Всемирный Русский Народный Собор

Подвиг крейсера «Варяг»

Февраль 1904 года — горькая дата в истории России. Это начало войны с Японией, ознаменованное первыми подвигами русских моряков.

Во «Всеподданейшем доношении» наместника Николая II на Дальнем Востоке генерал-адъютанта Е. И. Алексеева отмечалось, что «около полуночи с 26-го на 27-е января японские миноносцы произвели внезапную минную атаку на нашу эскадру на внешнем рейде крепости Порт-Артур, причем броненосцы «Ретвизан» и «Цесаревич» и крейсер «Паллада» получили пробоины».

5 февраля он же сообщал: «27-го минувшего января (9 февраля по новому стилю), в 10 часов утра, японский флот в составе 16 боевых судов показался в виду Порт-Артура. Приближение его было замечено с береговых сигнальных станций, а также с судов нашей эскадры, которая под флагом вице-адмирала О. В. Старка и младшего флагмана князя П. П. Ухтомского в составе 5 броненосцев, 5 крейсеров 1-го и 2-го ранга и 15 эскадренных миноносцев, стояла в полной готовности на внешнем рейде. Тотчас же приморские береговые батареи изготовились к встрече неприятеля. Наша эскадра снялась с якоря в боевом порядке, и по первому выстрелу неприятеля флот и батарея ответили ему дружным, оживленным огнем. Наибольшему обстреливанию со стороны неприятеля подверглись суда эскадры, а также батарея №15 Электрического утеса и №13 Золотой горы, береговые батареи №17 и №18. В результате боя некоторые из неприятельских судов «потерпели аварии».

Далее Алексеев отмечал: «Из поступивших ко мне донесений участвовавших в бою начальствующих лиц усматривается, что команды судов, а также прислуга артиллерийских батарей действовали с отличным мужеством, стойкостью и в образцовом порядке, почему я счел возможным, в исполнение Высочайшей Вашего Императорского Величества воли, назначить георгиевские кресты. Наши потери: офицеров ранено 5, нижних чинов — 15 убитых, 75 раненых».

Из рапорта командира крейсера 1-го ранга «Варяг» В. Ф. Руднева ясно, что «27 января Крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» выдержали бой с эскадрой из шести больших крейсеров и восьми миноносцев. Крейсер «Варяг», лишенный возможности продолжать бой, вернулся совместно с «Корейцем» на рейд Чемульпо, где... пустил свои корабли «ко дну, чтобы не дать японцам».

Что же произошло в том далеком 1904 году? Обратимся к предыстории знаменитого подвига русских моряков. 27 декабря 1903 года командир крейсера «Варяг» Всеволод Федорович Руднев получил приказ русского наместника Е. И. Алексеева выйти в международный порт в заливе у города Чемульпо (нынешний южно-корейский город Инчхон), который был портом корейской столицы Сеул. Крейсер должен был установить надежную связь между Порт-Артуром и русским посланником в Сеуле, и этим обозначить русское военное присутствие в Корее. Этот порт кораблю покидать запрещалось без приказа старшего командования.

«Варяг» бросил якорь на внешнем рейде порта, где к нему присоединилась канонерская лодка «Кореец». 25 января 1904 года командир крейсера В. Ф. Руднев направился к российскому послу с целью забрать его и вернуться на родину вместе со всей миссией. Посол А. И Павлов не решился оставить посольство без приказа ведомства. А уже 26 января порт был заблокирован японкой эскадрой из 14 кораблей с флагманским броненосным крейсером «Асама» (в составе эскадры было еще пять крейсеров — «Нийтака», «Нанива», «Чиода», «Такачихо», «Акаси», восемь миноносцев и три транспорта). К этому моменту в нейтральном корейском порту Чемульпо стояли корабли пяти держав: Англии, Франции, Италии, США и России.

27 января в 10 ч. утра командир вернулся с английского крейсера «Тэлбота», на котором в 9 ч. 30 м. им было получено письмо от японского контр-адмирала Уриу Сотокити с требованием покинуть рейд с вверенными ему судами до 12 ч. дня. В противном случае адмирал обещал прийти на рейд со своей эскадрой в 16 ч. дня и дать сражение. Капитан «Варяга» В. Ф. Руднев попросил о поддержке командование иностранных кораблей. Он хотел, чтобы был опротестован ультиматум японского адмирала, противоречащий международному праву. Командиры иностранных крейсеров не захотели ввязываться в конфликт. Русские корабли стали готовились к бою.

