Всемирный Русский Народный Собор

Вторжение «двунадесяти языцев»

Приближается главная сияющая дата Года истории — юбилей Бородинского сражения. Но до Москвы-реки и Колочи Наполеону надо было еще дойти. В июне 1812 года, 200 лет назад, наполеоновская армия, концентрировавшаяся на территории Германии и Польши, двинулась к границам России, имея общую численность свыше 600 тысяч человек. Всю ночь с 11 на 12 июня (23-24 по новому стилю) четырьмя непрерывными потоками наполеоновская армия переходила по мостам, наведенным через Неман в районе Ковно и Тильзита.

О переправе Наполеона через Неман Александр I узнал во время бала в городе Вильно. Он послал для переговоров к Наполеону своего министра Балашова, который от имени Александра I предложил Наполеону прекратить наступление и отозвать войска обратно за Неман. Наполеон цинично ответил: «Неужели вы думаете, что я пришел к вам только за тем, чтобы посмотреть на Неман?» Конечно, император не был наивен и, посылая Балашова с таким предложением, не полагал, что Наполеон прекратит наступление, но он хотел, по его словам, показать Европе, что войну «начинаем не мы». В то время, да и позже, не было, славу Богу, таких публицистов-русофобов, как Резун, и журналистов-антисоветчиков, как Млечин, поэтому никто не стал внушать людям, что Наполеон, мол, не стал (как и Гитлер потом) дожидаться, чтобы Александр (или Сталин) напал первым.

Военно-историческая составляющая ясна, как тогдашние воды Немана. Поэтому остановимся на геополитическом и национально-психологическом аспекте этого наглого вторжения. Барклай-де-Толли писал: «Шестнадцать иноплеменных народов, томящихся под железным скипетром его (Наполеона) властолюбия, привел он на брань против России». И это действительно так. Почти половина наполеоновской армии, а именно 270 тысяч человек, были не французы, а итальянцы, немцы, австрийцы, поляки и другие народы Европы. Более чем шестисоттысячная армия Наполеона, выступавшая против России, была армией, ведущей захватническую, грабительскую войну, несшей на своих штыках порабощение русскому народу и утрату национальной независимости России.

Итак, армия Наполеона перешла Неман и вступила на литовско-белорусские земли, которые принадлежали России. Не имея превосходства в силе, русские войска начали отступать на восток, оставляя врагу выжженные земли. Поджигались склады, которые не успевали эвакуировать, угонялся сельский скот. Место русской армии занимала французская, она также требовала хлеба, мяса, фуража и т. п. Белорусские земли превратились в арену боевых действий. За время наполеоновского наступления тут было не менее пятнадцати битв.

На белорусском историческом портале написано: «Знать Белоруссии (особенно на западе) помогала французской армии и приносила вред российской. Горожане приветствовали Великую армию Наполеона как спасительницу от царского гнета. Почти все студенты Виленского университета изъявили желание служить в наполеоновской армии. По ходу приближения французских войск русские чиновники в спешке покидали города, увозя с собой государственное имущество, архивы, казну. Местная знать оставалась и организовывала сама или по приказу французов временные комиссии для управления губерниями и паветами. Ждала Наполеона и белорусская деревня. Крестьяне слышали про княжество Варшавское, где французский император отменил крепостное право». Ну вот! Наконец-то и в Белоруссии нашли императора-освободителя от русского ига. А что же было на самом деле?

В последние годы благодаря художественным фильмам, особенно польским, и некоторым книгам та пора многим кажется невероятно романтичной. Галантные французы, дамские интриги, свидания и парады. Однако обольщаться не стоит: многие современники считали Наполеона воплощением дьявола, в планах которого было целенаправленное уничтожение славян и русского народа. Война 1812 года резко отличалась от предыдущих войн. Кроме мощнейшей идеологической, пропагандистской поддержки с помощью прессы, книг, фабрикации слухов, наглядной агитации в картинках, которые вешались на заборах для простых людей, словно аналог нынешнего ТВ, была проведена крупномасштабная финансовая афера. В экономику противников Наполеона — России, Англии и Австрии — вбросили огромное количество фальшивых денег. Для дестабилизации финансовой системы врага их выпускали и раньше, но впервые это приняло такой масштабный характер.

Это была реальная финансовая война. Дело поставили с размахом: работали два печатных двора в Париже и два в Варшаве. Оборудовали даже специальную «пыльную» комнату, в которой свежие банкноты возили по грязному полу, придавая им вид бывших в обращении. Во время оккупации типографию для рублей открыли прямо в Москве, на Рогожской заставе, во дворе старообрядческой церкви. Сохранилась записка министра финансов Дмитрия Гурьева, где тот сообщал Александру I, что в 1811 году, по имеющимся у него агентурным сведениям, «французы выпустили в Варшаве через посредство Дюка де Бассано и какого-то банкира Френкеля до двадцати миллионов рублей ассигнациями достоинством в 100, 50, 25 рублей». Это 4,5 процента от всех денег, какие вообще ходили в России!

