Всемирный Русский Народный Собор

Воинская слава героического города Зарайска

Современники по достоинству оценили «Зарайского города крепкое стоятельство». Именно отсюда князь Дмитрий Пожарский начал свой трудный путь к освобождению Москвы. Древняя история Зарайска — это история города-воина. С начала XVI века Московское государство, расширяя свои пределы, одновременно с великой поспешностью и тщанием укрепляло достигнутые границы. Особенно этого требовал южный рубеж, еще не так далеко отодвинутый от самой Москвы, — немногим далее Оки. В течение нескольких десятков лет степное «подбрюшье» Московии, беспрерывно терзаемое крымскими татарами, становится особой территорией «береговой охраны» — своего рода военным округом с хорошо организованной системой обороны. Каждый город в этой системе укреплений поныне остается памятником героической борьбы, длившейся не одно столетие. В истории любого из них — Коломны, Тулы, Серпухова, Каширы, Зарайска, многих других — как в отдельном языке пламени видна огненная стихия страшного, смертельного противоборства, бушевавшая на степном юге век за веком.

В XVI веке именно Зарайску, через который проходила излюбленная крымцами дорога в центральные районы Руси, предстояло стать ареной частых столкновений русских войск с разбойными кочевниками. Строительство мощных каменных крепостей по последнему слову фортификационной науки, с привлечением опыта европейских, прежде всего итальянских зодчих, рассматривалось тогда государством как дело первостепенной важности. Сама Москва облачилась в новый кремлевский наряд в конце предыдущего века. С 1514 года строился каменный кремль в Туле, с 1525-го — в Коломне. На восточном рубеже в 1509 году начато возведение кремля в Нижнем Новгороде. Ведал крепостным делом особо созданный Приказ каменных дел и самолично великий князь московский: «Без указу Великого государя... не строить...» Именно такой указ Василия III в 1528 году положил начало каменному кремлю в Зарайске и первому каменному городскому храму: «...заложил князь Великий на Осетре город каменной, а в нем церьковь камену Николу чудотворца Заражского».

Ранняя же история города на правом притоке Оки — Осетре теряется в веках. Существуют лишь красивая легенда о княгине Евпраксии, бросившейся с высокого терема наземь после известия о гибели мужа в битве с полчищем Батыя, да предание о перенесении в 1225 году чудотворной иконы Николы из крымского Корсуня (Херсонеса) в только что основанный монастырь на Осетре...

Как только не называется этот город в источниках XVI-XVII веков: город Николы Зарайского, Никола Заразский, Никола на Осетре, Новгородок на Осетре, Осетр, Заразский город, Заразск и еще с десяток имен. И, наконец, с XVIII столетия — Зарайск. Хотя Заразск, по-видимому, было бы точнее. Предполагают, что название происходит от слова «заразы» — отвесные кручи, обрывы. Местный ландшафт ровным действительно не назовешь — окрестности изобилуют холмами, глубокими оврагами. Среди живописных круч, там, где в Осетр впадает речка Монастырка, имеется единственное плоское плато. На этом стратегически выгодном месте и был возведен Зарайский кремль.

В градостроительной практике Руси этого времени получили большое распространение оборонные сооружения правильных, геометрически ровных очертаний — так называемые регулярные крепости: прямоугольные, треугольные, трапециевидные. Строились, конечно, с учетом условий конкретной местности и полигональные, многоугольные крепости, как, например, Коломенский кремль. Но предпочтительной являлась все же прямоугольная форма — она была удобней и для расположения построек внутри крепости, и для организации ее обороны. Как правило, такие сооружения имели относительно небольшие размеры.

К этому типу относится и Зарайский кремль. Он — самый маленький среди крепостей Московского государства. Его площадь всего 2,3 га. Можно сказать, компактный. Цоколь из белого известняка, верх стен и башен из красного кирпича железняка, выложенного итальянской «вязью». (Высказывались предположения, что строил эту крепость Алевиз Фрязин). Четыре угловых башни — 12-гранные, высотой до 12 м, очень похожи друг на друга, хотя обычно в кремлях старались разнообразить внешний вид башен. Еще три — проездные, более приземистые, прямоугольные, расположенные в середине трех стен. Хотя крепость была предназначена для противоборства с кочевниками, почти не имевшими пушек, строилась она в согласии с новыми фортификационными принципами, с расчетом на применение неприятелем осадной артиллерии. Стены очень толстые — 3,5 м. А угловые башни сильно выдаются за линию стен: из трех ярусов бойниц защитники крепости могли вести практически круговую оборону. Одна из проездных башен — Никольская соединялась с отводной стрельницей, стоявшей впереди, за рвом: с открытой галереей поверху, она давала возможность обрушивать на головы врагов, прорвавшихся через внешние ворота, град камней, потоки горящей смолы и прочие «боеприпасы».

