Всемирный Русский Народный Собор

Одиннадцатый раз на Ионических островах: православный поход Ушакова на Корфу

Каждая Русская Неделя обозначена Ушаковским светом. Вот и в октябре 2012 года он как бы скреплял эти Русские дни. Звучали слова: святитель Спиридон и святой Ушаков, адмирал Ушаков и Каподистрия, моряки Ушакова и греческие повстанцы. Добрые семена посеял великий адмирал на этой земле.

В 2012 году, как и всегда, состоялся митинг у памятника Иоаниса Каподистрии в центре города, где вдохновенно говорили председатель Муниципального совета Корфу и представитель российского посольства в Греции, под эгидой которого проходил форум «Русская неделя на Ионических островах». Возложили венки, а сначала исполнилась молитва в честь Иоаниса Каподистрии, прозвучали гимны Греции и России.

А затем всё это разноголосое, разношёрстное шествие двинулось через город к памятнику Фёдору Ушакову. И, как всегда, с любопытством глядящие жители, аплодисменты, иконы впереди и два красивых духовых оркестра. Местный, разливистый, керкирский и братский, флотский, с военного корабля, прибывший из Севастополя.

К памятнику подошёл митрополит Керкирский Нектарий, давний друг нашей декады и Ушакова. Присутствие на митинге митрополита — это большое событие для Корфу. Он с монахами совершил небольшую службу, выступления мэрии, представителя русского военного корабля «Новочеркасск» и моё — от Всемирного Русского Народного Собора и автора книги «Заварившего новую кашу» про Ушакова в 80-90 году. Я, как всегда, говорил подольше других, ибо решил напомнить (да, каждый раз новый состав русских паломников, туристов и военных моряков), что именно в октябре 1798 года здесь и появилась эскадра под командованием вице-адмирала Ушакова.

Посылая пригласительные письма и заручившись поддержкой Патриарха в Константинополе, поддержкой капитанов и моряков-греков, служивших на русской службе, он «поднял» в поддержку русским и турецким кораблям греческое население островов Занте, Кефалонии, Левкаса, Китиры и др. Французы не выдержали — отступили, вначале в крепости, позднее либо сдались, либо бежали на Корфу. Взятых в плен милосердный адмирал отпускал домой, взяв с них обещание не воевать против России.

Посещение этих островов было новой важной частью Русской недели, Ушаковских встреч в Греции. Но перед этой миссией была значительная и важная конференция на Корфу о жизни и деятельности первого Президента, правителя новой Греции в начале XIX века Иоаниса Каподистрии, что, наверное, станет постоянной частью Русской недели, ибо этот грек с Керкиры постоянно связывал Россию и Грецию.

И следующий день после митинга у памятника Ушакова был знаменательным для российской делегации. Ну, во-первых, почти вся она была на литургии в храме святителя Спиридона, который провёл, в том числе и архимандрит Алексий (наместник Свято-Данилова монастыря), который был постоянным духовным наставником и участником Ушаковских дней.

А потом мы были в святом месте для греков, в монастыре-обители Платитеры — Благословенной Божией Матери, где покоится прах Великого Иоаниса Каподистрии, первого Президента Греции. В крипте, отдельном отсеке, располагались могильные плиты с надписью многих из семьи Каподистрии. Тут была плита отца, братьев и в центре — мраморная плита Иоаниса с датой рождения и смерти и без указания регалий, которых у него было немало.

Митрополит Нектарий исполнил греческие молитвы, потом кивнул нам и под сводами прозвучало русское: «Упокой души рабов твоих». У Каподистрии, как у великого человека, было и немало противников. Были тут и англичане и амбициозные вожди кланов и тёмные, непросвещённые люди. Пав от рук братьев Мавромихали, он вошёл в историю Греции как великий державный подвижник, деятель, человек, который, засучив рукава, бросился создавать новую Грецию.

