Всемирный Русский Народный Собор

Антипиратское законодательство способствует транснациональной приватизации культуры

16 июля репрессивный закон, аналогичный российскому, был подписан в США компаниями Google, Microsoft, Yahoo! совместно с Белым домом. Что позволяет сделать вывод о существовании большой транснациональной стратегии коммерциализации интернет-контента.

Культурой будут торговать — вот суть антипиратских законов, принимаемых по всему миру. Несмотря на видимую «национальную» специфику антипиратского законодательства разных стран, оно угрожает тяжелыми последствиями для интеллектуального уровня современного homo sapiens вообще. Следуя по стопам своих коллег из Евросоюза, российская Госдума приняла 21 июня закон, который предусматривает возможность блокировки операторами интернет-ресурсов, где размещены фильмы или «информация, необходимая для их получения». Арбитром по спорам, связанным с авторскими правами на фильмы, назначается Мосгорсуд. Закон вступает в силу с первого августа 2013 года. В категорию «незаконного» контента попало только кино, однако ожидается, что уже осенью капитал приватизирует музыку, компьютерные программы и книги в интернете. Российский интернет заранее приступил к чистке всех культурных фондов, музыкальных и литературных в том числе. В сети уже затруднен свободный доступ к фильмам и звуковым файлам.

Это вызвало общенародную волну протеста. Из блогосферы с разных концов страны поступают новости о том, что граждане собирают подписи с требованием отмены антипиратского закона: как сообщается на сайте «Российская общественная инициатива», уже собрано около 40 тысяч подписей.

С легкой критикой принятого закона (за отказ от общенародного обсуждения) высказалась 12 июля Общественная Палата. В целом, очередной радикал-либеральный проект прошел незамеченным под шумовой фон о стихийном бунте в Пугачеве. Российские либеральные СМИ и оппозиция оказались удивительно индифферентны и подозрительно осторожны в критике такого явно непопулярного закона. Хотя лучшего повода для дискредитации власти и «тирании», казалось бы, у них не было уже давно. Все это наталкивает на мысль, что у коммерциализации мировых культурных фондов есть серьезный транснациональный заказчик.

Кроме прямых финансовых выгод (в американской версии, например, особый акцент делается на монополизацию онлайн-рекламы) антипиратский закон будет иметь и ощутимые социально-психологические результаты. Достижения культуры: кинематографа, живописи, музыки, литературы станут уделом избранного сословия, способного приобретать их за деньги на информационном рынке. Желающие подарить или бесплатно процитировать эти продукты разума будут преследоваться законом.

При этом весьма существенным остается вопрос о мировых культурных памятниках. То, что уже создано человечеством, вполне может продаваться, так же как и современные произведения искусства и научной мысли. Прекрасный способ для отчуждения масс от источников национальной культуры, для размывания национальной идентичности.

По сообщениям СМИ