Кремль полностью сохранился до наших дней, хотя и подвергался некоторым переделкам в XVII и XIX столетиях, реставрировался в XX-м, да и сейчас требует пристального внимания — ветшают стены, появляются трещины в башнях... Но ему повезло — гораздо больше, чем наполовину уничтоженным, к примеру, Коломенскому или Смоленскому кремлям. И уж несравненно больше, чем Серпуховскому кремлю, растащенному по камешку жителями города еще в XIX веке. Любовь зарайцев к своему кремлю оказалась крепка.

Историк XX столетия писал о нем: «Среди пустынных полустепных пространств Заосетрья, уходящих в глубину тульских равнин, угрюмо высящийся зарайский кремль являл собой серьезную угрозу кочевнику XVI века». Он и вправду похож на сурового воина, богатыря на заставе, со спокойной решимостью глядящего на враждебную степь и готового в любой момент дать отпор врагу. В нем нет ничего лишнего, все просто, можно сказать, аскетично, и строго функционально, без декоративных изысков. Все подчинено главной цели. И даже минимальный набор фортификационных элементов (в других крепостях того же времени их куда как больше) не препятствовал зарайскому кремлю успешно справляться с боевой задачей. Суровую красоту кремля дополняют оба сохранившихся доныне собора — древний Никольский и более поздний Иоанно-Предтеченский. В 1990-х годах здесь возвели небольшую деревянную звонницу.

Через два года после завершения строительства, в марте 1533 года, город посетил Василий III: «...выехал князь Великий всея Руси с Москвы помолитися к Николе Зарасскому на Осетр». В том же году к Зарайску подошли татары — испытать на прочность новую крепость московитов. Воевода князь Дмитрий Палецкий, назначенный из Москвы, встретил непрошеных гостей у города и... не оставил им никаких надежд: разбил наголову, взял большой полон. В 1541 году степняки вновь оказались под Зарайском по пути на Москву. Столичные разведчики доносили, что войско хана достигает 100 тыс. конников — его сравнивали с ордой Мамая и даже Тамерлана, закрывавшей горизонт. Навстречу татарам из Зарайска с невеликой силой вышел воевода Назар Глебов. В течение двух дней русский отряд настолько потрепал противника, что хан вынужден был искать иную дорогу к Москве.

В следующие годы степняки не раз оказывались у стен города, разоряли окрестные волости, но приступать к крепости не успевали или не решались вовсе. А уже со второй половины XVI века татары, двигаясь на Москву, предпочитали обходить Зарайск стороной. По словам зарайского исследователя первой половины XX века, «борьба со степью, характерная для древнерусской истории, нигде не нашла себе столь яркой и характерной иллюстрации, как в Зарайске», «...край полон памятниками этих нашествий: ряд сел, речушек, лесов и отдельных местностей и полей носят татарские имена; особенно их много под Зарайском. По сие время живы в народе красочные предания и легенды о татарских нашествиях...»

Не менее великую роль сыграл Зарайск в лихолетье Смутного времени. К началу XVII века население города насчитывало около 2,5-3 тыс. человек. Большую часть составляли служилые люди, исполнявшие различные гарнизонные должности: стрельцы, пушкари, затинщики, воротники, рассыльные. Всем этим мелкопоместным дворянам, очевидно, не по нраву пришлось то, что на государевом троне утвердился «боярский царь» Василий Шуйский, «выкликнутый» москвичами в 1606 году после убийства Лжедмитрия I. Служилым, а также городской бедноте — «молодшим, «убогим» людям развязал руки подоспевший мятеж И. Болотникова, ставивший целью свержение Шуйского. В числе других «зарецких» городов Зарайск примкнул к восстанию и выдал болотниковцам на расправу своего воеводу Н. Измайлова. «Шатание» Русского государства еще только набирало силу, но устоять перед этим разбродом, не поддаться ему уже было нелегко... Однако годы последующей польской интервенции показали, насколько русские люди способны сплотиться перед лицом общей угрозы, если находятся среди них те, кто может твердо возвысить голос и призвать к мужеству, кто сам являет собой образец неколебимой стойкости, пример верности заповедям и закону.

