Всемирный Русский Народный Собор

Духовные лица в армии — новый этап в развитии Вооруженных Сил РФ

В Екатеринбурге при активной поддержке Екатеринбургского отделения ВРНС прошел сбор священнослужителей, назначенных на должности помощников командиров соединений во всех военных округах.

Как сообщают организаторы и гости этого мероприятия, сбор военных священников, который проходил в Екатеринбурге с 25 февраля по 2 марта, был посвящен результатам духовной работы священнослужителей, которые тесно взаимодействуют с армией уже не один год.

Управление по работе с верующими военнослужащими Вооруженных Сил РФ — это новая структура для нынешней армии. Решение о создании такого управления было принято в 2010 году, и нынешний Всероссийский учебно-методический сбор для военных священников — это уже третье подобное мероприятие. При этом сборы проводятся в городах, где располагаются штабы военных округов. Первый сбор прошел в Ростове-на-Дону — центре Южного военного округа, затем в столице Западного военного округа — в Санкт-Петербурге.

Всего на мероприятие в Екатеринбурге собрались 64 военных священнослужителя. Организаторы сбора поставили перед собой цель — подвести итоги прошедшего периода, оценить результаты деятельности военного духовенства по участию в работе поддержания морально-психологического состояния личного состава и экстраполировать эту практику в задачи, которые предстоит решать в 2013 году. Но сборы — это не только профессиональная учеба для священников, но и возможность провести богослужения в святынях, расположенных в городах, принимающих сборы. Практика показывает, что совместное богослужение людей, которые собрались со всей России, формирует новую, совершенно особую общность, связь в которой не прерывается даже после того, как священнослужители возвращаются каждый в свой регион.

К сбору проявили внимание представители Президента в УрФО, администрация Екатеринбурга и Свердловской области, Екатеринбургская митрополия. Участниками сбора стали в основном православные священнослужители, поскольку армия на сегодняшний день фактически православная — 78% военнослужащих заявляют о том, что они исповедуют православие. В армии служат и те, кто исповедует ислам — в Южном и Западном военных округах с ними работают два штатных священника-мусульманина. Кроме того, в Забайкалье и на Дальнем Востоке есть компактно служащие буддисты, но вопрос с обеспечением их религиозных потребностей еще только предстоит решить.

Начальник Управления по работе с верующими военнослужащими Вооруженных Сил РФ Борис Лукичёв на прошедшей 26 февраля пресс-конференции отметил, что в российской армии стали уделять большое внимание личности солдат, их духовным потребностям. По его словам, в военном деле очень важна глубинная мотивация, которая помогает исполнять воинский долг. Именно вера формирует такую основу для выполнения служебных задач, которая позволяет человеку и рисковать собой, и отдавать жизнь за Родину и за Веру. Духовная деятельность — это новый этап в развитии современной армии, на котором возникает другое отношение к тому, кто готовится защищать Родину.

«Мы хотим услышать опыт духовенства, которое конкретно работает с людьми, — заявил Борис Лукичев. — И на основе этого опыта формировать нормативные документы, которые регламентировали бы работу духовенства в условиях ВС».

По словам Лукичева, опыт военных священников показал, что они имеют большое влияние на морально-психологическое состояние личного состава. К примеру, матери призывников часто обращаются с просьбами, чтобы их сыновья были устроены в часть, где есть батюшка, поскольку считается, что в этом воинском коллективе психологический климат лучше. Но нельзя сказать, что с приходом священников стало меньше нарушений дисциплины, потому что их все еще мало, а в духовном воспитании и просвещении нуждаются порой даже офицеры, не делающие культурных различий между православными, мусульманами и людьми других вероисповеданий.

Военные священники никого не переделывают, не заставляют солдат менять веру. «Если пришел мусульманин, значит, ему надо помочь быть мусульманином в нашей армии, и на этой основе служить и выполнять долг российского гражданина, — пояснил Борис Лукичев. — Вера каждого — это, во-первых, его личное дело. Во-вторых, каждая вера заслуживает уважения. Армия по определению значительно ограничивает права, в том числе и верующих военнослужащих, но каждое вероисповедание предусматривает определенное ограничение, накладываемое на воина». Военнослужащие, которые исполняют свои обязанности в ВС РФ, могут удовлетворять свои религиозные потребности по мере необходимости и по мере возможности. Но возникает вопрос, каким образом это осуществляется в армии?

