Всемирный Русский Народный Собор

«Необходимо на государственном уровне принять проект «Русский мужчина»

Председатель Синодального информационного отдела Московского Патриархата Владимир Легойда, выступая на заседании Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защите материнства, отметил отсутствие положительного образа семьи в информационном пространстве.

«Но к сожалению, ситуация еще хуже, чем было сказано, поскольку не только отсутствует положительный образ, но и попытки его создания вызывают вопросы. Там, где происходит попытка создания положительного образа семьи, делается справедливый акцент на материнстве, но вообще нет акцента на отцовстве. Даже на визуальном уровне: огромный плакат, «стране нужны ваши рекорды», все очень прямолинейно — и изображена женщина и трое детей. А папы нет. Где отец, если мы говорим о создании положительного образа семьи?

Если мы опираемся на привычную установку, что папа где-то работает, а мама воспитывает детей, то сегодня она будет очень плохо воспринята при современном отношении женщины к профессиональной реализации. Можно, конечно, спорить, хотя это уже вполне определенная данность. Поэтому мне кажется чрезвычайно важным сейчас акцент на теме отцовства», — сказал он.

Действительно, за ХХ век в России полная семья, где дети растут с родными отцом и матерью, стала скорее исключением, чем правилом. Первая мировая, Гражданская, сталинские репрессии, Вторая мировая не щадили никого, но все же преимущественно выбивали мужчин. А затем, начиная с 1960-х, общество стало все легче относиться и к разводам, и к матерям-одиночкам, так что отец становился «необязательным», чуть ли не излишним членом семьи.

«Как вы думаете, можно ли изменить отношение общества к отцовству? Каким образом?» — с такими вопросами корреспондент ]]>Regions.Ru]]> обратился к священнослужителям.

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской: «В данном случае православным следовало бы начинать с себя. Ведь у нас уже создана сеть именно православных средств массовой информации, православная литература выходит огромными тиражами. И где же у нас те произведения, о которых говорит Владимир Романович? Конечно, мы должны в первую очередь сами решить эту проблему. Эта проблема должна обсуждаться и на конференциях, и на совещаниях. Эта задача должна стоять перед церковным сообществом.

Я не думаю, чтобы в мусульманских странах, где, как правило, крепкие семьи, специально снимали фильмы и писали книги о роли отца в семье. Их не было и в православной Руси, где практически каждая семья была многодетной. Так что в здоровом обществе этой проблемы не существует. Само собой разумеется, что все семьи в нем нормальные. А если общество нездоровое, то нужно бороться с общественными язвами, которые препятствуют созданию больших семей.

Это проблема комплексная. Если в обществе разруха, если в нем царствуют коррупция, порок и разврат, то все это, безусловно, отрицательно сказывается на семье. Думаю также, здесь будет уместна и параллель с животным миром: как известно, многие животные в неволе не размножаются. Люди, конечно, не животные, но здесь есть, над чем задуматься».

Главный редактор журнала «Наследник» протоиерей Максим Первозванский: «В традиционной семье мужчина рассматривается не как неотъемлемая часть, а как глава, вокруг которого строится вся семья. Действительно, в XX веке, и это касается именно нашего государства, авторитет отцовства стал утрачиваться. Это связано еще и с тем, что у мужчин в СССР исчезла возможность реально хозяйствовать. У него не стало своего дела, собственности — и это важный момент, который подорвал веру мужчины в самого себя. Сегодня же воспитанием мужчин продолжают заниматься в основном женщины.

Мне кажется, необходимо на государственном уровне принять проект под названием «Русский мужчина»: без специальный усилий в этом направлении что-то изменить вряд ли удастся. Необходимо создавать положительный образ мужчины-семьянина. Сегодня его практически ограничили функцией «добытчика», и непонятно, чем это отличается от выплаты алиментов. Часто муж не понимает, что еще от него хочет жена, кроме зарплаты, которую он принес. А необходимо поиграть с ребенком, построить вместе планы и подумать над проблемами не материальными, а психологическими, на духовном уровне.

Надо привлекать мужчин к работе в сфере среднего образования. К примеру, я работал в средней школе, где соотношение мужчин и женщин было равным. И это кардинальным образом влияло на воспитание мальчиков. Само присутствие мужчины в жизни школьника может сделать очень много. Сюда же относится поддержка внешкольного образования: различных секций, кружков, клубов и привлечение мужчин на должность педагога. Необходимо дать возможность мужчинам работать и зарабатывать. И, безусловно, надо выпускать специальные фильмы и книги, где героями были бы достойные отцы».

