Всемирный Русский Народный Собор

Подвиг святителя Иова

Из проповеди Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в день памяти святителя Иова, Патриарха Московского.

Мы совершаем память первого Патриарха всея Руси — святителя Иова. В то время, когда Святая Русь находилась на гребне своей славы, когда после многих усилий царя Ивана IV Грозного страна наша превратилась в централизованное и мощное государство, признанное всей Европой и всем миром, — возвышение Руси сопровождалось и возвышением Русской Церкви. Одно было связано с другим. Еще при жизни царя Ивана IV возникла мысль о необходимости иметь во главе Церкви Русской святителя в сане Патриарха, но эти мысли осуществились только при его сыне, царе Федоре Иоанновиче, при самых активных дипломатических усилиях со стороны Бориса Годунова, который стал царем после царя Федора.

Патриарх Константинопольский Иеремия II прибыл в Москву и возвел в Патриаршее достоинство митрополита Московского Иова. И велика была радость на Руси, особенно когда через год, в 1590 году, Константинопольским Патриархом был созван на Востоке Собор, и все Восточные Патриархи подписали грамоту о предоставлении Патриаршества Русской Церкви. Радовалась Русь, радовалась Церковь.

Но недолго продолжалась эта радость. Мы знаем, что после смерти Бориса Годунова начались опаснейшая борьба за власть, расслоения в государственной элите, среди бояр, усиление иноземного влияния. Все это привело к тому, что Патриарх Иов оказался единственной личностью, которому верили и слово которого воспринимали. И покуда хватало сил у Святейшего, он защищал законный государственный строй, пытался преодолеть разномыслия в светской элите, поддерживал пусть и не очень популярного, но законного царя Василия Шуйского, понимая, что наличие законной власти есть непременное условие мира, благополучия и стабильного развития общества.

Но царь Василий Шуйский был низвергнут, и бояре приняли в качестве царя не просто ставленника иноземной державы, но прямого проводника иноземного влияния и иноземной власти на Русскую землю. Настало время Лжедмитрия, и чтобы придать ему легитимность, от Патриарха Иова требовали признать самозванца. Но он этого не сделал и был низвергнут. Именно на месте, на котором я стою, мой блаженнопочивший святой предшественник святитель Иов собственными руками снял с себя панагию и положил перед Владимирским образом Божией Матери — в знак того, что он уходит, но не принимает условий врага, не дает благословения иноземной власти, незаконной и ложной. И святитель был отправлен в Старицкий монастырь, в Тверскую землю, откуда и был родом, в монастырь, с которого началось его Патриаршество. А когда после низвержения Лжедмитрия был избран законный Патриарх Ермоген, мощи которого также почивают здесь, святитель Иов не пожелал вернуться в Москву, будучи человеком больным и практически потерявшим зрение.

Этот великий пример святителя Иова помогает нам понять, через какие тяжкие исторические обстоятельства проходили Отечество наше и Церковь наша — плоть от плоти и кровь от крови народа своего, душа и совесть народа, которая в самые судьбоносные моменты призвана свидетельствовать о правде Божией, даже если эта правда не нравится сильным мира сего. И не убоялся святитель Иов говорить о правде, хотя большинство бояр, вся сила русского общества были против него. Он твердо стоял на правде и, будучи даже низвергнутым, вошел в историю как святой угодник Божий.

Кирилл, Святейший Патриарх Московский и всея Руси

По сообщению ]]>официального сайта]]> Московского Патриархата