Всемирный Русский Народный Собор

Сергей Перевезенцев: Почему возникли Советы?

Выступление члена Бюро Президиума ВРНС профессора С. В. Перевезенцева на Круглом столе, посвященном с100-летию событий 1917 года.

Один из главных уроков, который мы должны извлечь из революционных событий начала XX века, — значение в этих событиях органов народного самоуправления, а именно — Советов. Еще в недавние времена считалось, что Советы, сначала как орган народного самоуправления, а потом как специфическая форма государственного устройства, были порождены «революционным творчеством масс» в 1905 году и возрождены тем же «творчеством» в ходе февральской революции 1917 года. Но ведь на самом деле Советы, возникшие в ходе революционных бурь столетней давности, — это всего лишь возрождённая древнейшая формы славяно-русской политической самоорганизации, которая нам известна под именами «вече», «земская изба», «земство».

Да и термин «Совет» возник намного раньше, а именно 30 июня 1611 года, когда в Первом земском ополчении, стоявшим под Москвой, возникло общерусское правительство — «Совет всей Земли». Таким образом, возникновение Советов в 1905 и 1917 годах — это всего лишь возрождение древнейшей политической традиции народовластия, которая всегда выходила на первый план в том случае, когда терпит крах государственная система. Большевики, благодаря несомненно уникальной политической интуиции В. И. Ленина, этой традицией воспользовались, объявив Советы «новой» формой государственного устройства, но уже вскоре превратили Советы в орган собственной партийной диктатуры. Однако в народном сознании Советы все равно воспринимались единственной формой выражения народной воли, недаром в годы Гражданской войны, да и позже, постоянно возникали движения и восстания под лозунгом «За Советы без большевиков!».

Но урок, который мы можем извлечь из событий столетней давности находится несколько в иной плоскости, а именно — столь быстрое рождение Советов в ходе революций свидетельствует о том, что в Российской империи явно не хватало форм для реализации народной политической инициативы. Так, система народного, в первую очередь, местного («земского») самоуправления, так и не стала полноценным партнером центральной самодержавной власти. Наоборот, царское правительство всячески принижало значение земств, а, в результате, именно земства оказались центрами формирования либеральной оппозиции, из которых выросли либеральные партии и союзы, лидеры которых путем заговора уничтожили российское самодержавие в феврале—марте 1917 года, а затем похоронили всю традиционную российскую государственность. А ведь превращение земского самоуправления в полноценного партнера центральной власти — это вовсе не абстракция, но вполне реальная историческая практика.

Как показывают последние исследования, именно этим путем — путем создания себе партнера в лице земской системы — изначально шла центральная власть Московского государства. С конца XV века, московские государи активно пользовались поддержкой местного самоуправления различных городов и земель, а в середине XVI века именно центральная власть (то самое пресловутое «самодержавие»!), разработала и запустила в жизнь целую систему губного и земского самоуправления. Эта система вполне плодотворно и успешно сосуществовала и соработничала с центральной властью более 150 лет — до 1702 года, пока не была уничтожена Петром I. О плодотворности земской системы свидетельствует общеизвестный факт — именно структуры земского самоуправления самоорганизовались и в полном смысле этого слова спасли российскую государственность в Смутное время.

А урок, собственно говоря, в том, что сегодня в нашей политической системе у центральной власти нет партнера в лице структур местного самоуправления. И самое плохое заключается в том, что, судя по всему, центральная власть и не хочет такого партнера иметь. События столетней давности показывают, чем все может закончиться, если политическое «творчество народных масс» не учитывается, не используется во имя общего блага, или же, не дай Бог, насильственно подавляется. Нынешним власть предержащим стоило бы поучиться у русских самодержцев XVI–XVII веков.