Игумен Гермоген (Ананьев), насельник Московского Данилова монастыря: «Эта проблема, конечно, существует, причем уже и в православном информационном пространстве. Ведь у нас уже давно русская женщина и коней на ходу останавливает, и в горящую избу входит. А мужчины то на войне, то в повальном пьянстве.

Конечно, надо как-то формировать положительный образ отцовства. Ведь есть у нас прекрасные традиционные многодетные семьи, в которых отец действительно глава семьи. Но у нас сейчас в принципе в обществе почти напрочь отсутствует представление о нормальной семье. И само общество, к сожалению, этой темой не очень обеспокоено. Поэтому, конечно, эту тему надо поднимать и обсуждать.

В первую очередь надо восстанавливать наши традиции. Правило «отец — глава семьи» часто понимают так, что, мол, мужчина — этакий командующий. Но оно же формулирует не столько права, сколько обязанности: мужчина в первую очередь несет ответственность за свою семью как за малую церковь, общину. Поэтому так важно реабилитировать образ отца в нашем обществе.

Действительно и в художественной литературе, и кинематографе есть очень яркие образы и солдата, и труженика. А вот такой же образ именно отца не создан. Но мне кажется, что в обществе все-таки надо в первую очередь восстанавливать положительный образ нормальной традиционной семьи, в которой каждый элемент имеет свое особое значение и при этом выстраиваются гармоничные отношения. В современном общественном сознании традиционные ценности вообще и семейные в частности, увы, не очень ценятся. Сейчас у людей на первом месте карьера, личное благополучие. О семье человек задумывается в лучшем случае, когда он всего этого уже достиг».

Священник Георгий Белодуров, клирик Воскресенского (Трех исповедников) храма Твери: «К сожалению, в полных и хороших семьях тоже вырастают «трудные» дети: это случается даже в семьях священников. Главное, чего сегодня не хватает в семейной жизни — это супружеской верности: принимать супруга таким, какой он есть, заботиться о нем и просить у Бога, чтобы он постепенно исправил его. Для меня примером служат слова митрополита Вениамина Федченкова о святом праведном Иоанне Кронштадтском, который более 60 лет прожил со сварливой женой. И эту жизнь с трудной по характеру супругой митрополит поставил выше всех чудес отца Иоанна, которыми мы восторгаемся.

Дети очень часто воспроизводят семью на тех же основаниях, которые они видят у своих родителей: сколько мы слышим от разведенных матерей-одиночек, мол, меня мать одна воспитала и я воспитаю, то есть мужчина превращается в самца-производителя и не более того. А если женщина не любит своего мужа, то она жалуется порой на такие пустяки, что становится смешно.

Безусловно, есть «Основы Социальной концепции РПЦ», по которым разрешены разводы в случае побоев, неистребимого пьянства. Но каждый раз мы должны начинать правильно свою жизнь, ведь и мужчины пьют оттого, что они хотят себя реализовать и не могут этого сделать, либо оттого, что в семье нелады, и мужчина пытается спрятаться от этой боли и неустроенности с помощью алкоголя. Семейное счастье — это всегда продукт общих усилий — отца, матери и всех членов семьи. Все должны работать над тем, чтобы семья была великой драгоценностью, которую нам дал Бог».

Иеромонах Тихон (Зимин), преподаватель Московской духовной академии и семинарии: «Действительно, отцовство в нынешнем обществе, нынешней семье недооценивается. Я думаю, что в основе этого отношения лежит современная судебная практика: при разводах и в других судебных делах, связанных с семьей, судьи однозначно отдают предпочтение матерям, а отцы всегда проигрывают — по умолчанию, автоматически. По букве закона они имеют равные права, а на самом деле почти никогда ребенок не может остаться с отцом. Даже если ребенок прямо заявляет о таком желании и при полной возможности со стороны отца содержать ребенка, предпочтение судьи, как правило, представителя женского пола, отдается матери.

Как мне кажется, это один из важнейших факторов того, что институт отцовства низведен до такой незначительной, почти ненужной, только вспомогательной роли. Такая практика, безусловно, является ущербной и несправедливой».

По сообщению «]]>Новостей Федерации]]>»