Всемирный Русский Народный Собор

Россельхознадзор: вопрос безопасности — контроль за оборотом трансгенных растений и продуктов из них

Соответствующее заявление опубликовано на официальном сайте ведомства. В нем утверждается, что изменение генома растений несет потенциальную угрозу для человека — не только потому, что может быть использовано как биологическое оружие, но и по причине возникновения стихийных природных процессов.

«Потенциальность угрозы связана с тем, что сейчас подавляющее большинство усилий разработчиков направлено на придание растениям устойчивости к чему-то (пестицидам и т. п.). Но завтра она может быть направлена на что угодно, например, на клонирование в геном растения какого-нибудь токсина. Причем я имею в виду не антигуманные (военные, террористические), а совершенно гуманные цели, например, производство анатоксина с целью изготовления вакцины. Или производство вирусного антигена для того же. Или любого другого биологически активного вещества. И это тоже будет ГМ-растение. И оно может (даже без ведома авторов) «убежать» из-под контроля и начать где-то на поле произрастать. И попасть в корма или в пищу. Со всеми вытекающими», — комментирует заместитель руководителя Россельхознадзора Н. Власов.

Опасения Россельхознадзора выглядят более чем обоснованными, учитывая тот факт, что в России практически отсутствует система контроля за ГМО продуктами. Ответственной инстанцией по ГМО в России является Институт питания РАМН, который легализовал 16 видов ГМО-продуктов на данный момент. Возмутительным и преступным выглядит тот факт, что официально заявляя об окончательной неизученности вопроса, производители трансгенов отказываются предоставлять ученым и экологам информацию о своих продуктах. Так, главный диетолог Минздрава, директор Института питания РАМН Виктор Тутельян однозначно заявил, что часть информации может быть конфиденциальной, и он не понимает, почему должен предоставлять ее общественным организациям. Есть сведения о том, что с его структурой судился «Гринпис».

Две трети всех ГМ-культур в мире выращивается в США. В Америке маркировка продуктов с ГМО необязательна. По оценкам экспертов, до 80% продуктов питания в США содержат ГМО.

Манифест Берлинской научной конференции гласит: «Наука может ошибаться, однако ГМО невозможно будет вернуть в исходное положение в случае возникновения негативных эффектов. Большинство европейцев не желают питаться ГМО. Выполнение этого требования является частью продовольственной независимости регионов и предоставляет серьезные экономические возможности. Региональные власти должны быть способны защитить качество маркировки, чистоту стандартов и органическое производство, а также конкурентоспособные цены на сырье, в том числе должен быть обеспечен доступ к животным кормам, не содержащим ГМО».

В России сегодня производство ГМО запрещено. Однако импорт продуктов питания, которые содержат генно-модифицированные компоненты, разрешен. В основном в Россию везут модифицированные сою, кукурузу, картофель и свеклу из США. По данным Общенациональной ассоциации генетической безопасности, на российском рынке питания около 30–40% продуктов питания содержат ГМО. За последние 3 года ассоциация обнаружила ГМО в продуктах таких компаний, как Nestle, «Микоян», «Кампомос» и других.

«Границы РФ абсолютно прозрачны для ГМ-продуктов. В настоящее время нет ни одного документа, который требовал бы от поставщика обязательной сертификации ГМ-сырья при выпуске его на таможенную территорию; ни в одном документе не содержится регламентации ввоза и оборота трансгенного сырья.

Один из негативных аспектов ГМО — теневой рынок, продажа трансгенных технологий и продуктов без проверки. Например, в России зарегистрированы 17 линий ГМО, а в Европе — 120, и можно с уверенностью предполагать, что незарегистрированные ГМО свободно попадают на наш рынок. А сколько еще ГМО вообще неучтенных — никто не знает. К сожалению, у нас по сей день не разработаны методы идентификации незарегистрированных ГМО, и Роспотребнадзор не проводит мониторинга по их обнаружению, — вот вам и те новые болезни, которых не было ранее. В Москве был создан «Биологический щит» — независимый мониторинг школьного питания и продуктов на содержание ГМО. Этого мониторинга боялись поставщики ГМО и все, кто хотел продавать в Москве ГМ-продукцию, а сотрудники Роспотребнадзора вынуждены были следить за точностью испытаний в своих лабораториях. По непонятным причинам этот «щит» был снят».

