Всемирный Русский Народный Собор

Достойный сын великого отца: московский государь Василий III

В марте исполняется 535 лет со дня рождения великого князя Московского Василия III Ивановича (1479-1533 г.).

Великий князь Василий Иванович — живое подтверждение принципа, согласно которому на детях великих людей природа отдыхает. Он не обладал политической гениальностью отца. Он вообще не склонен был к гибкости в вопросах дипломатии, военного дела, улаживания внутренних конфликтов. Этот правитель в большей степени полагался на силу. Время от времени эта ставка позволяла ему выиграть в крупной игре, но порой жестоко подводила.

Сын Ивана III Великого, вошедший в историю московских Рюриковичей как Василий III, получил огромное, богатое, хорошо устроенное наследство. Его заслуга состоит прежде всего в том, что он не растратил полученное, а преумножил. Несравненно более слабый политик, чем отец, он все же не проявлял в государственных делах ни явной глупости, ни безрассудства, ни губительной слабости. К достоинствам его относится умение проявить отвагу на поле брани, и, без сомнения, твердая вера.

К тому же, тогда у подножия московского трона собралась опытная, энергичная и многолюдная политическая элита. Кто-то перешел под руку нового государя «по наследству» от старого, кто-то вошел в состав правящего круга уже при самом Василии III, но, в любом случае, великий князь располагал обширным ресурсом превосходных «управленцев», «людей меча и совета». Следует очень высоко оценивать уровень национальной политэлиты того времени, выросшей в недрах Руси и способной решать поистине масштабные задачи.

Собственных невеликих, но явных достоинств, общей инерции подъема, на котором находилась страна после Ивана Великого, и поддержки со стороны аристократии ему хватило, чтобы править достойно. Узнав победы и поражения, Василий III в конечном итоге завершил правление счастливо. Московское государство при нем усилилось.

Василий Иванович родился 25 марта 1479 года. При жизни отца он получил колоссальный управленческий опыт. Бывал в опале за какие-то смутные связи с заговорщиками, получил прощение. От матери, наследницы византийских императоров Софьи Палеолог, Василий Иванович мог получить понимание того, как вить большую придворную интригу. От отца — как рассуживать суды и вести державные дела. В 1505 году, после кончины родителя, он взошел на престол взрослым человеком с навыками государственного деятеля.

Василий III продолжил политику отца. Он упорно дрался с Литвой за Смоленск и Полоцк. Русский государь обрел могучего союзника в лице князя Михаила Глинского. Будучи богатым и влиятельным магнатом, а также незаурядным полководцем, Глинский затеял восстание против нового польско-литовского монарха — Сигизмунда I. Потерпев поражение, князь нашел прибежище в Москве. В 1514 году армия Василия III в очередной раз подошла к Смоленску. Артиллерийский обстрел произвел на горожан устрашающее впечатление. Тогда Глинский повел с осажденными переговоры через тайных своих сторонников. Ему удалось склонить растерявших боевой дух горожан к сдаче Смоленска. Древний город, когда-то столица самостоятельного княжения, оказался поистине драгоценным приобретением для России. Заодно он принял роль главнейшего ее пограничного форпоста на «литовском рубеже». В честь этой победы Василий III основал московский Новодевичий монастырь.

Полоцк оказался более крепким орешком для московских воевод: при Василии III его так и не взяли. Тяжелая, кровопролитная война между Литвой и Россией шла более десяти лет. В боевых действиях успех оказывался то на одной стороне, то на другой. 1514-й год, помимо взятия Смоленска, принес русской армии тяжелое поражение от литовцев под Оршей. Но в 1517 году они и сами оказались разбиты у русского города Опочка. После завершения войны в 1522 году Московское государство сохранило за собой Смоленск.

Отношения с татарскими ханствами, осколками Золотой орды, оказались наполнены большим риском и большими потерями. Это был враг более опасный, чем Литва. Иван III располагал мощью Крымского ханства как союзной силой. С Казанью он справлялся то дипломатическими средствами, то военными. Но с первых лет правления Василия III и Крым, и Казань, сплотившись, сделались злейшими врагами России. С ними пришлось вести долгую, трудную, кровопролитную борьбу. Особенно опасным было Крымское ханство. Оно контролировало огромные территории за пределами собственно Крымского полуострова, располагало весьма значительной и притом на редкость мобильной армией.

Первые столкновения между Крымом и Россией начались в 1507 году. Тогда татар отбили с большим уроном. Однако впоследствии они совершали набеги вновь и вновь. В 1521 году крымцы добились глубокого прорыва к коренным землям Руси и совершили там страшное опустошение. К середине 1520-х Москва научилась организовывать оборону южных границ так, чтобы воеводы встречали крымцев на дальних подступах, у Оки, и обращали вспять. Впоследствии московские полки, что ни год, выводились к окским оборонительным рубежам. Эта система, очень дорогостоящая, очень затратная в демографическом смысле, оказалась и весьма эффективной. Она «срабатывала» на протяжении многих десятилетий. К центральным областям страны татар теперь не допускали. Но для окраин, особенно для Рязанщины, они оставались грозной опасностью.

