Всемирный Русский Народный Собор

А.В. Щипков: Право Церкви на прямое высказывание

На официальном сайте Московской патриархии опубликована статья Александра Щипкова, заместителя главы Всемирного русского народного собора, доктора политических наук, декана Социально-гуманитарного факультета Российского православного университета, которая посвящена 20-летию утверждения Архиерейским собором уникального церковного документа — «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви».

Необходимость выработки церковной социальной концепции была признана Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 1994 году. В то время становилось все более очевидным, что отказ от обозначения социальной позиции нередко дает повод для попыток внешнего навязывания Церкви тех или иных не свойственных ей ролей. Собор поручил митрополиту Кириллу, будущему Святейшему Патриарху возглавить Синодальную рабочую группу по подготовке Социальной концепции. Таким образом, Собор формализовал ту работу, которую митрополит Кирилл начал двумя годами ранее — зимой 1992 года, чему автор этой статьи был непосредственным свидетелем.

1 февраля 1992 года Председатель Отдела внешних церковных связей пригласил на встречу лидеров нескольких конкурировавших между собой христианско-демократических партий и союзов, которых тогда в России насчитывалось около десятка. Из тридцати приглашенных беспартийным оказался только я один. Дело в том, что мне в ту пору довелось собирать и анализировать документы, связанные с христианской политической деятельностью на Западе и в России, эта работа сопровождалась публикациями, что, очевидно, повлияло на моё приглашение.

Часовое выступление митрополита Кирилла, запись и стенограмма которого хранятся в моем архиве уже 28 лет, было содержательным и концептуальным, именно в нём впервые прозвучала мысль о необходимости сформулировать социальную концепцию Русской Православной Церкви.

Подготовка проекта православной социальной концепции потребовала междисциплинарного анализа наиболее актуальных в тот момент общественных вопросов. Само создание этого текста было чрезвычайно актуальным, поскольку он представлял собой живое динамичное осмысление и толкование Церковью современной, окружающей нас социально-культурной реальности.

Важно отметить, что прежде в мировом православии не существовало подобного церковного документа.

Примечательно, что в российской секулярной публичной сфере за последние 30 лет, несмотря на разнообразную риторику на тему «новой России», не было принято ни одного документа такого же концептуального уровня и такого же значения, как «Основы социальной концепции», если, конечно, вынести за скобки Конституцию 1993-го года, которая в свое время откровенно отразила процессы стирания идентичности нашего общества и утраты национального суверенитета. Подобные документы призваны обозначать долгосрочную стратегию развития страны, но как раз такой стратегии и не предполагалось. Страну готовили на роль «сырьевой сверхдержавы», которой не нужен суверенитет, не нужны национальная идеология, национальная культура, фундаментальная наука, не говоря уже о нравственных нормах. Отсюда демонстративное, но симптоматичное молчание секулярного истеблишмента.

На фоне этого молчания Церковь в своих «Основах социальной концепции» была вынуждена высказаться не только за православных верующих, но и за ту, явно преобладающую часть общества, чьи взгляды, идеалы и нравственные нормы в значительной мере совпали с содержанием положений данного документа. К числу таких базовых мировоззренческих позиций относятся: идея справедливости, неприятие «права сильного», нравственная обусловленность права и правовых институтов, разумный этатизм, приверженность традиционным ценностям, внимание и сочувствие к социально незащищенным людям.

Глубинная связь «Основ» с мировоззрением народа выразилась в том, что даже те, кто далек от Церкви, имеют общественные взгляды, близкие к положениям Основ Социальной концепции.