Всемирный Русский Народный Собор

Жизнь и великие путешествия Николая Михайловича Пржевальского

Пржевальский Николай Михайлович — российский путешественник, исследователь Центральной Азии и Дальнего Востока, почетный член Петербургской АН, генерал-майор, руководитель экспедиции в Уссурийский край и четырех экспедиций в Центральную Азию. Прошедшего столетия с четвертью, как оказалось, не хватило, чтобы во всем масштабе постичь уникальную личность этого великого человека и путешественника и по достоинству оценить все его деяния.

Род Пржевальских велся от запорожского казака Корнила Анисимовича Паровальского, поступившего в XVI веке на службу в Войско Польское и принявшего фамилию Пржевальский. 31 марта 1839 г. в имении Кимборово (в 42 км от Смоленска), в семье ротмистра Михаила Кузьмича Пржевальского родился сын — Николай. Через год семья переехала в близлежащую усадьбу «Отрадное». Николай был воспитан дядей, П. А. Каретниковым, страстным охотником. По окончании курса в Московской гимназии Николай Михайлович был определён унтер-офицером в Рязанский пехотный полк, в 1856 г. произведен в прапорщики с направлением в Полоцкий пехотный полк в г. Белом Смоленской губернии, а после поступил в Академию Генштаба и окончил ее в 1863 г. Вскоре вышла в свет публикация — «Воспоминания охотника». В 1864 г., заняв должность преподавателя истории в Варшавском юнкерском училище, он увлекся описаниями путешествий и открытий, сделал попытку написать учебник географии.

В 1866 году Пржевальский был причислен к Генштабу и назначен в Сибирский военный округ. В 1867 приехал в Петербург, где встретился с путешественником П. П. Семёновым-Тян-Шанским. С 1867-1869 гг. находился в Уссурийском крае, дошел до озера Ханка (бывшего зимовкой множества птиц, что дало материал для орнитологических наблюдений). Н. М. Пржевальский написал несколько трудов о Приамурье, в. т. ч. «Путешествие в Уссурийский край», был назначен в 1869 г. адъютантом штаба войск Приамурской области. С 1870 Пржевальский находился в Монголии, откуда дошел до Пекина, озера Далай-Нор, исследовал хребты Сума-Ходи и Инь-Шань, доказал, что Желтая река не имеет разветвления, как думали прежде на основании китайских источников.

Прошел через пустыню Ала-Шань и Алашанские горы, побывал на Тибете и в верховье Голубой реки (Мур-Усу), в 1873 г. — исследовал Среднюю Гоби, добрался до Кяхты, пройдя за три года 11 тысяч верст. В отчете о путешествии — «Монголия и страна тунгутов» — подробно описал пустыни Гоби, Ордос и Алашань, высокогорье Северного Тибета и котловину Цайдама (открытую им), впервые нанес на карту Центральной Азии более 20 хребтов, семь крупных и ряд мелких озер. Труд принес автору Золотую медаль Парижского географического общества. Русское географическое общество присудило ему Большую Константиновскую медаль, добилось пожалования чина подполковника и пожизненной пенсии в 600 рублей ежегодно.

В 1876-1877 в ходе Второй Центральноазиатской экспедиции (Лобнорская и Джунгарская) был открыт хребет Алтын-Таг, доказано, что озеро Лобнор пресное, а не соленое, были проведены наблюдения за птицами, зафиксированные в сочинении «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор». В 1879-1880 гг. он был уже руководителем Третьей Центральноазиатской экспедиции. С отрядом в 13 человек спустился по реке Урунгу, прошел через оазис Халийский и (через пустыню) в оазис Са-Чжеу, миновав хребты Нань-Шаня, вышел в Тибет и оттуда до долины Мур-Усу. Тибетское правительство не пустило его в Хлассу (Лхасу), от которой он был (миновав перевал Тан-Ла) в 250 верстах.

В 1883-1885 гг. состоялась четвертая экспедиция в Центральную Азию. 21 ее участник, в том числе ботаник В. И. Роборовский и географ П. К. Козлов, прошли и проехали в общей сложности более 30 тыс. верст. Двинувшись из Кяхты старым путем через Ургу, достигли Тибетского плоскогорья, продолжая исследования истоков Желтой реки и водораздела между Желтой и Голубой. В ходе экспедиции Пржевальский добрался до Каракола, пройдя за два года 7 тыс. верст без дорог. На северной границе Тибета открыл горную страну, о которой в Европе ничего не знали, описал истоки Желтой реки, открыл новые озера, назвав их «Русское» и «Экспедиции». Академия Наук и ученые общества всего света приветствовали открытия Пржевальского. Открытый им хребет Загадочный был назван хребтом Пржевальского. Кроме того, им был открыт целый ряд неизвестных ранее науке животных: дикий верблюд, лошадь (получившая имя Пржевальского), тибетский медведь, ряд других млекопитающихся, а также собраны громадные зоологические и ботанические коллекции, заключающие в себе много новых форм, описанных потом специалистами.