Весной 1608 года по пути в Рязань к Зарайску подошел «с литовскими людьми и русскими ворами» сподвижник Лжедмитрия II полковник А. Лисовский. Навстречу ему выступило соединенное ополчение рязанцев и арзамасцев под командованием Захария Ляпунова. В кровопролитном сражении с поляками погибло три сотни ополченцев. Над их братской могилой был насыпан курган. В 1614 году возле него соорудили деревянную Благовещенскую церковь, сюда помолиться об упокоении павших еще и полвека спустя приезжали их земляки. Через полтора века на месте деревянного встал каменный храм, молитва не переставала звучать в нем и в советское время. В конце XIX века на кургане водрузили памятный чугунный крест (позднее исчезнувший), а в 1960 году здесь появился гранитный обелиск. Ныне же рядом с курганом можно увидеть и две памятные доски с надписями. Одна из них гласит: «Сердца ваши горели любовью к Отечеству и положили вы жизни свои во славу земли родной...»

Больше года Зарайск находился во власти разбойничавших захватчиков, пока летом 1609 года рязанский воевода Прокопий Ляпунов, брат Захария, во главе рязанских ополченцев не выгнал их отсюда. Царь Василий Шуйский, шатко сидевший на троне и нуждавшийся в поддержке русских городов, вскоре назначает зарайским воеводой молодого князя Дмитрия Пожарского, уже показавшего себя как искусного командира. Это произошло в феврале 1610 года. А двумя годами ранее Шуйский, оценив отказ зарайцев присягать самозванцу, пожертвовал в Никольский собор печатное «Евангелие» и 13 фунтов золота и серебра, 1700 драгоценных камней для украшения оклада иконы Николы Заразского...

К Зарайску вновь и вновь приглядывались интервенты, их лазутчики пытались привлечь горожан на сторону Лжедмитрия II и склонить к мятежу. Князь Пожарский возглавил зарайский гарнизон в решительную минуту. Многие подмосковные города уже присягнули самозванцу. Письменное требование подчиниться «тушинскому вору» получил и зарайский воевода. Горожане, поверившие самозванцу, затеяли бунт против Пожарского. Но тот твердо решил «стоять за государство» и всех призывал к тому же. Князь, а вместе с ним протопоп Никольского собора Димитрий Леонтьев и стали теми «утесами», о которые разбились бушующие волны недолгой зарайской смуты.

Пожарский оказался готов к мятежу и велел сделать в кремле необходимые запасы оружия, боеприпасов, продуктов. После этого вместе с верным ему гарнизоном воевода укрылся в стенах крепости. Мятежники пошли на приступ, но были отбиты. Своей решимостью, волей и горячими воззваниями князь и священник успокоили бунтовщиков, заставили их устыдиться. Самого Пожарского протоиерей благословил, если придется, «умереть за православную веру и Отечество». В городе установился порядок, начали формировать ополчение.

Следующие полгода Зарайск стойко сопротивлялся многочисленным попыткам интервентов и воровских шаек захватить город. Деревянный острог, окружавший посад, и каменный кремль равно принимали на себя удары. В декабре 1610 года в острог сумел проникнуть отряд воровских людей, черкесов и казаков во главе с И. Сумбуловым, но продержался там недолго. Уже в январе Пожарский выбил шайку из города. Осада Зарайска окончилась полным поражением противника. Месяц спустя князь во главе ополчения поспешил на помощь Прокопию Ляпунову, запертому поляками и литовцами в Пронске. Потом были Первое народное ополчение, бои на улицах Москвы, в которых первыми приняли участие зарайские люди под водительством своего воеводы, Второе ополчение Минина и Пожарского, победа и изгнание интервентов из России... Зарайск выстоял в великой смуте и мог по праву гордиться этим.

Еще около столетия городской кремль оставался военной крепостью. Последнее, без труда остановленное нашествие татар на Зарайск случилось аж в 1673 году. Но с концом Московского государства и рождением Российской империи его славная боевая «карьера» завершилась. Он, по словам зарайского историка, «успокоился от битв и задремал тихой дремой российского захолустья, где вокруг него мирно задымились обывательские мещанские хатки уездного городка».

Летом 2003 года в Зарайске был установлен памятник князю Д. М. Пожарскому работы скульптора Ю. Ф. Иванова.

Наталья Иртенина