До ноября 2007 года по отечественному законодательству предписывалось маркировать продукцию независимо от количественного содержания ГМ-ингредиента (ГМИ). Теперь же действует норма, позволяющая не маркировать продовольственную продукцию, если в ней содержится менее 0,9% ГМИ. «Введённый пороговый уровень 0,9% не имеет к здоровью человека никакого отношения и является послаблением для производителя, скрыто разрешающим использование ГМИ». (Кузнецов В., Баранов А., Лебедев В. Генетически-модифицированные организмы («Наука и жизнь» №6, 2008)

По мнению специалистов, поймать за руку производителей, протаскивающих на рынок неразрешенное ГМО, очень сложно. Существующие методы анализа выявляют только хорошо известные трансгены. Необходимо вводить новые, более эффективные технологии. Кроме того, данные отечественных лабораторий, определявших безопасность ГМО, внедряемых в России, вызывают сомнения как недостаточно полные. В настоящее время в стране катастрофически не хватает законодательно сертифицированных лабораторий в области определения ГМО. Причем, если все лаборатории Госсанэпиднадзора, единственные административные учреждения, которые могут контролировать оборот ГМО, будут регулярно делать анализы продукции на их содержание, то они охватят всего два процента от необходимого объема пищевых продуктов и пищевого сельскохозяйственного сырья. Корма вообще не контролируются.

Невзирая на обстановку секретности, связанную с производством трансгенных продуктов и полемику вокруг их полезности, некоторые факты заставляют воспринимать ГМО не как «потенциальную», а как прямую опасность здоровью человека.

Например, Американская компания «Эпицит» сообщила о создании и испытаниях сорта ГМ-кукурузы, вырабатывающей человеческие антитела на поверхностные белки спермы. С помощью этого трансгеника они планируют получение противозачаточных препаратов. Можно представить, к каким серьезным демографическим последствиям может привести неконтролируемое переопыление такого сорта с пищевой кукурузой. Факт вполне соответствует актуальному социологическому тренду о необходимости сокращения населения планеты.

На рисовых полях Калифорнии прямо среди пищевых сортов риса проводятся открытые испытания сортов риса, несущего человеческие белки лактоферрин и лизозим, используемые в фармакологии. Также разрабатывается и культивируется большое число сортов риса и кукурузы, несущих биологически активные вещества: вакцины, гормоны роста, факторы свертывания крови, человеческие антитела, индустриальные энзимы, подавляющие иммунитет цитокины и вызывающие аборт препараты.

Возможно их переопыление с пищевыми сортами, как и распространение их в природе из растительных остатков. Некоторые гербициды могут оказывать негативное влияние на выживаемость и здоровье человеческих эмбрионов, а также вызывать мутации. ГМО могут стать мутагенными и канцерогенными за счет их способности накапливать гербициды, пестициды и продукты их разложения. Например, гербицид глифосат, используемый при возделывании трансгенных сахарной свеклы и хлопчатника, является сильным канцерогеном и может вызывать лимфому — рак крови. Ряд трансгенных сортов кукурузы, табака и помидоров, устойчивых к насекомым вредителям, вырабатывают лигнин — вещество, препятствующее поражению растений. Он может разлагаться на токсичные и мутагенные фенолы и метанол. Поэтому увеличение содержания лигнина в плодах и листьях растений опасно для человека.

Согласно утверждениям компаний, производящих ГМО, если коровы и козы питаются ГМ-кормами, то их молоко остается стопроцентно биологически чистым. Животное съедает корм, и ГМ-вставка в растении просто разрушается в процессе пищеварения. Однако, по данным ученых из Центра контроля за молочными продуктами Мюнхенского технологического университета, в коровьем молоке были выявлены следы ГМ-растений. Исследовалось молоко коров, которых кормили трансгенной соей и кукурузой.

Все это свидетельствует о самой острой необходимости решать проблему ввоза трансгенных продуктов в Россию, как острейший вопрос национальной безопасности, и обеспокоенность, обозначенная Россельхознадзором, должна привести к решительным действиям.

По материалам СМИ