Всемирный Русский Народный Собор

В Москве отменили судебный приговор 1980 года и посмертно реабилитировали Татьяну Щипкову

25 декабря 2019 года Второй кассационный суд общей юрисдикции отменил приговор, вынесенный в 1980-м году Татьяне Щипковой, полностью оправдал её и признал за ней право на посмертную реабилитацию.

С предложением прекратить уголовное дело выступила Генпрокуратура России.

По оценке экспертов, до этого момента Щипкова оставалась единственной православной исповедницей веры, не реабилитированной по окончанию советского периода.

В 1980 году Татьяна Щипкова была приговорена Ленинским народным районным судом г. Москвы по статье «Хулиганство» (часть 2 статьи 206 УК РСФСР) к трем годам тюремного заключения. Между тем настоящей причиной ее репрессии стала вера.

Ленинградка и блокадница Татьяна Николаевна Щипкова с 1961 года жила в Смоленске и преподавала в Смоленском педагогическом институте. В своих мемуарах «Женский портрет в тюремном интерьере», написанных в 1984 году и изданных посмертно в 2011 году, она вспоминает, как рассказывала студентам о христианстве в ходе своих лекций по латыни и античной истории. Татьяна Николаевна была убеждена, что иначе невозможно было дать подлинное представление о западно-европейской культуре, насквозь пронизанной христианскими смыслами. Татьяна Щипкова приносила на занятия Евангелие, знакомила студентов с евангельскими сюжетами. Так продолжалось много лет, никто не доносил на своего любимого учителя.

В Смоленске работнику идеологического вуза в храм ходить было небезопасно — мгновенно уволили бы с работы. Причащаться ездила в родной Ленинград. В 1970-х годах Татьяна Николаевна много общалась с ищущими правды православными верующими из разных городов. Они встречались в Ленинграде и Москве на частных квартирах, обменивались книгами, изучали богословие и религиозную философию. Пытались выпускать самиздатский православный журнал. В 1978 году эта подпольная жизнь попала в поле зрения властей, за Татьяной Николаевной стали следить и обнаружили, что она рассказывает студентам о Христе. Тут же последовало увольнение, а Высшая аттестационная комиссия (ВАК) лишила Татьяну Щипкову учёной степени кандидата филологических наук. И она стала открыто ходить в храм и продолжила встречаться с единоверцами в других городах. Инцидент, произошедший на одной из таких встреч, стал предлогом для ее уголовного преследования.

«В феврале 1979 года мы собрались на семинар в Москве, в квартире одного из знакомых, — рассказывает в своей книге Татьяна Николаевна. — Туда пришла группа сотрудников милиции и дружинников, с обыском. Моя несдержанность (дружинник грубо сдавил мне руку, чтобы я разжала пальцы и отдала ему блокнот; я взмахнула рукой, чтобы дать ему пощечину, но лишь мазнула по подбородку) дала им возможность обвинить меня в хулиганстве».

Этот жест был представлен как удар кулаком по лицу, то есть как нападение на дружинника, находившегося при исполнении обязанностей, что позволило суду применить самую тяжелую часть уголовной статьи — «злостное хулиганство» — и приговорить Татьяну Николаевну к продолжительному сроку. На тот момент ей было 50 лет.

В кассационном представлении Генеральной прокуратуры РФ по делу Щипковой Т.Н. (от 28.11.2019 г.) отмечается, что дружинники, проникшие на семинар для проверки паспортного режима, были в гражданской одежде, без красных повязок. А служитель порядка, который пытался отнять у Татьяны Николаевны блокнот, не только не предъявил документы, но даже не представился. Генпрокуратура квалифицировала его действия как превышение должностных полномочий. В таких условиях реакция Т. Н. Щипковой была естественной — женщина всего лишь выразила свою готовность защищаться от неправомерных посягательств незнакомца на ее личную вещь.

В документе также подчеркнуто, что Татьяна Николаевна явно уступала в силе и «дала пощёчину мужчине, действия которого она восприняла как личное оскорбление её достоинства. При этом, никаких действий, направленных на грубое нарушение общественного порядка и выражение явного неуважения к обществу, а тем более имеющих признаки исключительного цинизма или особой дерзости, она не совершала».

Политический философ и публицист Александр Щипков — сын Татьяны Щипковой, отвечая на вопросы журналистов по окончанию судебного заседания, отметил, что за прошедшие сорок лет было несколько попыток добиться этой реабилитации: «В 2012 году Святейший Патриарх Кирилл открыл в Смоленске памятную бронзовую доску, посвященную Татьяне Щипковой и благословил меня добиться реабилитации. Последний отказ был получен совсем недавно, в 2019 году. И если бы не личное участие Патриарха Кирилла, то дело бы не сдвинулось с мёртвой точки никогда. Месяц назад мне позвонили из Генеральной прокуратуры и сообщили, что повторный суд назначен на 25 декабря этого года. Я был поражен столь удивительному совпадению. Дело в том, что приговор маме был вынесен 8 января 1980 года, а первое судебное заседание проходило в 1979 году в тот же день — 25 декабря. То есть между двумя судами прошло ровно 40 лет. Я благодарю Господа за Его милость к моей маме и всех тех, через кого Он действовал — Патриарха Кирилла и Юрия Яковлевича Чайку».

Как отмечают некоторые историки, в своей книге Татьяна Николаевна Щипкова дала новое осмысление репрессиям советского периода. Взамен презрению к этой мрачной странице нашей истории она предложила христианское отношение ко всему случившемуся, и в особенности к людям. Она никого не осуждала — ни своих гонителей, ни тех, кто из страха предал её, и вынесла из лагеря любовь и к сотрудникам тюрем, через которые она прошла, и ко всем женщинам, вместе с которыми она волею судьбы оказалась за решеткой.

«Любите врагов ваших…» Один раз в жизни мне было дано это почувствовать полной мерой. Я считаю это переживание самым главным в том духовном опыте, который дал мне лагерь», — написала Татьяна Николаевна в своей ]]>книге]]>.

То, что она не отказалась от своей веры ради того, чтобы избежать репрессий (а подобные предложения поступали), сохранить свой социальный статус, карьеру и домашнее благополучие, Святейший Патриарх Кирилл оценил как подвиг и написал в предисловии к её книге: «Нам иногда кажется, что подвиг исповедничества — это то, что принадлежит прошлому, поскольку нас сегодня окружает совершенно другая реальность, не требующая никаких особых усилий, чтобы исповедовать Христа. Нам кажется, что эта реальность исповедничества — где-то позади в прошлом. На самом деле исповедничество веры, подвиг свидетельства всегда будет. Все мы должны твёрдо помнить и знать, что путь служения Христу и Его Церкви всегда связан с исповедничеством и даже мученичеством».

Татьяна Николаевна скончалась в Москве 11 июля 2009 года. Навестить ее могилу с оградой, повторяющей рисунок решетки реки Фонтанки в ее любимом Петербурге, можно на скромном кладбище города Тарусы, где она покоится рядом с другими простыми русскими людьми.