Всемирный Русский Народный Собор

Замглавы ВРНС: русский народ нуждается в системной поддержке

Выступление протоиерея Всеволода Чаплина на соборных слушаниях Всемирного Русского Народного Собора «Обсуждение проекта стратегии государственной национальной политики Российской Федерации».

Я бы хотел высказаться по некоторым пунктам проекта «Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации». Идет активное обсуждение этого документа. Я уже участвовал в дискуссиях в Общественной палате и в Совете Федерации, в рамках Консультативного совета по межнациональным отношениям и взаимодействию с религиозными объединениями при председателе Совета Федерации. Повторю некоторые идеи, и порассуждаю о роли Всемирного Русского Народного Собора в процессах, которые последуют за реализацией этой стратегии, если она будет принята.

Меня радует, что в проекте стратегии говорится о системообразующей роли русского народа. Возможно, это положение нужно усилить. Некоторые предлагают вернуться к термину «государствообразующий», который был озвучен в одном из текстов Президента (в бытность его председателем Правительства РФ). Для меня очевидно, что русский народ сегодня нуждается в системной поддержке своей культуры, языка, форм самоорганизации, форм гражданского, общественного действия. Нужно, чтобы эта поддержка выражалась в бюджетных категориях, а также в виде государственной политики по созданию специальных центров — очагов объединения русского народа. Идея таких центров несколько раз уже звучала в общественном пространстве. Но пока, к сожалению, даже в Москве очевидного культурного или общественного центра для русского народа не существует. Я надеюсь, что он появится не только в Москве, но и во всех регионах России. Всемирный Русский Народный Собор готов всеми силами, которые у него есть, принять максимальное участие в организации этих русских национальных центров.

Феномен ксенофобии, конечно, в нашем обществе присутствует. И не раз представители Церкви, представители общественности призывали к ее преодолению. Несмотря на имеющиеся факты преступного и недостойного поведения представителей тех или иных этнических групп, нужно делать все, чтобы не распространялась ненависть по отношению к людям, основанная только на их этническом происхождении.

Но не менее опасен сегодня такой феномен, как русофобия, который распространяется в интернете, в некоторых СМИ, в разнообразных проявлениях контр-культуры. Этот феномен нужно назвать своим именем, и надо делать все, чтобы он исключался из публичного пространства. Русофобия в стране есть. Да, мы противостоим ей в контексте наших отношений с народами Центральной и Западной Европы, с народом США. Но нужно противостоять ей и в России.

Межнациональные конфликты также представляют опасность для страны. Я думаю, что проект стратегии достаточно правильно заявляет о необходимости преодоления и предупреждения этих конфликтов в максимально публичной и открытой форме. Да, очень важно расследовать резонансные инциденты. Но я также убежден в том, что оперативность также должна стать одной из характеристик максимально эффективного преодоления конфликтов. Особенно когда бытовой или экономический спор пытаются превратить в межнациональный, либо стимулируя соответствующую реакцию в интернете, либо подтягивая к этому конфликту большие группы сторонников, объединенных по этническому принципу, по принципу принадлежности к той или иной политической или молодежной группе.

Мне приходилось много раз говорить, еще до Манежной и прочих площадей, что ситуация резонансного преступления, к которой подтягиваются затем люди, объединенные по этническому признаку — это опаснейшая схема, которая может взорвать гражданский мир в стране. Это говорилось за несколько недель до событий на Манежной площади. Тогда многие чиновники отвечали: не надо лишнего алармизма, не надо нагнетать ситуацию, все спокойно, все хорошо... Вот эти успокаивающие, убаюкивающие заявления нужно перестать озвучивать и слушать. Действительно, существуют ситуации, когда осложнение межнациональных отношений может полностью разрушить гражданский мир в стране. И к ним нужно относиться предельно внимательно: в плане ужесточения наказаний и в плане пресечения радикализации и расширения конфликта. Выступая в Совете Федерации, я упоминал, что мы буквально недавно получили материал из Малайзии, сообщающий о возникновении опасной тенденции. В мире существенно увеличилось количество инцидентов, в которых фигурирует группа людей, нападающих на культовые здания и совершающих там убийства. Ответная реакция на подобные действия бывает очень жесткой, а иногда — неконтролируемой. Можно еще объяснить, почему по этой модели происходят инциденты в Пакистане, Ираке или Нигерии, — там, где идет жесткая борьба радикальных организаций против не очень сильной в ряде регионов государственной власти. Но когда такого же рода вспышки случаются буквально по всему миру (Таиланд, Австралия, Израиль, Западная Европа), по одному и тому же сценарию, то становится очевидной тенденция. Кто-то хочет обострить конфликтность и на этом «поиграть».

Так что, когда мы говорим о необходимости пресечения разделяющих действий, связанных с национальными или религиозными чувствами, мы говорим о крайне серьезной мировой тенденции. Это не мелкое хулиганство, это не второстепенные инциденты — к этому нельзя отнестись по принципу «само рассосется» и «как бы чего не вышло». Это вызов, который следует интерпретировать как одну из самых значительных угроз национальной безопасности в XXI веке.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл после своего обширного путешествия по Дальнему Востоку поставил перед руководством Российской Федерации вопрос о поддержке коренных малочисленных народов Дальнего Востока и Севера. Систему поддержки этих народов стоит усилить. Они находятся перед угрозой исчезновения, тотального оскудения национальной жизни. Предлагаю дополнить стратегию пунктом о необходимости поддержки традиционных видов хозяйствования этих народов.

В проекте стратегии делается упор на развитие «гражданской» или «политической» нации. Но эта формула не должна означать нивелирования традиций, образа жизни, представлений о прошлом, настоящем и будущем, которые сложились у наших народов. Не нужно опять идти на поводу у опорочившей себя и показавшей свою безжизненность идеи создания некоего «нового человека», который будет лишен этнических характеристик. Этого «нового человека» пытались создавать в Советском Союзе, и сейчас пытаются сделать то же самое на Западе. Ничего не вышло. Те же самые люди, которые сегодня предлагают искусственное моделирование некой общности, нивелирующей этнические различия, говорили на эту же тему 15-20 лет назад. А воз и ныне там. Если мы задумываемся о формировании общероссийских гражданских чувств, нам нужно не забывать о поддержке и уважении образа жизни, традиций и социальных установок, свойственных каждому отдельному этносу. Чтобы в очередной раз не возникло впечатления, будто стратегия пропагандирует утопическую идею формирования нового человека без этнических характеристик, без национальности.

Надеюсь, что голос общества будет услышан. Факт появления статьи Владимира Владимировича Путина, посвященной межнациональным отношениям, и факт начала работы над стратегией свидетельствует о том, что власть старается слышать общество. Мы знаем, что один из самых острых вопросов касается проблем миграции. Причем это относится как к миграции из зарубежных стран, так и к миграции внутри самой страны. Убежден, что в стратегии нужно сказать не только о необходимости создания интеграционных центров в государствах, из которых приезжают мигранты. Нужно создавать подобные центры и здесь, в России. В этом процессе, должны принять участие наши общественные, религиозные организации, наш бизнес. Они призваны способствовать тому, чтобы люди, приезжающие сюда жить, изучали русский язык, приобретали русскую культуру, включались в активную жизнь традиционных для России христианских и исламских общин.