Рубль начал трещать по швам. Генеральный контролер главного управления ревизии доносил императору Александру I: «Войны Вашей бабушки были игрушкой в сравнении с нынешними... Вы должны остановить эмиссию».

Спрашивается: а как же выстояла экономика России после огромного вливания ничем не обеспеченных денег? Очень просто. Россия быстро выиграла войну, и фальшивки просто не успели в достаточном объеме распространиться. Перед Рождеством последний оккупант был вышвырнут за пределы России. Сыграл свою роль и такой немаловажный фактор: в стране, особенно среди крестьян, царили натуральные отношения. И бумажных денег многие отродясь не видели. В лучшем случае серебро и медь. Корова — главное богатство крестьянина — стоила от рубля до двух, ведро водки — 30 копеек, а Наполеон выпускал купюры по 25, 50 и 100 рублей. Где ж такую ассигнацию разменять?

Николай Бердяев, который прекрасно знал историю Франции, в «Философии неравенства» метко заметил, что «в нацию входят не только человеческие поколения, но также камни церквей, дворцов и усадеб, могильные плиты, старые рукописи и книги и чтобы понять волю нации, нужно услышать эти камни, прочесть истлевшие страницы». Европейские варвары уничтожали всегда и веру, и камни, и церкви, и рукописи. Известна фраза Наполеона — этого глашатая «европейских ценностей»: «Для победы необходимо, чтобы простой солдат не только ненавидел своих противников, но и презирал их». Солдатам Наполеона офицеры пересказывали агитки о варварстве славянских народов.

Именно с тех пор в сознании европейцев закрепилось представление о русских как о второсортной, дикой нации. Это воплощалось в реальные действия: разрушались монастыри, взрывались памятники архитектуры. Монастыри вокруг Бородина были превращены в конюшни, алтари московских церквей умышленно превращались в отхожие места. Лютой смерти оккупанты предавали священников, не выдававших церковные святыни, насиловали монахинь, древними иконами растапливали печи. При этом солдаты твердо знали, что никакого наказания за уничтожение «варваров» и их древней культуры не будет!

В той же Белоруссии и Литве солдаты уничтожали сады и огороды, убивали скот, уничтожали посевы. Причем военной необходимости в этом не было никакой, то были просто акции устрашения. Как писал Евгений Тарле: «Разорение крестьян проходившей армией завоевателя, бесчисленными мародерами и просто разбойничавшими французскими дезертирами было так велико, что ненависть к неприятелю росла с каждым днем». Потому-то и стала война отечественной, потому и поднялась дубина народной войны.

А что до радужных страниц белорусских националистических порталов, то заблуждаться не стоит: никуда Наполеон свободы, высокой культуры, уважения к другим народам не принес. Кстати, многие пленные французы остались в России, прижились. К примеру, фамилия партизанского вожака и любимого партийного руководителя белорусов — Машеров — происходит от французского mon cher — «мой дорогой». Так что мы преподали им урок толерантности!

* * *

В 1912 году, к 100-летию битвы, было воздвигнуто 33 обелиска и памятника, одобренных императором Николаем II. Тогда же, век назад, в Москве на Чистых прудах открылась панорама «Бородинская битва» Франца Рубо. В 1962 году, к 150-летию сражения, панорама была перенесена в специально построенное здание на Кутузовском проспекте с конными статуями полководцев — творцов победы. А что же успели сделать к 200-летию? Да почти ничего, если сравнить с этими зримыми следами юбилеев. Об этом с горечью говорили писатели, собравшиеся на Бородинском поле, прямо у Семеновских флешей, на свой пленум и Соборную встречу, посвященную великой дате.

Председательствующий Валерий Ганичев дал первое слово историку, писателю, архивисту Вячеславу Хлёсткину с характеристикой: «Тот титанический труд, который проделал Вячеслав Михайлович, где буквально поминутно восстановил все происходящее в России за несколько дней до генерального сражения с момента назначения М. И. Кутузова главнокомандующим, заслуживает поистине памятника при жизни. Это та книга, без которой мы теперь уже не сможем видеть нашу историю в ее полноте».

В своем выступлении Хлёсткин рассказал о выходящем двухтомнике, где будут собраны все документы по Отечественной войне 1812 года, и особо подчеркнул, что без нравственного императива, без моральной оценки невозможно отразить историческую правду, признавая только пеструю мозаику фактов, которую надо еще сложить в картину, а то и в икону.