Вот несколько примеров. В 2012 году, накануне государственного праздника Рождества Христова, представители российской армии в Екатеринбурге договорились с местным муфтиятом, чтобы 6 января пригласить на богослужение в мечеть военнослужащих, которые исповедуют ислам. В мечети солдат приняли очень тепло, и это событие им очень запомнилось. Борис Лукичев утверждает, что хотя бы раз в месяц такое мероприятие устраивать можно. А в Южной Осетии православный батюшка в великий пост попросил накрывать для солдат отдельный стол с постными блюдами, и несколько солдат, которые не стеснялись исповедовать свою веру, приходили и питались за постным столом.
Часто в армейских подразделениях организуются молитвенные комнаты. Новый министр обороны поставил задачу своим подчиненным, чтобы молитвенные комнаты были организованы в больших соединениях, где на территории гарнизонов нет храма, и на кораблях первого ранга. Командиру нужно только найти подходящее помещение, а остальное обеспечат священники. Хотя, по словам Лукичева, «истинно верующему человеку достаточно и внутренней молитвы». «Где бы ты ни был, ты можешь молиться, тебе никто не запрещает. Солдату можно держать в тумбочке Священное Писание — мы заинтересованы в том, чтобы солдат в свободное время читал религиозные книги, потому что те нравственные ценности, которые несет каждое вероисповедание, как оказывается, почти одинаковы: не убий, не укради, живи с соседом в согласии и т. д.», — подчеркнул Борис Лукичев.

При этом в задачи священнослужителя не входит борьба с дедовщиной, но он должен заниматься обеспечением конституционного права исповедовать свою веру в условиях армии. Он и в армии остается священником, и работает как священник, опираясь на священноначалие и на календарь. Вторая важнейшая задача — участие в воспитательной работе, которой священник занимается вместе с командиром и офицерами по работе с личным составом. Конечно, у священника свои формы работы, присущие пастырю. В основном это беседа, личная или коллективная, проповедь, исповедь.

Личный состав, который набирается и по контракту, и по призыву, изучается психологической службой. Составляются социологические карты, выявляющие солдат, которые отказываются от несения воинской службы, имеют суицидальные настроения или другие проблемы. Вместе с социологами над этими вопросами в меру своих возможностей работают и священники. Особенно эффективно священникам удается решить проблемы, связанные с адаптацией к жизни в воинском коллективе. Воспитание офицеров тоже имеет большое значение, потому что офицер общается с большим количеством личного состава. Если у молодого офицера сформирован нравственный стержень, то он даже невольно будет воспитывать солдата своим поведением, считает Борис Лукичев.

«Воспитание молодого патриота начинается со школьной скамьи, и надо соблюдать преемственность по духовно-нравственному воспитанию — начиная от школы и вуза вплоть до армии. Я вижу, что этот процесс уже запущен. Именно духовенство вносит нравственную составляющую в армию, а это повлечет за собой перемены в отношениях личного состава и снимет многие проблемы в казарме», — уверен Валерий Неталиев, Председатель Ассоциации родительских комитетов и сообществ, Глава Екатеринбургского родительского комитета, член правления Собора родителей России.

По словам помощника начальника отделения по работе с военнослужащими протоиерея Александра Ганьжина, самая главная задача священника — это молитва за свою паству. «Священник в армии, как и на приходе, должен быть примером для всех. Конечно, священник должен разбираться и в званиях, и в задачах, и в технике подразделения, в котором он находится. В армии служат физически развитые и интеллектуальные люди, поэтому для работы с ними мы должны отбирать лучших священнослужителей», — заявил Ганьжин.

Борис Лукичев отметил, что для Управления по работе с верующими военнослужащими ВС РФ очень важен кадровый вопрос, потому что очень легко опорочить идею непродуманной реализацией. Министерство обороны утвердило положение, в котором проработаны определенные критерии подбора кадров для работы в качестве военных священнослужителей. Военным священнослужителем должен быть гражданин РФ, не имеющий двойного гражданства, с определенным уровнем образования и опытом работы в духовном сане, в том числе с военнослужащими. Кандидатуру на эту должность утверждает министр обороны.

Однако за последние 20 лет с командирами взаимодействовали сотни священнослужителей. Лукичев признал, что часто командиры на свой страх и риск назначали военных священников, потому что духовные лица на самом деле необходимы армии. Более того, на территории Министерства обороны за последние годы без всякого бюджетного финансирования и указаний со стороны министра обороны и командования (а иногда даже вопреки) построено более 250 храмов, часовен и молитвенных комнат.

По сообщению «Регионы России»

Духовные лица в армии — новый этап в развитии Вооруженных Сил РФ | Всемирный Русский Народный Собор
Духовные лица в армии — новый этап в развитии Вооруженных Сил РФ | Всемирный Русский Народный Собор
Духовные лица в армии — новый этап в развитии Вооруженных Сил РФ | Всемирный Русский Народный Собор
Духовные лица в армии — новый этап в развитии Вооруженных Сил РФ | Всемирный Русский Народный Собор