Всемирный Русский Народный Собор

Смоленские словесно-исторические чтения памяти Т.Н. Щипковой

На исходе зимы 2020 года в Смоленске произошло событие, важное для русской культуры, науки, образования и Церкви одновременно. Здесь состоялись словесно-исторические чтения под названием «Гуманитарные науки и отечественное образование. История, преемственность и ценности».

Организаторы – Всемирный Русский Народный Собор, Смоленский государственный университет и Русская экспертная школа – приурочили этот форум к 90-летию ]]>Татьяны Николаевны Щипковой]]>.

Имя этой маленькой и быстрой, по воспоминаниям учеников, прямой и бесстрашной, бесконечно доброй и деятельной женщины, хоть и негромкое, но каждый, кто касается ее истории, чувствует невольное внутреннее преображение. Узнав о ее судьбе, просто невозможно не ощутить на себе отблеск ее духовной силы здесь и сейчас.

У каждого, как известно, свой путь к Богу. Татьяна Николаевна пришла к вере, сначала изучая, а затем преподавая в Смоленском педагогическом институте в 60-70-х годах прошлого столетия иностранные языки, а вместе с ними и культуру Западной Европы. Шаг за шагом, через латынь, французский, итальянский, румынский, церковнославянский, через тексты Псалтири и Евангелия, которые она изучала в своей работе над диссертацией «Глагольное дополнение в румынском языке XVI – XVIII вв.» она двигалась к православию.

Пути Господни неисповедимы, и только Ему известно, как зажигается в сердце человека огонь веры. А когда это случается – уже невозможно ни от кого утаить. В том числе от спецслужб. За исповедание православия Татьяна Щипкова подверглась преследованию и в 1980 году была осуждена на три года колонии по сфабрикованному делу. И только спустя 40 лет, в декабре прошлого года, ее семье удалось добиться реабилитации.

Доброе имя вернулось, а значит, появилась возможность продвигать с его помощью созидательные идеи по устроению наиболее гармоничной жизни нашего общества. Для этого и собрались ученые, преподаватели, духовенство, общественные деятели, студенты и семинаристы на совместный российско-белорусский форум, с докладами на котором выступили представители двенадцати вузов: МГУ имени М. В. Ломоносова, МГИМО МИД России, РУДН, Смоленского госуниверситета, Белорусского государственного университета, Минского государственного лингвистического университета, Минской духовной академии и других.

Темы докладов были самыми разными: смоленские преподаватели и ученые листали страницы истории Смоленского университета, столичные гости давали оценку событиям в стране с точки зрения политологии, культурологии, истории и религиоведения, белорусские коллеги анализировали события минувших столетий от польского восстания 1863 года до постсоветского времени.

Митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор, возглавивший чтения, назвал Татьяну Николаевну «героем нашего времени» за скромное, но неуклонное служение людям и отечеству. А ректор СмолГУ Михаил Артёменков сказал: «Мы должны продлевать память о том поколении – трагичном и высоком. Пусть словесно-исторические чтения послужат осмыслению опыта российского образования, университетского мира, научных и педагогических школ и, конечно, личностей, которые олицетворяют, расцвечивают и оживляют любую эпоху. Будем помнить и стремиться к развитию».

В ходе чтений было отмечено, что такие понятия как воспитание и образование до революции практически не применялись. Развитие личности определялось объединяющим термином «просвещение». А у него свои законы, и главный из них отрицает любое знание, если оно не сопряжено с духовностью. В советские годы духовность заменили идеологией. Но сегодня возникла новая тенденция: либеральные силы стремятся отнести образование к категории услуг и освободить государство от воспитательной роли. И это, по оценке ученых, ошибочный путь. Именно в просвещении заключалось служение Татьяны Щипковой людям, отмеченное епископом Исидором в его приветственной речи.