Многие выступающие — от Виктора Гуминского до ректора Литинститута Бориса Тарасова — подчеркивали, как действенно была поставлена литературно-патриотическая, пропагандистская работа того периода. Ее возглавил государственный секретарь Российской империи адмирал Александр Шишков. Над ним, помню по школе, издевались как над русофилом-ретроградом, и мало кто вспоминал, что в грозном 1941 году, в дни второго сражения на Бородинском поле, были использованы те самые методы — от пламенных речей с привлечением имен героических предков до карикатур на врага, которые столь ярко использовал Шишков. Только недавно была издана его книга «Служба Отечеству» в серии «Национальная безопасность», выпущенных Союзом писателей России и ИИПК «Ихтиос».

Редактор издания Сергей Катькало особо подчеркнул, что если выдающиеся полководцы отмечены в столице памятниками, то никакого зримого знака благодарности москвичу Денису Давыдову или замечательному генерал-губернатору Москвы времен наполеоновского нашествия Федору Растопчину нет. Он известен также как писатель и публицист патриотического толка, который вслед за Фонвизиным высмеивал галломанию. Владимир Силкин — почетный гражданин Ряжска — прочитал новое стихотворение, написанное накануне ночью, о двух ряжских земляках-генералах — Паисии Кайсарове и Иване Скобелеве, подготовивших трагический приказ об оставлении Москвы во имя сбережения русской армии.

Особо тревожило писателей то, что снова начинает под давлением Запада воцаряться французская точка зрения на Бородинское сражение. Оно стало самым крупным за всю Отечественную войну, продолжалось около двенадцати часов и считается самым кровопролитным однодневным сражением в истории. Император Александр I объявил о Бородинском сражении как о победе. Князь Кутузов был произведен в генерал-фельдмаршалы с пожалованием 100 тысяч рублей. Всем бывшим в сражении нижним чинам было пожаловано по 5 рублей на каждого. С тех пор в российской, а за ней и в советской (кроме промежутка 1920-1930-х гг.) историографии установилось отношение к Бородинской битве как к фактической победе русской армии.

В наше время ряд российских историков также традиционно настаивают, что исход Бородинской битвы был неопределенным и русская армия одержала в ней «моральную победу». Зарубежные историки, к которым присоединилась и часть российских коллег, рассматривают Бородино как несомненную победу Наполеона. В результате сражения французы, мол, заняли все основные позиции и укрепления русской армии, сохранив при этом резервы, оттеснили русских с поля сражения и в конечном итоге заставили их отступить. При этом никто не оспаривает, что русская армия сохранила боеспособность и моральный дух.

Главным достижением генерального сражения при Бородине стало то, что Наполеон не сумел разгромить русскую армию, а в объективных условиях всей русской кампании 1812 года отсутствие решающей победы предопределило конечное поражение Наполеона. Более того, Наполеон уже не искал открытых сражений (битва под Малоярославцем была вынужденной и тактически проигранной), словно император забыл собственный афоризм: «Главное — ввязаться в битву!». Кстати, Малоярославец, что особенно подчеркнул в выступлении Вадим Терёхин из Калуги, как и Можайск, в мае этого года удостоен звания Города воинской славы.

К 200-летию Союз писателей выдвинул идею возведения памятника-часовни Смоленской иконы Божией Матери. В музее-заповеднике заявили, что места на мемориальном поле для него нет. Закладной камень мы установили и освятили в Можайске, близ дороги на Бородино. Однако вопрос с выделением земельного участка так затянулся чиновниками, что единственный памятник к 200-летию возвести, похоже, не успеют.

На сайте музея сказано, что к 2012 году будет обновлена недавно закрывшаяся основная экспозиция музея-заповедника «Бородино — битва гигантов», у главного монумента героям Бородинского сражения на батарее Раевского появится мемориальный сквер, где будут увековечены все соединения, участвовавшие в Отечественной войне. Еще один сквер увековечит героизм тех, кто сражался на стороне французской армии, состоявшей почти на 80% из разноплеменных наемников. Он будет разбит у Шевардинского редута, где высится памятник «Мертвым великой армии». Странное решение! Русские войска трижды брали Берлин с героизмом и потерями.

В первый раз — во время Семилетней войны 1756-1763 годов в сентябре 1760-го. В марте 1813 года русские войска, освобождая Европу, стояли в Берлине, Дрездене и других городах, заняв территорию Германии к востоку от Эльбы. Быстрое продвижение русских привело к распаду наполеоновской коалиции. Наконец, русские войска 25 апреля 1945 года начали штурм Берлина, а 2 мая гарнизон рейхстага капитулировал. Я не видел в Берлине или где-нибудь на Эльбе сквера, где был бы запечатлен героизм русских и советских солдат. А здесь — такой пиетет...

