Всемирный Русский Народный Собор

У Вечного огня

23 февраля нынешнего года, в День защитника Отечества, в Астрахани произошёл инцидент, особенно огорчающий с учётом даты — группа молодых людей потушила Вечный огонь на братской могиле советских солдат, погибших в боях за Астрахань в 1943 году.

Как сообщили оперативно задержанные граждане, они якобы просто подошли сфотографироваться на фоне мемориала, но сильный порыв ветра неожиданно задул пламя без какого-либо, разумеется, участия с их стороны. Такая версия событий не показалась органам следствия достоверной, поскольку мемориал в Астрахани существует давно, и случаев подобного проявления стихийных сил природы ранее зарегистрировано не было. Тем не менее, разбирательство продолжается в рамках уголовного дела, возбуждённого по ч. 2 ст. 244 УК РФ «Повреждение или осквернение мест захоронения участников борьбы с фашизмом».

Описанный случай стал очередным в цепи происшествий подобного рода. В новогоднюю ночь гость из Египта осквернил Вечный огонь в Волгограде, на Аллее Героев, вовсе неприглядным образом. И также был задержан — сначала силами воспринявших произошедшее как личную обиду граждан, а потом и сотрудниками правопорядка. 29-ти летний гражданин Египта обвиняется по статьям «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения» и «Умышленное причинение легкого вреда здоровью».

Поскольку осквернения Вечного огня случаются хоть и достаточно редко, но системно, всё чаще раздаются голоса, призывающие искать решение проблемы. Так, Владимир Жириновский прокомментировал ситуацию в эфирах нескольких радиостанций и был немедленно подвергнут разгромной критике за двусмысленность высказываний. Главу партии ЛДПР обвинили в том, что он посоветовал упразднить Вечные огни, как класс, — и повсеместно разлетелись новости с заголовками вроде «Жириновский хочет потушить Вечные огни по всей России».

Как это часто бывает, оригинал несколько отличается от своих трактовок. Например, в интервью «Комсомольской правде» фраза Жириновского звучала следующим образом: «Надо или охранять те пункты, где у нас Вечный огонь, или убрать, чтобы не было обидно ветеранам, что там, где горит Вечный огонь, люди греют ноги, жарят яичницу». «Русская служба новостей» получила информацию от лидера ЛДПР в виде: «Днем придет молодежь, положит венки, почистит памятник. Но вечером, ночью уличные ребята, которым нечем заняться, периодически будут тушить огонь. Так давайте уберем, чтобы не было этого позора. Лучше не провоцировать молодежь». По словам Жириновского, бороться с подобным хулиганством лучше всего с помощью досуговых центров, где молодые люди смогут проводить время с пользой.

Понятно, что убирать Вечный огонь вовсе — наихудшее из возможных решений проблемы. Хотя вряд ли можно назвать «решением» действия, манеру которых обычно приписывают страусам. Если убирать с глаз долой то, что периодически провоцирует не самых умных людей — вряд ли найдутся аргументы в пользу того, что осквернение Вечного огня является признаком интеллекта, то совершенно незаметно процесс начнёт двигаться по проторенной колее западной «толерантности».

Осквернение Вечного огня — это, с глубочайшими извинениями, популярный тренд нынешнего времени среди молодежи. Ещё полгода-год назад столь же «модным» было спиливать кресты, разрисовывать стены храмов и тому подобное. Руководствуясь логикой «убрать, чтобы не спровоцировать», придётся убирать все православные храмы, мечети, синагоги, распустить парламент, избирать президента раз в месяц с перевыборами — да и вообще, не предпринимать никаких действий в любой из сфер человеческой деятельности. Поскольку неумолимая статистика указывает на то, что даже самое очевидное решение всегда имеет некий ненулевой процент с ним несогласных.

Если присутствуют ценности — то их всегда приходится отстаивать. В наиболее радикальной и даже несколько брутальной манере это описал Томас Джефферсон своим афоризмом про дерево свободы, которое время от времени необходимо поливать кровью патриотов. А ведь с настоящими ценностями в современном обществе и так дефицит. Вечный огонь — не вполне религиозный символ, но очевидно находится в том ряду явлений, отношение к которым чётко и многогранно характеризует человека.

Оскорбление храма или памятника Великой Отечественной — очевидно ущербное деяние. Поскольку человек с элементарными устоями морали такое сделать вряд ли способен. Симптоматическим является свидетельство молодых жителей Петрозаводска, которые в августе 2012 года залили Вечный огонь пивом. Внятно изложить мотивы своего поступка преступники не смогли. Вечный огонь был потушен, что называется, просто так, как говорят, «от нечего делать».

Другими словами, изрядная прослойка подрастающего поколения просто не осознаёт значения того объекта, который выступает предметом для развлечения. Понятно, что это не избавляет от ответственности, но для предупреждения подобных инцидентов в будущем необходимо работать в области воспитания. Поскольку уважение к ценностям общества и государства — будь то уважение к традиционным религиям, делам предков и символизирующим их подвиг памятникам, необходимость заботы о ближних и многое другое — единый комплекс морали, где одно тесно связано с другим. Уважающий память о Великой Отечественной вряд ли пойдёт плясать в храме. Равно как и по-настоящему верующий человек не сможет потушить Вечный огонь от скуки, а почитающий своих родителей не отправится на кладбище с целью уничтожения надгробий.

И, разумеется, не получится обойти то, что инциденты с Вечным огнём лишний раз подтверждают многократно утверждённую мысль: духовное развитие не менее важно для государства и общества, нежели экономика. Без должного отношения к основополагающим моральным ориентирам и примерам из прошлого разрывается связь с настоящим и будущим, уничтожается преемственность поколений. Что самым губительным образом сказывается на государстве в целом: если внукам совершенно индифферентно, что, какой ценой и как сделали их деды, то о каком патриотизме и самоотдаче во имя общего блага может идти речь?

Люди, которые полагают приличным и даже героическим воевать с памятниками, храмами и мемориалами, наверное, будут всегда. Это неизбежно — никак нельзя избавиться от небольшого процента членов общества, находящих удовольствие в отрицании этого самого общества. И поскольку обычно у данной категории нет способностей к предложению достойной права на жизнь альтернативы социального устройства, единственным выходом энергии для подобных «несогласных» становится стремление показательно унизить ценности большинства. А эти ценности известны — патриотизм, религия, память о победах, уважение к близким. Желание получать психологическое удовольствие от борьбы с памятниками, заведомо неспособными ответить вандалу, лежит в той же сфере мышления, а точнее — его отсутствия.

Инциденты с памятниками и храмами гарантированно лечатся только «профилактическим» воспитанием. Радует то, что прогресс социальной ответственности за самих себя явно существует, и даже проявляется наглядно. Как в осуждающей реакции общества на аморальные поступки, так и в общественных, сугубо добровольных начинаниях, направленных на сохранение и созидание. Существует значительное число людей, считающих для себя обязательным бескорыстно работать в поисковых отрядах, восстанавливая историю и отдавая достойную честь павшим, готовых лично участвовать в защите правопорядка и охране памятных мест, восстанавливать разрушенные памятники и храмы. Вечные огни, как и храмы, библиотеки и прочие беззащитные объекты нельзя прятать «как бы чего не вышло». Потому что они куда нужнее будущим поколениям, нежели прошлым. Хотя осознание этого факта всё-таки требует труда и воспитания.

Андрей Полевой