Судя по вахтенному журналу «Варяга», в 10:45 к экипажу с речью обратился В. Ф. Руднев. Корабельный священник благословил моряков перед боем: «За Веру, Царя и Отечество. В бой! Ура!». В 11:10 была дана команда «Все наверх, с якоря сниматься!» В 11:25 пробили боевую тревогу. Крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» снялись с якоря. Со звуками марша и с флажным сигналом «Не поминайте лихом!» они отправились навстречу японской эскадре, состоявшей из 6 крейсеров и 8 миноносцев.

Увидев на рейде русские корабли, японцы подали световыми знаками Морзе сигнал: «Сдавайтесь». Ответа не последовало (японский контр-адмирал его ждал ещё несколько минут). Первый выстрел с японского флагманского судна прогремел в 11:45, после чего вся эскадра открыла огонь по двум русским кораблям. Крейсер «Варяг» с расстояния 45 кабельтов по правому борту дал ответный огонь по флагманскому судну. Первые японские снаряды ударили по «Варягу», был разрушен верхний мостик, начался пожар в штурманской рубке, были испорчены фок-ванты, убит мичман граф А. М. Нирод и пара дальномерщиков (станции 1).

Японцы буквально засыпали русский крейсер фугасными снарядами сильного разрывного действия. Не долетевшие до кормы снаряды разрывались в воде на тысячи осколков, рушили настройки и шлюпки корабля. Следующий снаряд подбил 6-дюймовое орудие 3, убив несколько матросов сразу и тяжело ранив мичмана Петра Губонина. Пожар на шканцах тушил ревизор мичман И. Чениловский — Сокол. Невдалеке от острова Йодолми (сейчас Пхальмидо) японский снаряд перебил трубу с рулевыми приводами крейсера «Варяг». А другой снаряд, попав в рубку, контузил командира в голову, убив при этом несколько человек. Управление было переведено на ручной штурвал.

Крейсер плохо слушался. Палуба была изрешечена пулями, был сорван кормовой флаг, боцман установил его обратно. В 12:15 при неудачном повороте корабля вправо у острова Йодолми «Варяг» встал в невыгодное положение и приблизился на 28 кабельтовых к эскадре. Огонь японцев увеличился, был пробит левый борт крейсера «Варяг» под водою. Вода через большую пробоину ринулась через третье кочегарное отделение к топкам. Насилу успели задраить угольные ямы, боцман подвёл пластырь, воду выкачали. В свою очередь, снаряд с шестого орудия крейсера «Варяг» попал в кормовой мостик крейсера «Асама» и зажёг японское судно. Корабль на время прекратил обстрел.

В 12:40 сражающиеся корабли вплотную подплыли к стоянке иностранных кораблей. Японцы остановили огонь и вернулись к своей эскадре за остров Йодолми. В 12:45 наши корабли вышли из-под перекрестного огня японцев. В 13:15 «Варяг» отдал якорь неподалёку от крейсера «Тэлбот». Начали осматривать повреждения. Крейсер «Варяг» изрешетили 7-11 попаданий, одна пробоина на ватерлинии площадью 2 м², из двенадцати шестидюймовых орудий в рабочем состоянии осталось два. Из команды в 535 человек, бывших до боя на корабле, погибли 30 человек, ранены 85 матросов, старшин и офицеров. Сто человек получили незначительные раны.

Возвращение в бой было невозможно. Крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» сразились с японской эскадрой, корабли которой артиллерийским вооружением превосходили наши более чем в пять раз, а торпедным — в семь. Среди японских кораблей тоже были потери и немалые — потоплен миноносец, повреждены два крейсера. Посовещавшись, командиры «Варяга» и «Корейца» приняли тяжёлое решение — русские корабли не должны достаться японцам, их необходимо ликвидировать. Иностранные суда откликнулись на обращение Руднева и прислали шлюпки с санитарами для эвакуации русских. Несколько раненых моряков скончались сразу же.