Вот что рассказала аудитории Любовь Щипкова, учившаяся в нынешнем СмолГУ у Татьяны Николаевны в 1970-е и вошедшая впоследствии в семью своего преподавателя: «Читая курс латыни первокурсникам, Татьяна Николаевна довольно быстро пришла к выводу, что знакомство с латинскими текстами не способствует развитию интереса к языку, и потому у нее возникла идея ввести в программу подкурс по истории античного мира. Это нарушало учебный план, но заведующий кафедрой Николай Дмитриевич Трегубов поддержал ее. Рассказывая о мифологии, скульптуре, живописи, архитектуре, Татьяна Николаевна постепенно расширяла представление студентов о мировой культуре, открывала огромный мир, наполненный нравственным и духовным смыслом. Для многих студентов это стало мировоззренческим переворотом. В своих лекциях Татьяна Николаевна соединяла лингвистику, культурологию, историю, ведь важно слить воедино культуру, науку и нравственность, чтобы научить нас мыслить системно и независимо. Она развивала наше логическое мышление с помощью грамматики, а образное – с помощью основ культурологии. Эпоха, личности, язык в его движении соединялись в лекциях Татьяны Николаевны в общую картину мира. И конечно, говорить об античности, не касаясь христианской культуры, а затем и православия, было совершенно невозможно. Здесь она оказалась перед сложным выбором – между исторической правдой и советской идеологией».

Так же было и с французским языком. Давая основы старофранцузского, Татьяна Николаевна рассказывала о Средневековье, прослывшем «мрачным». В самом же деле это был расцвет человеческой мысли и духа, недаром Средние века стали позже называть Anno Domeni – Время Господне. Татьяна Николаевна не побоялась рассказывать студентам о цельности и ясности сознания того времени, объяснять, что средневековая культура – душевно свободная, потому что у человека тогда сохранялась цельная картина мира в отличие от эпохи Возрождения. А когда через старорумынские религиозные тексты она пришла к православию, то и этого не смогла утаить от своих учеников, ибо отказ от истины, от исторической правды и, в конечном итоге, от добра – считала подлинным преступлением, которое она не могла совершить. И в результате оказалась за решеткой. Это тяжелое время своей уникальной судьбы Татьяна Щипкова описала в книге воспоминаний ]]>«Женский портрет в тюремном интерьере»]]>. Но на чтениях об этом периоде ее жизни говорили немного, хотя даже там – в далеком Уссурийском крае, среди воровок, бандиток, наркоманок и падших женщин – она оставалась преподавателем и воспитателем создала подпольную лагерную школу и учила этих молодых женщин языку, литературе и проповедовала веру Христову.

Добро Татьяна Николаевна творила непрестанно, где бы ни оказывалась. Просто потому, что любовь и справедливость лежали в основе ее природы. Это выражалось в ежедневных поступках. И о выборе, как правило, не было и речи – всегда оставался единственно верный вариант, согласованный с внутренним нравственным законом. Так, например, когда ее коллега, преподаватель французского языка Борис Масис в 1970-х подал документы на выезд в Израиль, единственным человеком во всем институте, который проголосовал против лишения его ученой степени по политическим мотивам, была Татьяна Щипкова. За это ее лишили права на получение квартиры, и целых 13 лет своей преподавательской карьеры она прожила в студенческом общежитии.

Вот как вспоминает 1960-е и начало 1970-х ее сын, ныне профессор МГУ им. М.В. Ломоносова и заместитель главы Всемирного русского народного собора Александр Щипков: «Это была эпоха невероятного творческого подъема. Хрущевская оттепель некоторое время создавала ощущение свободы. Портреты Гагарина, а также Че Гевары, Кастро, Хемингуэя висели во всех общежитских комнатах. На магнитофонных пленках – Окуджава. Довольно бурная молодая жизнь, постоянные разговоры о филологии и преподавании с соседями-коллегами. Мама постоянно работала со студентами, я не помню, чтоб хоть один вечер она не занималась бы с кем-то. С отличниками – дополнительно, для того, чтоб они не останавливались на достигнутом, с двоечниками – чтоб подтягивались и не оказались за порогом института. Какая это была радость, если отстающая студентка из близлежащего села вместо шестидесяти ошибок делала тридцать — это была уже не двойка, а двойка с тремя плюсами. И мама искренне радовалась за неё».

Казалось бы – обычная история. Какое отношение она имеет к научным чтениям в Смоленске? Самое прямое.

«Все, чем занималась Татьяна Николаевна Щипкова на протяжении всей своей жизни – это возвращение к духовным истокам, возвращение исторического сознания, благодаря которому возник, существовал и сохранился даже в советские времена наш народ и наше государство», – отметил в своем докладе доктор исторических наук, профессор факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова, член бюро президиума ВРНС Сергей Вячеславович Перевезенцев.