Относительно Казани Василий III вооруженной рукой отстаивал право сажать туда ханов по воле Москвы и добился определенных успехов. До конца своего правления он упорными усилиями, после многих сражений, сохранил контроль над Казанью. В устье Суры в 1523 году встала русская крепость-форпост Васильгород (Васильсурск). Великий князь не опасался хаоса войны и часто выходил с войсками. Он осаждал Смоленск, дрался с крымцами и прослыл отважным воителем.

Василий III пошел по стопам родителя и в другом. Он продолжал объединять русские земли вокруг Москвы, не стесняясь применять военную силу. Так, в 1510 году он присоединил Псков, а в 1521 году — Рязань. Последний рязанский князь Иван Иванович бежал к литовцам. Рязанская великокняжеская династия более никогда не правила этой землей. Все ее былые права перешли к московским государям.

Удивительно! Отец Василия III в 1462 году принял под руку свою не очень большое, слабо заселенное, окруженное сильными врагами Московское княжество. За шесть десятилетий Московская держава превратилась в Россию, разметала неприятелей своих и к началу 1520-х стала одним из крупнейших государств Европы. К нему относились с уважением и боязнью. С ним считались на арене большой политики. И это было первое по-настоящему сильное государство, созданное русским народом после веков политической раздробленности.

Василий III два десятилетия счастливо прожил в браке с красавицей из древнего боярского рода Соломонией Сабуровой. Супруги жили в ладу, но детей у них не было. Трудно судить, кто в этом виноват. Жена видела несчастье мужа и знала об угрозе смуты, нависшей над Россией из-за отсутствия у великого князя прямого наследника. Она сама великодушно предложила Василию III постричь ее в монахини, а потом найти вторую жену и родить наследника — ради мира на Руси. На развод и второй брак дал благословение митрополит Даниил, глава Русской церкви.

После пострижения в монахини бывшая государыня долгие годы прожила в Покровской суздальской обители. Там она скончалась в 1542 году. Она оставила добрую память как человек глубокой веры. Известно, что она сама выкопала колодец для нужд обители. Монастырская традиция сообщает о многочисленных чудесах, совершавшихся у гроба Софии. Особое почитание ее началось еще в XVI столетии, а в середине XVII века состоялось ее прославление в лике святых. Со времен петровских преобразований и на протяжении синодального периода ее почитание оказалось под запретом. Но оно возобновилось в 90-х года XX века. 27 марта 2007 года Патриарх Алексий II повелел внести имя преподобной Софии Суздальской в Месяцеслов Русской Православной Церкви. Таким образом, эта старинная святая обретала общерусское почитание.

Но московская служилая знать сочинила сплетню о том, что эту несчастную женщину обратили во инокини насильственно, что ее даже отхлестали бичом за сопротивление. Ведь новый брак великого князя и рождение долгожданного наследника лишили ее большой политической игры, а с нею и надежд на получение большей власти в Московском государстве... 21 января 1526 года великий князь женился на молоденькой дочери князя Василия Львовича Глинского — Елене. Угождая ей, государь сбрил бороду, чем крепко озадачил подданных. Поступок на Руси небывалый! Борода считалась мужской красой, признаком достоинства, приверженности устоям. Но уж слишком жаждал великий князь наследников и, должно быть, хотелось не юному правителю понравиться девушке, которая была его моложе едва ли не на тридцать лет... Правда, и новой жене не скоро удалось разорвать петлю «бесчадия». Лишь в 1530 году Елена Глинская подарила Василию Ивановичу сына Ивана, а в 1532-м — второго, Юрия. Первенец Василия III — будущий государь Иван Грозный.

Осенью 1533 года великий князь съездил с женой и детьми на богомолье к Троице-Сергиеву монастырю, а потом отправился под Волок Ламский — «на свою потеху». Но веселился недолго: «нача изнемогати ногою, и проявися болячка на ноге той...» — видимо, нарыв. От «болячки» распространилась «болезнь лютая». Василий III едва успел вернуться в Москву. Там, в окружении семьи и вельмож, правитель быстро сгорел от хвори. Скончался он 3 декабря.

Хорошая смерть. В изрядном возрасте, дома, под хлопоты молодой жены и под вопросительными взглядами двух любимых сыновей. После трех десятилетий правления, сделав всё доброе, что позволяли способности, и не причинив ничего гибельно скверного своей земле. На смертном одре Василий III призвал своего первенца, Ивана, и благословил его крестом на великое княжение. Этот крест, по словам летописи, имеет древнюю историю: им благословлял еще Св. Петр-митрополит Ивана Калиту. Умирая, Василий Иванович призвал «бояре своя» оберегать русскую землю и веру «...от бесерменства и от латынства и от своих сильных людей, от обид и от продаж, все заодин, сколько... Бог поможет».

Дмитрий Володихин