско-потребительском обществе, они воспринимают идеи Макаренко, как вовсе радикальные. Таким хочется напомнить, что это не просто идеи, а самая натуральная, практическая педагогика, увенчавшаяся стопроцентным успехом. Десятки воспитанников Макаренко заняли впоследствии руководящие должности в самых разных сферах жизни, сотни принесли пользу обществу и стране, оказались супер-эффективными менеджерами (безо всяких психологических установок личного превосходства).

Именно в такой форме, каким его обнаружил Антон Семенович Макаренко, дух «коллективного», общинного воспитания является суть от сущности христианского учения, плоть от плоти русского менталитета.

Хочется, чтобы эта ясная как день правда стала очевидной для представителей православной педагогики, которые рискуют буквально остаться в прошлом, пользуясь только дореволюционными источниками и пренебрегая советскими открытиями. В Царской России антропология не сталкивалась с гедонистическим рабством человека, а то, что ребенок может находиться в плену у субкультуры, вообще, невозможно было себе представить. Западная педагогика органично связана с подобными проблемами, но она не совместима с христианством поскольку в ней главенствует дух гордыни и нравственного каннибализма.

Наследие Макаренко бесценно для многодетной православной семьи. Актуальна каждая цитата, каждая мысль может найти практическое применение. Представление Макаренко о семье полностью соответствует социальной концепции РПЦ. Макаренко жесткий апологет целомудрия и враг сексуального просвещения, он не верит в «настоящую» любовь, которой так часто спекулирует светское сознание. Он требует от супругов пожизненной верности, отступление от которой воспринимается, как деградация и распад личности.

Актуальной темой религиозно ориентированного общества стала тема усыновления. Не секрет, что многих представителей христианского сообщества «напрягает» вопрос плохой наследственности у приемных детей. Опыт Макаренко, через колонии которого прошли сотни подростков с «плохой наследственностью», и у которого нет ни одного негативного результата, показывает, что воспитанию честного, щедрого и порядочного человека этот пункт не мешает.

Макаренко нашел «общинную» формулу педагогики, которая максимально соответствует русской идентичности. Педагогическое чудо Макаренко состоит в том, что его книги по сути содержат рецепты для многодетной семьи на каждый день, полевое пособие русского учителя. Большей благодарности советскому гражданину Антону Семеновичу Макаренко сложно представить.

Артем Сериков