Всемирный Русский Народный Собор

Созидание единства русского народа в подвижничестве преподобного Сергия Радонежского

Выдающийся отечественный мыслитель Н. О. Лосский видел в Св. Сергии Радонежском олицетворение добра, являющегося идеалом русской общественности. Основанная им обитель стала как монашеским общежитием, так и идеальным центром всей русской общественной жизни.

Речь идет о центре, формирующим русский народ как целостное сообщество, духовном средоточии русского народа. Идея Троичности «наиболее соответствовала сокровеннейшим основам души преподобного Сергия». «В своей обители он построил храм во имя Пресвятой Троицы, как образ единства в любви, дабы, взирая на этот образ, люди побеждали в себе ненавистное разделение миpa». Идея Троичности — «живой идеал совершенного единосущия и вместе с тем индивидуального своеобразия лиц на основе совершенной любви». Н. О. Лосский указывает на то, что этот идеал «должен служить путеводною звездою не только в наших личных, но, может быть, еще более в наших общественных отношениях...».

«Уже признано высокими умами отечественными, что преп. Сергий был и остается воспитателем русского народа, его пестуном и духовным вождем», — писал отечественный мыслитель С. Н. Булгаков. «Как от священнической свечи зажигаются свечи молящихся, и весь храм исполняется света, так от свечи преп. Сергия исполнилась светочей русская земля, и вся эпоха истории, которая следует за веком преп. Сергия, есть Сергиевская эпоха в истории русского духа и творчества», — справедливо утверждает он. В трудах преп. Сергия философ видит подвиг собирания душ, подвиг братотворения. Такой подвиг стал возможным, поскольку «он сам совершил подвиг соборности в сокровенности сердца своего, победив себялюбиe, жертвенно отвергшись себя в любви к другому, живя уже не в себе и не для себя, но в другом и для другого...».

«Господь воздвиг избранника своего в тяжелое время не только внешнего порабощения нашей Родины, но и внутреннего упадка, глубокого уныния и духовного распада. Люди потеряли веру в добро и угрюмо отъединялись в своем горе, в своем озлоблении: человек человеку волк!» — таким образом характеризует пору начала подвига преподобного С. Н. Булгаков. Действительно, то был период этического скептицизма и гибельного релятивизма. Представления о морали лежали в руинах. Если говорить современным языком, то придется указать на распространение болезни индивидуализма как черту времени. Традиционные представления о благе и добродетелях подверглись эрозии. Видение моральной жизни все более утрачивало целостность, превращаясь в бессвязный набор корпоративных, узкогрупповых правил. Фрагментированные представления о нравственности грозили обернуться утверждением взгляда на общество как «собрание чужаков» — «собрание», лишенное общей нравственной субстанции, не обладающее проектом осуществления общего блага.

Преподобному Сергию дано было увидеть нравственную трагедию своего времени. Очень важно отметить, что он осуществил нравственную критику эпохи, предложив пересмотр современных ему представлений о морали. Можно сказать и по другому: Сергий Радонежский вынес приговор представлениям о морали своего времени. Речь идет о последовательном отрицании индивидуализма, определении его как болезни, которую необходимо излечить. Речь идет о приговоре разрушительным силам несогласия и разъединения, порождающим духовное бессилие. Говоря языком современной философии, преподобный внес изменения в самые основания нравственного дискурса своего времени.

К моменту начала широкого общественного служения преподобного явственно обозначается опасная тенденция. Разобщенность русского народа все более воспринимается как некая «данность», как нечто «естественное», «само собой разумеющееся». Представления о нравственности все более строятся с учетом разъединенности русского народа как самоочевидного «факта». Такой «факт» не делается предметом нравственной рефлексии и как бы изымается из нравственного рассмотрения.

Вопреки подобным представлениям, преподобный Сергий Радонежский утверждает единство русского народа как нравственную норму. Разобщенность русского народа виделась ему проблемой духовно-нравственной. Будучи сам живым образом целостности духа и любви к ближнему, он обличил природу несогласий на Руси. Раздробленный облик русского народа имеет истоком внутреннюю раздробленность, утрату личностью нравственной целостности. Погруженная в подобное состояние человеческая персона не обретает в себе сил к труду братотворения. Обретение же внутренней целостности сопряжено с утверждением духовного единства персон, утверждением нравственного единства русского народа.

Преподобному Сергию дано было увидеть жизнь нации как моральное повествование, историю народа как нравственную историю. Его взору было открыто видение развития русского народа в перспективе морального единства. В подвижничестве Сергия раскрываются духовно-нравственные основания национальной жизни. Она предстает нравственно единой и целостной в лучах Триединого Божественного Света. Св. Сергий своим глубоким благочестием утвердил единство русского народа как очевидную нравственную истину. В итоге его подвижнической проповеди выбор в пользу национального единства предстал единственно возможным нравственным выбором.

Отныне быть русским означает сопричастие глубочайшей нравственной традиции, свободное присоединение к возвышенной этике единства. Быть русским — значит видеть свою жизнь и жизнь народа как нравственную задачу, усердствовать в воспитании благородных черт души, которые являются как ценными сами по себе, так и способствуют достижению общего процветания.

Быть русским — это данность и призвание одновременно. Призвание к осуществлению всей полноты нравственных представлений о единстве, раскрытых в служении и духовных созерцаниях преподобного Сергия.

Александр Посадский, профессор Смольного института РАО (Санкт-Петербург), член Экспертного центра ВРНС