* * *

В рамках государственной программы по празднованию 200-летия Бородинского сражения по мере сил и средств восстанавливаются и реставрируются памятники в Можайске и окрестностях. В частности, древний Колоцкий монастырь, который в 2013 году отметит 600-летие. В годы Отечественной войны 1812 года он находился в центре военных действий, в нем останавливался Наполеон, но все равно храм был осквернен французами, как и Лужецкий Ферапонтов монастырь.

Незадолго до нашего приезда Региональной общественной организацией «Бородино-2012» при партнерском содействии Культурно-просветительного фонда им. св. Василия Великого был проведен очередной, четвертый по счету крестный ход в защиту исторического ландшафта Бородинского поля, против его поругания и коттеджной застройки. Защитниками Бородинского поля было принято следующее обращение к Президенту России Владимиру Путину: «Мы, участники крестного хода в защиту Бородинского поля, за сохранение его исторического ландшафта, против его поругания торговыми ярмарками и увеселительными мероприятиями, обращаемся к Вам с настойчивой просьбой обратить самое пристальное внимание на положение дел на Бородинском поле — поле Русской Славы двух Отечественных войн 1812 и 1941-1945 годов.

Последние два года идет интенсивная застройка Бородинского поля. Музеем-заповедником построено здание фондохранилища, которое значительно изменяет исторический ландшафт. Насколько нам известно, планируется строительство гостиниц и паркингов. В зоне особо охраняемой территории музея-заповедника (10×10 км) на глазах строятся дачи, коттеджи, вырастают целые дачные поселки, но органы власти, министерства и ведомства считают, что ничего незаконного не происходит. Таким образом, игнорируются не только принятые нормы общественной морали и память о павших героях Бородинской битвы и героях Великой Отечественной войны, но и постановления Правительства, указы губернатора и даже Президента Российской Федерации.

Основные празднества в честь 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года запланированы к проведению на Бородинском поле, где покоятся кости наших славных героев и наших дерзких врагов, одинаково нуждающихся в покое и памяти... Реконструкция сражения, если она чрезвычайно необходима, может быть проведена в ином подходящем месте Можайского района, но не на могилах тысяч павших. Известно, что на территории Бородинского поля находится более 300 братских захоронений. Часть праздничных мероприятий может быть также перенесена в окрестности города Можайска, которому присвоено в этом году звание Города воинской славы.

За последние два года общественность неоднократно уверяли в том, что всякое строительство на Бородинском поле прекращено. После многочисленных прокурорских проверок выносились постановления о прекращении строительства, даже проводились судебные разбирательства по вопросу сноса незаконных строений. Но ни один особняк так и не был снесен за это время. Ни один участок, приобретенный за последние годы на Бородинском поле, не был изъят у их владельцев. Весной этого года органы прокуратуры вновь провели проверки на Бородинском поле и вынесли постановления о возбуждении только 60 дел по факту незаконной застройки. Достаточно ли этого для спасения Бородинского поля?».

* * *

Делегация писателей приехала на Поле на детский военно-исторический праздник «Стойкий оловянный солдатик», который является своеобразным подарком школьникам, заканчивающим учебный год. Дети вместе с учителями и родителями в этот день в ходе экскурсии совершают путешествие в прошлое, знакомятся с музейными экспозициями, осматривают памятники и памятные места, связанные с событиями двух отечественных войн. Во второй половине дня у Батареи Раевского прошло представление «Сквозь дым летучий...», подготовленное группами военно-исторической реконструкции. Над полем звучали ружейные и артиллерийские залпы, раздавался звон сабель и палашей. Атаки пехотинцев сменяли кавалерийские схватки.

Открывался праздник показательными выступлениями Президентского полка и воинов-десантников Вооруженных сил России. Они демонстрировали приемы рукопашного боя, самообороны. Глядя на огромное количество зрителей, попирающих место двух ожесточенных битв, бесчисленные ларьки и дымящиеся мангалы с ящиками пива, начинаешь соглашаться с общественниками: да, торговцам, чиновникам и музейщикам даже так удобней: собрал огромную массу в одно место — и гуляй. Но ведь это и впрямь поле — братская могила. Из дота устроили трибуну, а сколько вокруг него пало солдат...

Завершился первый день работы пленума концертом в культурном центре. Многие из мастеров слова — среди них Михаил Годенко, Игорь Тюленев (Пермь), Михаил Ножкин, Геннадий Пашков (Минск), Константин Скворцов, Юрий Орлов (Иваново), Владимир Молчанов (Белгород), Василий Попов — встретились с учителями, школьниками, тружениками Можайского района. В свою очередь и местные таланты приняли участие в концерте. Снова звучало горячее патриотическое слово... А юбилей все ближе.

Александр Бобров

По материалам «]]>Русского Воскресения]]>». Публикуется с незначительными сокращениями