Всемирный Русский Народный Собор

Русские на Кавказе: тактика и дружба

Ясские горы — так называли русские Большой Кавказский хребет. Славянские купеческие караваны отмечены в этих местах в самые древние времена. А кавказские купцы, продвигавшиеся по великому пути из варяг в греки, были известны в русских землях. Происходил обмен культурными ценностями, произведениями ремесленников, шло взаимное узнавание традиций и обычаев.

Южное русское тмутараньское княжество было пожаловано в 988 году Мстиславу Удалому (Храброму). Само прозвище князя о многом говорит. Ставший после смерти отца, киевского князя Владимира Святославича, разгромившего в 965 году Хазарский каганат, владетелем юго-восточной части Руси, обустраивал этот край политически и экономически. Заключал союзы с Дербентом, крупнейшим тогда городом-крепостью на всем Кавказе, дружил с народами Дагестана, вместе с ними воевал против персидских войск, ходил походами в Закавказье. Мстислав Владимирович распространял среди горских язычников христианство, проводил умную и гибкую властную политику.

В те времена роднились не только народы, но и княжеские дома. Сын Владимира Мономаха Ярополк был женат на Елене — дочери осетинского князя Сварна. Всеволод Георгиевич, брат великого князя владимирского Андрея Боголюбского, женился на осетинке Марии, сестра которой была замужем за сыном великого киевского князя Мстислава.

Русско-кавказские союзы складывались в то время, когда Древняя Русь и христианские страны Закавказья переживали недолгий период благополучия и мира. Они и тянулись друг к другу, чувствуя, что без взаимной поддержки в окружении недругов, обречены на гибель. Так было раньше, и так происходило в будущем. «С VI столетия, — писал дореволюционный историк М. Литвинов, — история единоверных нам царств есть история непрерывных неприятельских вторжений, кровопролитий, пленений и опустошений. Особенно опустошительные нашествия были в 626 году — хазар, в 731 году — арабов, в 1226 году, вскоре после нашествия Чингисхана, страшное нападение султана Джалаль-Эддина, вырезавшего все население пройденных им областей; в 1388 году — Тимура, когда по выражению армянского историка, «без числа и счета» побив жителей, завоеватель во всей Грузии не оставил камня на камне; в 1616 году — шаха Аббаса, выведшего одних пленных свыше 100 000 человек. Только редкие периоды составляют исключение. К таким эпохам следует отнести царствование грузинской царицы Тамары (1184-1212 гг.), которая находилась в браке с русским князем Георгием, сыном Андрея Боголюбского, составляющее блистательнейшую страницу в истории Грузии».

Не меньшие драматические бедствия испытывали в те же столетия и народы Северного Кавказа: то под властью персов, то под игом турок, то в результате собственных раздоров. Страшную память по себе оставили на Кавказе четыре похода золотоордынского хана Тимура, планомерно уничтожавшего предков нынешних народов, живущих в Дагестане, Чечне, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. К концу XIV века резко сократилось горское население, исчез ряд городов, аулов и крепостей, пришло в окончательный упадок народное хозяйство. Русь не могла прийти на помощь: она также изнывала под гнетом иноземцев и слабела от внутренних удельных войн. Фоны для монитора с проекта http: //7fon.ru прийдутся по душе несомненным почитателям красочного внешнего вида своего пк. Обязательно попробуйте ]]>фото]]> бесплатно. Они помогут разнообразить рутинную работу.

В Русском государстве и на Кавказе три столетия крепло убеждение, что если плохо одной стороне, то еще хуже будет другой, что только объединение может остановить внешних врагов, только союз народов реально избавит от внутренних кровопролитий и межнациональных усобиц. Еще при Мстиславе Удалом была сформулирована русская политическая стратегия на Кавказе: с друзьями и соседями жить в согласии, бескорыстно им помогать, а врагов принуждать к миру силой оружия. При кабардинском князе Редеде в те же десятилетия кавказцы поняли, что с Русью нужно дружить и в случае чего — ждать от нее помощи.

