Всемирный Русский Народный Собор

Александр Рудаков: о Патриархе и «друзьях человечества»

Слова Патриарха Кирилла о «ереси человекопоклонничества» и «изгнании Бога из человеческой жизни» уже третью неделю не дают покоя ангажированным СМИ.

Предстоятеля Русской Церкви обвинили в мракобесии, отказе признавать права человека и даже в неуважении к Конституции РФ, где говорится: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Справедливы ли эти обвинения? О чем на самом деле говорил Глава Церкви и чего хотят его оппоненты?

Александр Рудаков, руководитель Экспертного центра Всемирного русского народного собора: прежде всего, необходимо отдавать себе отчет, что против Патриарха Кирилла уже много лет ведется информационная война, которая сочетается с жесткой информационной блокадой.

Отдельные слова Патриарха вырываются из контекста и передаются в препарированном, искаженном, оболганном виде, а значительная часть его выступлений и идей не доходит до широкой публики.

Давайте разберемся, о чём на самом деле говорил Патриарх, на что обратили внимание его оппоненты, а чем они, наоборот, пренебрегли, что умолчали, что предпочли не замечать.

Начнем с того, что Патриарх говорил не о правах человека, как таковых, которые Церковь не только не отрицает, но и придает им свою расширительную трактовку, дополняя концепцию прав и свобод концепцией ответственности, без которой они обращаются в собственную противоположность.

Патриарх говорил, если угодно, о «культе прав человека» как о некой «новой религии», не имеющей никакого отношения к реальной защите прав реальных людей.

Немного истории: 26 августа 1789 года Национальное собрание Франции приняло Декларацию прав человека и гражданина, которая, сама по себе, была замечательным документом. Однако «друзья человечества», как называли себя деятели Великой Французской революции, сразу дали понять, что статус «человека и гражданина» распространяется далеко не на всех.

Под лозунгом защиты прав и свобод начался жесточайший террор, и, для того чтобы облегчить труд палачей, была изобретена особая машина убийства — гильотина.

Тогда же впервые вошел в обиход и термин «враги народа», знакомый нам уже по трагическим страницам нашей эпохи. В число «врагов» были записаны и восставшие крестьяне Вандеи, и верующие, отказывавшиеся практиковать культ «Великого Существа», которым революционные деятели пытались заменить христианство.

С тех пор минуло больше двух веков, и уже можно говорить об определенной тенденции. Число тех, на кого фактически, а не формально распространяются провозглашенные в 1789 году «права человека», неуклонно снижается.

Уже на нашей памяти профессиональные «защитники прав человека» не обратили внимания на геноцид в Камбодже (1975–1978, 3 миллиона погибших) и Руанде (1994 год, 1 миллион погибших). Про нерожденных детей, погибающих в результате абортов (50 миллионов ежегодно) они даже не вспоминают, поскольку, очевидно, не считают их достойными статуса «человека и гражданина».

Геноцид христиан на Ближнем Востоке, организованный боевиками ИГИЛ, и уничтожение мирного населения Донбасса в ходе наступления украинской армии летом 2014 года также не находятся в фокусе их внимания.

Кто же является «героями и мучениками» культа «прав человека» сегодня? Вы не найдете в этом списке ни российских журналистов, убитых под Луганском по наводке Надежды Савченко, ни врачей-волонтеров, погибших в разбомбленном ВВС США госпитале афганского Кундуза. И в нём нет заживо сожженных 2 мая 2014 года в Одессе, в Доме Профсоюзов.

На кого же тогда распространяются «права человека», по версии современных «борцов с мракобесием»? Пожалуй, это представители ЛБГТ-сообществ. Это участники антирелигиозных акций вроде пресловутого «панк-молебна» в Храме Христа Спасителя в 2012 году. Разумеется, это ориентированные на Запад политические диссиденты и медийные персоны. И, в общем, это все...

Получается довольно узкий круг. Однако, если учесть, что большинство оппонентов Патриарха именно к нему и принадлежат, многое становится понятным.