Всемирный Русский Народный Собор

Александр Щипков: Корни идей солидарности и справедливости находятся в христианстве, а не в марксизме

Христианство не имеет никакого отношения к марксизму и даже сильно пострадало от его фанатичных последователей, сравнивать их-либо заблуждение, либо лукавство, заявил в эфире телеканала «Спас» заместитель главы Всемирного русского народного собора, первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, политический философ А. В. Щипков, комментируя попытки некоторых публицистов сравнить Православие с марксизмом.

«Идеи солидарности и справедливости глубоко укорены как в русской истории, так и в богословской мысли, в то время как марксизм, выросший в лоне европейского секулярного либерализма, является его ветвью», — констатировал эксперт. В качестве примера он привел Слово «Против ростовщиков» Григория Нисского (IV век) и напомнил, что идея социальной справедливости была одной из магистральных для школы Иоанна Златоуста (V век).

Понимание социальной справедливости в христианстве и марксизме принципиально разное, подчеркнул А. В. Щипков. Так, согласно марксизму, любое имущественное неравенство ведет к росту капитала и эксплуатации, что, в конечном счете, приводит к отказу от понятия личной собственности, к насильственному отъему его у человека. «Христианство же признаёт, что имущественное неравенство неизбежно, — поясняет философ и привел пример, — два рыбака за одно и то же время, не эксплуатируя друг друга, могут поймать разное количество рыбы».

Однако христианство выступает против социального неравенства, когда одна часть общества решает судьбу другой части общества. «Христианство против мироедства, то есть против тех имущественных различий, которые приобретены нечестным, паразитарным путем. Христианство против ростовщичества, против присвоения ссудного процента, делания „денег из денег“, то есть, нечестно нажитого богатства», — объяснил эксперт.

Совершенно по-иному видится и выход из «замкнутого круга несправедливости». «Рецепт марксизма — экспроприация и распределение собственности, но это не подразумевает преобразования человека, внутреннего исцеления и его исправления, — пояснил А. В. Щипков. — Рецепт христианства — недопустимость угнетения в принципе, исходя из нравственных установок. Пример самопожертвования Христа исключает для христианина принесение другого в жертву своим интересам».

А. В. Щипков перечислил ряд других ключевых различий апостольского христианства и марксизма. Так, христианство опирается на нравственный базис, его учение сформулировано в заповедях, учение марксизма сводится к классовой борьбе и смене экономических формаций.

«Марксизм проповедует сциентизм, то есть веру в науку, в возможности науки „правильно“ обустроить общество, — продолжил философ, — в то время как с христианской точки зрения сам по себе социальный прогресс не делает отношения между людьми лучше».

В центре рассмотрения христианина, напомнил эксперт, находятся Бог и человек, связь между ними: «Причем это не либерально усредненный „общечеловек“, а каждый конкретный человек как носитель образа и подобия Бога. В марксистском же поле зрения главный предмет — это классы и человек только как представитель своего класса».

Другое важное отличие связано с происхождением марксизма, его историческими корнями в лоне протестантской культуры. «Марксизм появился как критический комментарий к Реформации, как попытка „реформировать Реформацию“. Для православного человека Реформация неприемлема в принципе с ее теорией избранности ко спасению и легализацией Лютером ссудного процента», — заключил эксперт.