Всемирный Русский Народный Собор

Издано первое в России исследование «Радикальной ортодоксии»

В издательстве Русской экспертной школы вышло первое в России ]]>исследование философско-теологического движения «Радикальная ортодоксия»]]>, предпринятое Д. А. Щипковым в 1999–2004 годах.

Впервые русскоязычное научное сообщество узнало о движении «Радикальная ортодоксия» в 2004 г., когда в Санкт-Петербургском государственном университете состоялась защита диссертации Д. А. Щипкова «„Радикальная ортодоксия“: критический анализ». В последующие годы на русском языке появилось множество статей о «Радикальной ортодоксии», но полноценных обзорных или критических монографий на эту тему не было. Кроме того, на русский язык переведены лишь несколько глав из более десятка книг основателей и продолжателей движения. В результате даже по прошествии 16 лет ссылки на диссертационное исследование Д. А. Щипкова используются в большинстве русскоязычных исследований «Радикальной ортодоксии».

«Радикальная ортодоксия» — это движение богословов и философов, выступающих против секулярной «современности» («модернити») с её монопольными правилами на общезначимое высказывание и научное познание — метадискурсом. Это движение возникло в британских англикано-католических кругах. Его основатель Джон Милбанк с группой единомышленников провозгласил своей целью последовательную и всеобъемлющую деконструкцию секуляризма и возвращение в современный мир христианского образа мыслей в форме, характерной для Высокого Средневековья и раннего католичества (XI—XIII вв.).

«Радикальная ортодоксия», появившаяся в Великобритании, тем не менее выступает против аналитической философии, распространённой в англо-американском мире, считая, что с середины XX века эта философия уводит британскую теологию от решения собственно теологических задач и воспроизводит секулярную картину миру.

Основатели движения понимают под «ортодоксией» одновременно приверженность святоотеческой «матрице», возвращение к более «богатому» христианству, утраченному при наступлении эпохи позднего Средневековья, выход за границы конфессиональных различий современного христианства, стремление восстановить традиционную христианскую онтологию (вместо секулярного метадискурса) и создать практическую философию, основанную на неискажённом, «аутентичном» христианстве.

Если ещё 20 лет назад «Радикальная ортодоксия» рассматривалась как самобытное и маргинальное движение, то в последние годы она часто упоминается как важная часть нового и набирающего значимость философского направления, которое называют постсекулярным.

Проблема выработки и использования постсекулярного подхода становится одной из центральных в современных философских исследованиях. Постсекулярный взгляд подразумевает, что исследователь рассматривает религию не как отдельную область, изучаемую социологией и философией религии, но как составляющую часть и даже основание происходящих политических, социальных, культурных и экономических процессов. Такой подход ориентирован не столько на дискурс о религиозном, сколько на религиозный дискурс и теологию.

Это ставит перед исследователями новые проблемы, открывает пространство для новых тем, а также задним числом объясняет повторяющиеся попытки науки и философии Нового времени преодолеть границы собственных познавательных способностей, выйти за границы узкой «научности» ради укрепления и развития науки. Какой бы фундаментальной ни выглядела стена, которую научное сообщество возводило под брендами рационализма, позитивизма и аналитики и которая отделяла науку от ненауки, философию от теологии, эта стена никогда не могла привести к полному монополизму и торжеству того иллюзорного секулярного мира, который она имитировала в своих границах. Это вынуждены были констатировать секулярные исследователи в XX веке — мир всегда был религиозным и остался таковым даже в эпоху поздней современности.

Все указанные причины: развитие постсекулярной проблематики, сохранение высокого интереса к «Радикальной ортодоксии» у русскоязычных исследователей, отсутствие достаточного количества переводов оригинальных текстов представителей этого движения на русский язык — привели нас к решению издать исследование Д. А. Щипкова в виде отдельной монографии.