Тут же в зале рядом и прошла конференция с сообщениями и докладами о духовной деятельности Иоаниса, о его организаторских усилиях, о связи с Россией. Зал был полон учениками гимназий и воскресных школ. Особенно на всех произвёл впечатление тезис первый, что Президент Греции, наряду с экономическим возрождением, ставил вопрос образования и воспитания молодого поколения, где первое место он отводил православной вере и, как сказал один из выступавших, он хотел, как в России, создать Духовную академию и Высшую школу для воспитания...

Особым событием на конференции стала передача в дар от Всемирного Русского Народного Собора, Русской Православной Церкви и Администрации Центрального района Санкт-Петербурга архивных документов, связанных с жизнью Каподистрии в России, за что особо хочется поблагодарить Марию Дмитриевну Щербакову Главу Центрального района Санкт-Петербурга.

Для будущего Центра Каподистрии документы были заверены нотариусом и составляли немалую ценность. Олег Костин, архимандрит Алексий и я совершили торжественную передачу. Документы архива внешней политики Российской империи, которые выстроились в солидный и впечатляющий ряд. Нашим коллегам вручили:
1. Указ Александра I государственной коллегии иностранных дел о назначении И. А. Каподистрии статским советником и о зачислении его в ведомство коллегии от 20 апреля (2 мая) 1809 года.
2. Клятвенное обещание графа И. А. Каподистрии 15/27 мая 1809 года.
3. Указ Александра I о назначении И. А. Каподистрии чрезвычайным и полномочным послом России в Швейцарии 25 февраля/9 марта 1814 года.
4. Указ Александра I о назначении И. А. Каподистрии статс-секретарём 30 августа/11 сентября 1815 года.
5. Указ Николая I Сенату об увольнении в отставку И. Каподистрии согласно его личному прошению 30 июля/11 августа 1827 года.

Из Керкиры уезжали на корабле. На воздушных крыльях, казалось, дойдём до Кефалонии быстро. Но довольно высокая волна задерживала наше движение. Берега Кефалонии показались часа через три. Что интересно: кругом было чистое небо, а над островом, зацепившись за вершины и впадины висели причудливые тучки и казалось, что они-то и питают, и орошают леса и долины острова. Вездесущий и много знающий Роман Силантьев сказал, что именно там, в горах, зарождаются тучи, влага испаряется и опадает вниз. По волнам то тут, то там появлялись корабли, кораблики, паромы.

И вот Кефалония. Остров миф, остров легенда! Именно тут (по преданию древних греков по творениям Гомера) пребывал Одиссей. Уходя от своей Пенелопы в дальние походы. Глядя на ниспадающие с гор зелёные волны садов, чудные, красивые цветы, аккуратные улицы, отлаженные площади и весёлых доброжелательных жителей, кто-то из нашей делегации воскликнул: «Вот тут и появилось впечатление о рае на земле».

Но Кефалония была не только раем на земле, её главный город Аргостоли почти полностью был разрушен жестоким землетрясением 1953 года. Но Аргостоли был в своей новой красоте полностью восстановленным и чистым. Кто-то вёл эти толчки от Бога морей Посейдона, разгневанного на Одиссея, покинувшего Кефалонию и разостлавшего свои руки на остров. Но, занимаясь походом эскадры вице-адмирала Ушакова в 1798 году я знал, что именно с островов с Кефалонии и Закинфа и началось освобождение Ионических островов.

Тут проявилась тактика адмирала: опираясь на православные народные массы, на дружественное ополчение греков, сочувствующих русской эскадре и православию и всей силы эскадры кораблей, возглавляемой им, освобождать остров за островом. На Кефалонии и Закинфе и были опробованы первые методы в создании и существовании греческого государства — Ионической Республики Семи островов.