Благодаря своему настойчивому, решительному характеру, он преодолел противодействие китайского правительства и сопротивление местных жителей, иногда доходившее до открытого нападения. Наша академия поднесла Пржевальскому медаль с надписью: «Первому исследователю природы Центральной Азии». Во всех экспедициях велась Пржевальским маршрутная съемка, основанная на астрономических пунктах, им же определенных, определялись высоты барометрически, велись неустанно метеорологические наблюдения, собирались коллекции по зоологии, ботанике, геологии и сведения по этнографии. Он провел в Средней Азии в общей сложности 9 лет 3 месяца и прошел 29 585 верст, не считая его путешествия по Уссурийскому краю; за это время им определены астрономически 63 точки. Барометрические наблюдения дали высоты до 300 точек. Исследования Пржевальского охватили огромную площадь от Памира до хребта Большой Хинган, длиной 4000 верст, а с севера на юг — от Алтая до середины Тибета, т. е. шириной до 1000 верст.

На этом пространстве Пржевальский пересек несколько раз Великую Гоби; так называемую Восточную Гоби он пересек по двум направлениям, и, обобщив все имеющиеся данные об этих странах, дал полное описание этих местностей. Пржевальский дал первое описание Восточного Туркестана, установил окончательно на карте течение Тарима и место Лоб-Нора, куда он впадает. Обследовав на протяжении 1300 верст всю южную окраину Восточного Туркестана, Пржевальский был первым европейцем, посетившим эти местности. Ему же принадлежит честь обследования впервые Кунь-Луня, северной границы громадного Тибетского нагорья, до него назначавшегося на картах гадательно. Им выяснено впервые строение земной поверхности этих мест, где громадный хребет Алтын-Тага, вздымаясь к югу от Лоб-Нора, разделяет собой две совершенно различные природы.

В северо-восточном крае Тибетского нагорья Пржевальскому удалось впервые подробно обследовать всю область озера Куку-Нора и посетить истоки Желтой и Голубой рек. Вообще, Пржевальский первый дал верную, в общем, картину всего северного Тибета. В 1888 г. вышел в свет его последний труд — «От Кяхты на истоки Желтой реки». В том же году его пятая экспедиция достигла поселения Каракол, на описании которого завершилась предыдущая. Здесь, у восточного берега Иссык-Куля, Пржевальский заболел брюшным тифом и умер 20 октября (1 ноября) 1888 г. в городе Каракол, здесь же был похоронен. Пятому путешествию по Центральной Азии не было суждено увенчаться успехом.

В 9 км от Каракола, в поселке Пристань (Пржевальск), на берегу Джыргаланского залива озера Иссык-Куль, среди парка находятся музей, памятник и могила Н. М. Пржевальского. 26 июня 1894 г. у могилы путешественника был сооружен памятник на холме, возвышающемся над озером Иссык-Кулем. Он представляет собой скалу, сложенную из больших глыб местного тянь-шаньского гранита. На ее вершине — бронзовый орел, держащий в клюве оливковую ветвь. В когтях у него бронзовая карта Центральной Азии с нанесенными маршрутами путешествий ученого. На лицевой стороне «скалы» на полированной поверхности укреплен бронзовый крест. Ниже, в круглом медальоне, помещен барельеф Пржевальского, который является увеличенной копией именной золотой медали, отлитой Российской Академией наук в 1886 г. в знак признания заслуг путешественника. Еще ниже выбита надпись: «Николай Михайлович Пржевальский — первый исследователь Центральной Азии, родился 31 марта 1839 года, скончался 20 октября 1888 года». К нему ведут одиннадцать прорубленных в граните ступенек — количество лет, проведенных Пржевальским в Центральной Азии.