352 человек с русских кораблей принял французский крейсер «Паскаль», 235 человек взял на борт английский крейсер «Тэлбот», еще 178 человек забрал итальянский крейсер «Эльба». В полчетвертого вечера «Варяг» открыл кингстоны и клапаны затопления, а «Кореец» был взорван. Крейсер «Варяг» начал крениться налево, залёг на бок и в 18:10 скрылся под водой. Японская эскадра согласилась выпустить из гавани английский, французский и итальянский корабли, идущие через зону военных действий на родину. Раненые матросы с русских кораблей были размещены в Чемульпо в больнице Красного Креста. Несколько раненых умерли и были похоронены на христианском кладбище Чемульпо (в 1911 году их останки были перезахоронены на морском кладбище Владивостока).

Через месяц после сражения в марте 1904 пароход с моряками с «Варяга» и «Корейца» прибыл в Одессу. Героев встретили многотысячными манифестациями. Героическим участникам боя у Чемульпо были вручены Георгиевские кресты, от императора каждый матрос получил именные часы. Тогда появились первые песни, посвященные крейсеру «Варяг» и канонерской лодке «Кореец».

Спустя полмесяца после гибели «Варяга» и «Корейца» в газете «Русь» за подписью банковского служащего Я. Репнинского было опубликовано стихотворение «Варяг». Позднее стихотворение было положено на музыку регентом Ставропольского кафедрального собора Казанской иконы Божией Матери В. Д. Беневским и студентом Юрьевского университета Ф. Н. Богородицким.

В 1941 году Краснознаменный ансамбль песни и пляски под управлением А. В. Александрова исполнял песню в виде марша. В современной обработке песня обычно называется по первым строчкам: «Плещут холодные волны...»

Плещут холодные волны,
Бьются о берег морской,
Носятся чайки над морем,
Крики их полны тоской.


Там, среди шумного моря,
Вьется Андреевский стяг, —
Бьется с неравною силой
Гордый красавец «Варяг».


А 25 февраля 1904 года в №10 мюнхенского журнала «Югенд» было опубликовано стихотворение австрийского (тирольского) поэта и драматурга Р. Грейнца, посвященное бою у Чемульпо. У нас известен перевод поэтессы Е. М. Студенской, опубликованный в апреле 1904 года в петербургском «Новом журнале литературы, искусства и науки» с музыкой, написанной воспитанником 12-го Астраханского гренадерского полка А. С. Турищевым. В 1905 году эта песня победила в конкурсе на лучшую песню-марш для торжественного приема, который устраивал Николай II в честь экипажей «Варяга» и «Корейца».

В годы Первой мировой войны песню стали петь без третьего куплета, с неё было снято авторство, и песня именовалась просто народной. В современной песенной культуре её называют «Варяг» (см., например, CD «Митьковские песни. Материалы к альбому», 1996).

Наверх вы, товарищи! Все по местам!
Последний парад наступает.
Врагу не сдается наш гордый «Варяг»,
Пощады никто не желает.

Все вымпелы вьются и цепи гремят,
Наверх якоря поднимают.
Готовьтеся к бою! Орудия в ряд
На солнце зловеще сверкают.

Из пристани верной мы в битву идем,
Навстречу грозящей нам смерти,
За родину в море открытом умрем,
Где ждут желтолицые черти!

Свистит, и гремит, и грохочет кругом,
Гром пушек, шипенье снарядов.
И стал наш бесстрашный и гордый «Варяг»
Подобен кромешному аду.

В предсмертных мученьях трепещут тела...
Гром пушек, и дым, и стенанья...
И судно охвачено морем огня...
Настала минута прощанья.

Прощайте, товарищи! С Богом! Ура!
Кипящее море под нами!
Не думали мы еще с вами вчера
Что нынче умрем под волнами.

Не скажет ни камень, ни крест, где легли
Во славу мы русского флага.
Лишь волны морские прославят одни
Геройскую гибель «Варяга».


С 2006 года на месте сражения и гибели «Варяга» и «Корейца» гордо развевается Андреевский флаг. Морской бой «Варяга» — это только первое героическое событие Русско-японской войны. Позднее будут и оборона Порт-Артура, и Цусимское сражение, и бои на сопках Маньчжурии.

Алла Ерошкина