До этого они находились под жёстким гнётом Венецианской торговой Республики, республики крупного капитала аристократов-нобилей, для которых Ионические острова явились почти колонией, с которых взималась щедрая дань, и жители которой находились на положении прислуги у богатых аристократов государства Венеции, в угнетении духовном, ибо на островах господствовала католическая, латинская религия и епархия Рима. Христианство же восточное, православное, было угнетаемо, разогнано в маленькие церкви. Православная епархия распущена. Но именно на этих островах, на бурных и опасных задворках Европы сохранилось, как ив России, незыблемое православное христианство. Тут вырастали великие святые и праведники христианской православной церкви, сюда сводились от жестоких преследований святые останки, мощи православных святых. На Корфу — мощи великого Спиридона Тримифунтского, царицы Феодоры, на Кефалонии молился и пребывал в пещере святой Герасим, в церкви великого святого Андрея Первозванного, ступавшего, в том числе по славянской земле Киева и Новгорода, по земле святой Руси. Срочная выписка ]]>ЕГРЮЛ]]> в 2016 году с доставкой

Там, на Кефалонии, мы были в небольшом, но замечательном храме святого Павла, в память того, что на море. Он, направляясь в подвижническую поездку, потерпел кораблекрушение, но чудесным образом остался жив, и с тех пор там были ещё крушения, но люди не погибали. Церковь увешана материалами исследования немецких учёных, доказавших, что именно там, а не у Мальты, потерпел кораблекрушение Павел. Настоятель церкви долго и подробно рассказывающий нам о святом, подарил бесценную оригинальную икону святых Павла и Герасима, окружавших Матерь Божию, тоже побывавшую здесь.

Как промыслительно начинал свою боевую экспедицию адмирал Ушаков, как естественно будет стоять памятный знак или памятник на берегу чудесной бухты острова с великой историей и, надеюсь, красивым будущим, ведь тут, прямо из морских ботов, из-за бурного моря местные моряки, крестьянские торговцы на руках перенесли из морских ботов солдат и матросов, капитана II ранга Поскочина, которому Ушаков дал команду опираться на многочисленное ополчение друзей России, православных греков. В этот день мы также провели и конференцию «Кефалония и Россия». Как и во всех конференциях, заседание поручено было вести представителю Всемирного Русского Собора и профессору Московского государственного университета.

На Кефалонии утром мы отправились по приморским улицам, где в порту был памятник русско-греческой дружбе. Помолился вместе с нами митрополит Кефалонии Спиридон, почтенный серебрянобородый старец. Я сказал, что именно тут 213 лет назад освобождение Ионических островов. Затем мерным шагом прошёл морской отряд с «Новочеркасска», а затем все вошли в просторный зал, где выступили с приветствием мэр, митрополит и многочисленные чиновные люди. Было тут ещё одно важнейшее событие: с приветствием от патриарха Московского и всея Руси Кирилла и с докладом выступил ректор Московской духовной академии, из славного духовного центра России города Сергиева Посада, ставшего побратимом Кефалонии.

Архиепископ сделал блестящий доклад, посвящённый выходцам из Кефалонии братьям Ликудам, которые в начале XVII века, пребывая на Руси, выпуская духовно полезные книги, приняли участие в создании Греко-латинской академии, явившейся предтечей и прародительницей нынешней Духовной академии в Посаде. Это была ещё одна прекрасная страница нашей истории, ибо из Академии вышли блестящие учёные и проповедники. В Академии учился великий М. В. Ломоносов. Братьям Ликудам в Москве, рядом с Красной площадью, поставлен памятник, последний памятник, который исполнил замечательный русский скульптор Вячеслав Клыков.

Конференция, которую приветствовали все духовные и административные лидеры выявили и давнюю дружбу и сегодняшние перспективы. Но, может быть, самым большим впечатлением группы русских участников было посещение пещеры и мощей Герасима и Духовного центра патриархии, где собраны великие реликвии: резные алтари, иконы, церковная утварь XIII, XIV, XV веков.

Я, например, долго стоял и приложился к благодатной иконе Божией матери «Милостивая река». В эту изливающую сверху реку от лика и образа Богородицы можно смотреть бесконечно, вдохновляться постоянно, но и думать всё больше.

На гостеприимной красивой Кефалонии мы встретили чудесную землячку Юлю из Николаева, которая вместе с родственниками её мужа, работающем в епархии, показывали нам красоты острова, водили по святым местам и, вздыхая, говорили со времён Ушакова, это первый русский боевой корабль и такая большая делегация.

