Всемирный Русский Народный Собор

Владимир Путин: Угрозы США в адрес Сирии являются преступлением в категориях международного права

В интервью «Первому каналу» и агентству Associated Press, расшифровка которого опубликована на сайте главы государства, президент России дал понять, что планы нанесения военного удара по Сирии являются открытым вызовом ключевым положениям Устава ООН и основополагающим нормам международного права.

Тем самым президент возвращает Россию на исконный для Русской цивилизации путь отстаивания мировой правды и справедливости. Этот шаг можно будет трактовать как действие исторического масштаба, в том случае, если позиция главы государства найдет продолжение в действиях российского МИДа.

«Хочу обратить ваше внимание на одно абсолютно принципиальное обстоятельство. В соответствии с действующим международным правом санкцию на применение оружия в отношении суверенного государства может дать только Совет Безопасности Организации Объединенных Наций. Любые другие поводы, способы, которые оправдывали бы применение силы в отношении независимого и суверенного государства, недопустимы и их нельзя квалифицировать иначе как агрессию» — заявил журналистам Владимир Путин.

Согласно основополагающим принципам и духу Организации Объединённых Наций любого рода военные действия против Сирии, как до этого и против Ирака, однозначно определяются в качестве агрессии.

Зафиксировано и определение агрессии резолюцией 3314 (XXIX) Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1974 года — а именно: «Агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций, как это установлено в настоящем определении».

Планируемые США военные действия против Сирии со всеми на то юридическими основаниями уже можно трактовать как международное преступление. («угроза силой»). По Уставу ООН относительно принципа неприменения силы и угрозы силой есть лишь два исключения — самооборона или решение Совета Безопасности ООН для поддержания или восстановления международного мира и безопасности. Ни одного, ни второго исключения в случае с США по отношению к Сирии нет.

Накануне, отсутствие сколь-нибудь вразумительных оценок поведения США со стороны Российского МИДа вызвало недоумение не только в среде российских, но и иностранных специалистов. Намерение «не ввязываться в конфликты» не отменяет обязательств хотя бы формально защищать нормы международного права, когда они открыто попираются. Квинтессенцией данной проблемы можно считать вопрос, жестко поставленный главой Движения Развития Юрием Крупновым: «Почему Российская Федерация, являясь одним из создателей и постоянным членом Совета Безопасности ООН, исключительно реагирует на чужие резолюции, но ни разу не внесла ни одной предметной и субстантивной осуждающей резолюции?»

Адекватная реакция президента России может расцениваться как сигнал для российского дипломатического ведомства к началу конструктивной политики инициатив. Многие сходятся во мнении, что сирийский вопрос может стать последним ударом по ООН как эффективной организации, если США в очередной раз проигнорирует ее принципы. Россия не будет участвовать в войне, но сама история заставляет ее назвать вещи своими именами.

Понимая этот контекст, Владимир Путин исчерпывающе прояснил позицию нашей страны: «Мы исходим из того, что если у кого-то есть сведения о том, что химическое оружие было применено, и было применено именно регулярной армией, то эти доказательства должны быть представлены в Совет Безопасности Организации Объединенных Наций. Инспекторам и в Совет Безопасности. И они должны быть убедительными. Они не должны основываться на каких-то слухах или на информации, полученной спецслужбами в результате какой-то подслушки, каких-то разговоров и прочее, и тому подобное. Даже в Соединенных Штатах есть эксперты, которые считают, что представленные администрацией доказательства не являются убедительными и не исключают возможности того, что оппозиция провела заранее запланированную провокационную акцию, пытаясь дать своим покровителям повод для вооруженного вмешательства.

Мы не защищаем сирийское правительство. Мы защищаем совершенно другие вещи: мы защищаем нормы и принципы международного права, мы защищаем современный миропорядок, мы защищаем обсуждение даже возможности применения силы исключительно в рамках действующего международного порядка, международных правил и международного права. Вот мы что защищаем, вот это является абсолютной ценностью. Когда вопросы, связанные с применением силы, решаются за рамками ООН и Совета Безопасности, тогда возникает опасение того, что вот такие неправовые решения могут быть применены в отношении кого угодно и под любым предлогом.

Господин Керри считает, что химоружие применила армия Асада, но точно так же другой госсекретарь в администрации господина Буша убеждал все международное сообщество в том, что в Ираке есть химическое оружие, и даже показывал нам какую-то пробирку с белым порошком. Все это оказалось несостоятельным аргументом, но тем не менее, с использованием этого аргумента, была проведена военная акция, которую многие сегодня в США называют ошибочной. Мы что, это забыли, что ли? Мы разве исходим из того, что новых ошибок можно вот так спокойно избежать? Я вас уверяю, что это не так. Все об этом помнят, имеют в виду и учитывают при принятии решений».

«У нас нет данных о том, что эти химические вещества, еще не известно, это оружие химическое или просто какие-то химические вредные вещества, были применены именно сирийской официальной правительственной армией, — считает президент России — Более того, я уже об этом говорил, на наш взгляд, кажется совершенно нелепым, чтобы регулярные вооруженные силы, которые на самом деле сегодня атакуют, в некоторых местах они так называемых повстанцев просто окружили и их добивают по сути, чтобы они в этих условиях начали применять запрещенное химическое оружие, понимая прекрасно, что это может быть поводом для принятия к ним санкций вплоть до применения силы. Это просто нелепо, это не укладывается ни в какую логику, это во-первых. Но возникает и другой вопрос. Если будет установлено, что это боевики применяют средства массового уничтожения, что будут делать США с боевиками? Что будут делать эти спонсоры с боевиками? Прекратят поставки оружия? Начнут против них боевые действия?»

«Что касается решения ряда стран не принимать участия в военной операции, откровенно говоря, это меня очень удивило, потому что я считал, что уже в западном сообществе все делается по принципам определенного единообразия, похожим на решения, которые принимались на съездах коммунистической партии Советского Союза. Но оказалось, что это не так. Есть, оказывается, люди, которые дорожат своим суверенитетом, анализируют ситуацию и набираются мужества принимать решения в интересах своих собственных стран, отстаивают свою точку зрения. Это очень хорошо, это говорит о том, что мир действительно укрепляется в своей многополярности», — заключил Владимир Путин.

По сообщению СМИ