С укреплением Русского централизованного государства в XVI веке возобновились прерванные монголо-татарским игом связи. Послы горских народов, один за другим приезжавшие в Кремль, просят взять их под царскую опеку. Раздробленный, многонациональный Кавказ не в состоянии был бороться с вторжениями орд крымских ханов, турецких войск и персидских захватчиков. Русское государство с почетом принимает в свои границы кавказские народы.

Приведу перечень опубликованных документов с просьбой о добровольном вхождении народов Кавказа в состав России с единственной целью, чтобы, как говорил Дмитрий Донской, «старые помнили, а молодые знали»:
— грамота царя Мегрелии Леона к царю Михаилу Федоровичу о желании грузинского народа перейти в подданство России (1638 г.);
— письмо представителей тушин, хевсуров и пшавов царю Алексею Михайловичу о переходе их в Русское подданство (1657 г.);
— грамота Петра Первого о согласии принять кабардинский народ в подданство России и защитить его от внешних врагов (1711 г.);
— послание армянских Патриархов Исайи и Нерсеса императору Петру Первому с просьбой принять армянский народ под покровительство России (1724 г.);
— грамота императора Петра армянскому Патриарху Исайе, юзбашам Авану и Мирзе, всему армянскому народу о принятии их под покровительство России (1724 г.);
— письмо грузинского князя Шеншии Давыдова командующему российскими войсками в Дагестане генерал-майору В. П. Шереметьеву с сообщением о желании его народа быть под покровительством России (1726 г.);
— письмо кабардинских князей Кайтуки и Келмена Ахловых астраханскому губернатору П. Н. Кречетникову об их верности России и о желании владеть Осетинским подворьем (1774 г.);
— прошение осетинских старшин Куртатинского и Воллагирского уездов астраханскому губернатору П. Н. Кречетникову об оказании Россией покровительства и военной помощи Осетии (1774 г.);
— доношение осетинских старшин генерал-поручику П. С. Потемкину, командующему кавказской линией, о верности осетин России и православию и о желании поселиться на реке Терек (1782 г.);
— полномочия царя Картли и Кахетии Ираклия II князьям И. К. Багратиону и Г. Р. Чавчавадзе на подписание договора с Россией о признании грузинским царем Ираклием II покровительства и верховной власти России (1783 г.);
— договор о признании царем картлинским и кахетинским Ираклием II покровительства и верховной власти России (Георгиевский трактат 1783 г.);
— письмо князя Г. А. Потемкина шамхалу Тарковскому Бамату с извещением о принятии его в подданство России (1786 г.);
— клятвенное обещание бакинского хана Гусейн-Кули при вступлении в подданство России (1803 г.);
— просительные пункты и клятвенное обещание Ибрагим-хана Шушинского и Карабагского при вступлении в подданство России (1805 г.);
— присяга Абхазского князя Георгия Шарвашидзе (Сефер-Али бека) при вступлении в подданство России (1810 г.);
— клятвенное обещание лезгинских общин Джарской и Белоканской областей при вступлении в подданство России (1830 г.).

Но и этот список явно неполный. Еще в XVI веке начался процесс вхождения кавказцев в Русское государство, которое крепло с каждым годом после окончательного избавления от татаро-монгольского ига. В 1557 году добровольно вступили в российское подданство черкесы. В тот же год с просьбой к России о принятии в подданство и о защите от врагов «со всех сторон» обратились дагестанские послы. Тогда же признали власть царя абазины.

«Шертовали», то есть присягали все эти народы и первому царю из Романовых Михаилу Федоровичу. Отныне кавказские народы оказались под защитой дружественной России. С каждым из крупных кавказских народов устанавливались свои особые связи. К примеру, «русское правительство, — пишут авторы академического исследования «История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в.» (1988 г.), — старалось не утратить, а если возможно и упрочить свое влияние в Западной Черкесии и с этой целью имеющимися средствами, чаще всего дипломатическим путем, оказывать западным адыгам возможную помощь и поддержку. В 1670 г., например, русское правительство ультимативно потребовало от крымского хана Адил-Гирея «черкасской земли... не воевать».