И вот ранним утром на пароме, так называются здесь крытые корабли для перевозки паломников и их машин, мы покинули гостеприимную Кефалонию. Впереди был Закинф, отличающийся своей какой-то более суровой, что ли красотой, задумчивостью, приземистостью домов и храмов.

Но не храма святого Дионисия, одного из тех святых, которых у нас тоже почитают. Имена Денис или даже Дионисий всё чаще встречаются у нас. Чудесный, боголепный, красивый храм с толпой молящихся ждал нас, где радушный митрополит, сказал о давней великой дружбе России и Греции, православных людей наших стран, о вековой любви закинфян к России, ведь многие из них служили на русском флоте, в церквях и работали коммерсантами вдоль всего побережья Чёрного моря. Прикладываемся к мощам Дионисия. Идём в церковный музей, который поистине великое сборище православных ценностей, включая подаренные Ушаковым евангелие, крест и другие знаки почтения. Да и вообще, на острове знают Россию, её подвижников, полководцев и флотоводцев (графа Орлова, Спиридонова, Суворова, Ушакова), поэтов и писателей.

Были сделаны великолепные доклады о тех, кто каким-то образом касался Закинфа (поэт и переводчик Сологуб, дипломат и писатель Капнист) и других. Ну, а забыть чудесный обед, устроенный мэрией и администрацией замечательного отеля Медитерран (средиземноморский)? На многие годы там остался в памяти многим мой тост, вызвавший аплодисменты: «Когда я писал книгу «Адмирал Ушаков», то целую главу посвятил острову Закинфу. Писал эту главу на основании военных рапортов, донесений МИДа, воспоминаний. Как мне кажется, там у меня остров Закинф получился прекрасным. Но, побывав сейчас на острове, я убедился, что он ещё прекраснее, чем я его описал». Это вызвало аплодисменты и удовлетворение на прекрасном острове. Митрополит твёрдо сказал, что памятник Ушакову будет поставлен у храма. Мэр слегка возражал: «Мы найдём место получше». Но митрополит Дионисий настаивал: «Нет, Ушаков наш святой, он должен быть у храма». Мэр согласился. Во всяком случае, будет стоять памятник святому праведному адмиралу Ушакову и на Закинфе.

Подводя итог этой недели 2012, побывав на Керкире, помолившись в храме Спиридона Тримифунтского у мощей святых, постепенно пришёл к выводу, что совсем не случайно, а промыслительно был совершён в 1798-1800 году поход на Ионические острова. Совершая военную морскую операцию, высаживая десанты, он совершил великую историческую миссию Православного похода не только по освобождению своих братьев-греков, но явил образец нового крестового православного похода, отнюдь не мечом и огнём не завершив погром христиан-единоверцев к изничтожению их культуры и образа жизни. Ушаков спас христианские святыни, защитил их. В активе похода святоносные мощи Спиридона Тримифунтского, святой Феодоры на Корфу, он защитил мощи святого Герасима на Кефалонии, Дионисия на Закинфе, мощи святого Николая в Бари. Церковный староста в храме святого Павла на Кефалонии, когда мы вручили образ Ушакова с горячностью, обратился к нам с вопросом. А вы знаете, что безбожные французы приказали свалить все кости из святых мощей в одну могилу и только Ушаков заставил их отправить на свои места. Чего тут больше было: филологических измышлений или правды, мы в тот момент не знали, но миссию Ушакова поняли — спасать святыни. С посещением этих островов, их святых мест, она вырисовывалась ещё яснее и полнокровнее.

Независимо от тех заданий, что дал Ушакову император Павел I, становится ясно, что он исполнял и это становится ещё более ясно, через век святую и православную миссию святой православный поход. И поэтому столь горячо и всесторонне Греческая православная церковь поддержала его и поход и вопреки напыщенной науке и политическим веяниям твёрдо решили поддержать поход Ушакова, решили установить знаки и памятник великому адмиралу, как памятник православному освободителю, защитнику угнетённому православному люду.

Валерий Николаевич Ганичев, заместитель Главы ВРНС, председатель Союза писателей РФ