«Феномен, который мы называем историческим сознанием, совершенно потрясающей силы и мощи. Неслучайно именно сейчас идет жесточайшая война за историю, свидетелем которой мы являемся. Потому что битва за историю – это битва за будущее. От того, как мыслит себя тот или иной народ в историческом пространстве сейчас, сколько вкладывает сил, средств, души, зависит то, как он будет мыслить себя в будущем историческом пространстве, ибо все, что на этом свете происходит – это и есть история. Роль исторического сознания в образовании, воспитании, в формировании народа огромна».

Для многих студентов выводы, которые предложил Сергей Вячеславович, стали настоящим откровением. В частности, он отметил, что если для жителей Крайнего Севера и Кавказа, где сильно развиты кровные родственные связи, важно помнить именно свой род, и почти любой человек из чеченского или якутского села может перечислить своих предков как минимум до пятого колена, то для русской цивилизации важнее не это, а именно историческое сознание.

«Наше с вами родство – это родство по истории, родство по вере, родство по культуре, родство по языку. Вот что служит цементирующей основой именно для русской цивилизации, для российской державы. И вообще все славянские народы собирает, делает едиными именно это. По этой причине у украинских националистов, которые стремятся оторваться от русской истории, появилась идея отнять ее у нас, присвоить ее себе и заявить, что это история не России, а Украины. Разрушение Советского Союза – это тоже атака на историю и единое историческое сознание. При этом наша страна – православная. Наши ценности – это православные ценности. Наш смысл бытия в прошлом, настоящем, будущем всегда связан с православием. Когда мы от этого отказываемся, мы погибаем – сама история свидетельствует об этом, ведь так было уже не раз: в период Смуты в XVII веке, в начале XX столетья».

Именно историческое сознание должно стать основой духовного образования, духовного воспитания, духовной подготовки нашего народа к будущему. Заимствуя опыт дореволюционных столетий и лучшие традиции советских лет и основываясь на принципах цивилизационно-ценностного подхода, важно признать на государственном уровне культуру как объединяющую основу, ценностное ядро нашей многонациональной и многоконфессиональной страны, установить культурный суверенитет, что вовсе не означает закрытость от внешнего мира, а лишь подчеркивает наш выбор и наш запрет на навязывание извне чуждых нам идеалов. Об этом говорил на чтениях Владимир Владимирович Аристархов – директор Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева.

«При этом важно назвать внутренние ценности русской цивилизации, – сказал он. – Они уже отражены в Стратегии национальной безопасности до 2020 года. На первое место у нас поставлен приоритет духовного над материальным. Это ключевая черта, важнейшее отличие русского народа, русской и российской культуры на протяжении многих веков. И это, безусловно, православные ценности. Причем не имеет значения, является ли человек верующим или неверующим, к какой конфессии он относится – к православной или другой – независимо от этого: если он россиянин, если он воспитан в российской культуре, то он воспитан именно в духе православных ценностей».

Чтобы эта важная составляющая культуры работала на воспитание, должна осуществляться государственная культурно-образовательная политика. Важно не столько количество театров, музеев, учреждений образования (тут принципиальна их достаточность), сколько содержание – соответствует ли нашей культуре то, что мы, наши дети и внуки видят на сцене, телеэкране, в кино, на выставках, и какую нравственную идею несут педагоги и преподаватели вузов вместе с знаниями.

«Когда мы вот так собираемся и говорим о преподавательской школе прошлого, то понимаем связь времен и связь тех личностей с нашим временем и нашими проблемами. Так формируется новая традиция понимания христианского подвижничества, появляется преемственность смыслов и преемственность поведения. Участвуя в словесно-исторических чтениях, мы перенимаем опыт прошлых лет и качества таких людей как Татьяна Николаевна Щипкова и других преподавателей, имена которых были названы сегодня. И снова убеждаемся, что даже если свобода научного творчества стеснена, ученый все равно должен отстаивать истину. Вместе с тем, истина не может быть исчерпывающей без духовной составляющей», – отметил Александр Юрьевич Бендин, доктор исторических наук, профессор кафедры богословия Института теологии Белорусского государственного университета.

Глава Всемирного Русского Народного Собора Святейший Патриарх Кирилл как-то сказал: «Сегодня уместно говорить не только о суверенитете государственных границ, но и о суверенитете гуманитарного пространства — пространства смыслов, духовных символов, социально-культурного развития». Эти слова Патриарха Кирилла вполне можно было бы поставить эпиграфом к Смоленским словесно-историческим научным чтениям, посвященным гуманитарным наукам и отечественному образованию.

Ирина Предтеченская