Не всюду и не везде дотягивалась официальная «рука Москвы» с помощью. И тогда действовала «народная дипломатия». Когда в годы Кавказской войны мелкие кавказские народы присягали на верность России, то их поручителями со стороны Российской империи выступали простые армейские офицеры. Один из текстов подобных договоров приводит в своих воспоминаниях участник Лезгинской экспедиции Н. Волконский: «1858 года, января 23 дня, мы, нижеподписавшиеся: управляющий участком и начальник тушинской дружины поручик и кавалер Александр Натиев и почетные жители доселе непокорного общества хушетского...» Поручик Натиев брал на себя обязанности целого государства. «Делать иначе на Кавказе было невозможно, — комментирует Н. Волконский. — Добрые слуги отечества сооружали мирные договоры по мере своего разумения и преданности, и правительство им доверяло, принимало и достойно оценивало их услуги».

Исторический выбор кавказских народов был необратим. «На живот и на смерть», как писали в древности, скрепляя прикладными печатями государственные грамоты. Даже имам Шамиль в своем завещании высказал слова примирения: «Я завещаю им (горцам) питать вечную благодарность к тебе, государь, за все благодеяния, которыми ты меня постоянно осыпаешь. Я завещаю им быть верноподданными царям России и полезными слугами новому нашему отечеству. Успокой мою старость и повели, государь, где укажешь, принести мне и детям моим присягу на верное подданство. Я готов произнести ее всенародно».

Дружеские отношения между народами вновь, как в домонгольские времена, стали подкрепляться династическими браками. В 1560 году царь Иван Грозный берет в супружество Марию, дочь Темрюка, князя Черкесского, а сам род Черкесских (Черкасских) начинает играть большую политическую роль в жизни Русского государства. Кабардинский князь Дмитрий Мамстрюкович, внук Темрюка, даже являлся одним из кандидатов от земщины на царский трон в 1613 году.

Но с петровских времен снова осложняется ситуация на Кавказе. Начинаются непрерывные войны турок с персами, от которых страдают и единоверные нам Грузия и Армения. «Внутренние раздоры усиливаются, — констатировал знакомый нам историк М. Литвинов. — Тифлис переходит из рук в руки. Грузия опять в 1761 г. взывает о помощи к России. Новое появление русских войск в Закавказье относится к 1770 г., к периоду первой турецкой войны. Императрица Екатерина Великая, освободившая Имеретию и Гурию от владычества турок, думала организовать в Закавказье одно сильное христианское государство. К тому времени Россия уже твердо стояла в северной части Кавказа».

Помощь новым царствам стоила России немалых жертв и требовала от страны огромных сил, которые расходовались не на решение внутренних проблем, которых всегда хватало, а на поддержку своих единоверцев и на защиту южных рубежей государства. Только по этой причине мы вынуждены были держать на Кавказе с начала XIX века свою армию. Она изначально осуществляла функции не оккупации горских территорий, а охранения их мирного развития, защиты от междоусобных конфликтов и иноземных вторжений. Выводить войска с Кавказа и в XXI веке, когда изменилась стратегия и тактика наших противников, но цель их осталась прежняя — ослабить и разделить Россию, а вместе с ней и весь многонациональный Кавказ, как показывает история, ни в коем случае не следует.

Кавказ для Российского государства всегда являлся стратегическим, геополитически важнейшим регионом, территорией наших законных национальных интересов. Это — замок на наших южных дверях, подобрать ключи к которому многие пытались, но до последнего времени безуспешно. Как сказал один умный человек: «Там стража не смыкала глаз».

Вадим Дементьев