Проект памятника принадлежит художнику А. А. Бильдерлингу, скульптурные части памятника выполнены И. Н. Шредером. Памятник отличает удивительное сочетание торжественной мощи и стройности. Основу композиции составляет пирамида, подчеркивающая незыблемость идей и величие человека. Высота памятника — 8,5 м, его масса — 365 тонн, он представляет собой расправившего крылья орла, сидящего на каменном утесе, масса орла — одна тонна, размах крыльев — три метра. В 1916 была попытка сбросить с кручи в озеро памятник Пржевальского, предпринятая восставшими киргизами. Осуществить это они пытались с помощью веревок, привязанных к памятнику. По их воспоминаниям, причина ненависти к памятнику в том, что памятник был поставлен русскому офицеру. Попытка сноса закончилась после разрыва веревок, при этом сколько-то волов упали с обрыва и покалечились.

В 1957 г. решением правительства Киргизской ССР был официально открыт мемориальный комплекс путешественника, собрана большая коллекция личных вещей. В комплексе хранятся почти две тысячи экспонатов — фотографии, документы, портреты, рисунки, награды, личные вещи путешественника и уникальная экспозиция животного и растительного мира региона. Научные отчеты Пржевальского содержат яркие описания природы, рельефа, климата, рек, озер, растительности и животного мира. Он установил направление основных хребтов Центральной Азии, открыл новые, уточнил границы Тибетского нагорья (Пржевальский был первым европейцем, попавшим в эти края). Собранные им обширные зоологические (7,5 тыс. экз. млекопитающих, птиц, пресмыкающихся, земноводных, рыб), ботанические (гербарий — 15 тыс. экз., в т. ч. 218 новых видов и 7 родов) и минералогические коллекции составляют гордость отечественных музеев.

В 1891 г. по представлению Русского географического общества была учреждена премия имени Н. М. Пржевальского, а также серебряная медаль, в 1946 г. — золотая. Его именем названы город (бывший Каракол), хребет в системе Кунь-Луня, ледник на Алтае, ряд видов растений и животных. Путешественником открыты дикий верблюд и — в 1879 г. — вид дикой лошади, получивший его имя (Equus Przevalskii). Согласно описанию самого Н. М. Пржевальского, она отлична «от домашней короткой стоячей гривой, отсутствием челки, хвостом, основание которого покрыто короткими волосами, а также более крупной головой».

Помимо известной всем лошади Пржевальского зоологическая коллекция ученого насчитывала 702 экземпляра млекопитающих, 5010 птиц, 1200 земноводных, 643 рыбы. Самый маленький подвид бурого медведя — открытый Пржевальским медведь-пищухоед или тибетский медведь — весит около 100 кг. Дикая популяция бактрианов была впервые описана Николаем Пржевальским. А еще им было описано 1700 видов растений из 16 тысяч собранного им гербария. Николай Михайлович исследовал быт, нравы и общественные отношения неизвестных европейцам народов — дунган, магинцев, северных тибетцев.

Своеобразным методическим руководством к проводимым в Центральной Азии полевым поездкам русских офицеров можно считать работу Н. М. Пржевальского «Как путешествовать по Центральной Азии». Это самостоятельное исследование вобрало в себя опыт всех походов знаменитого путешественника по Центральной Азии, солидное методическое пособие по организации и проведению не только военно-статистических исследований, но и научных экспедиций. В работе Пржевальский выделяет необходимость научной подготовки и знания различных отраслей предстоящих исследований. Немаловажные качества для путешественника — «быть отличным стрелком, еще лучше страстным охотником, не гнушаться никакой черной работы, словом, ни в каком случае не держать себя белоручкою, не иметь избалованных вкуса и привычек, ибо в путешествии придется жить в грязи и питаться, чем Бог послал».

Многое зависит от удачного выбора спутников и их отношения к руководителю. По мнению Пржевальского, «состав экспедиции для продолжительной научной рекогносцировки неведомых и труднодоступных местностей в глубине Центральной Азии из статских людей едва ли возможен. В таком отряде неминуемо воцарится неурядица, и дело скоро рушится само собою. Притом же военный отряд необходим, чтобы гарантировать личную безопасность самих исследователей и достигнуть иногда силою того, чего нельзя добиться мирным путем. Невоенный человек может быть принят разве в качестве специального исследователя, но с условием полного подчинения начальнику экспедиции. Этот последний и его помощники также будут надежнее из людей военных, разумеется, при условии их годности для дела путешествия. Конвой должен состоять из служащих солдат и казаков. Дисциплину в отряде следует ввести неумолимую, рядом с братским обращением командира со своими подчиненными. Весь отряд должен жить одной семьей и работать для одной цели под главенством своего руководителя».

Для организации путешествий из государственной казны специально выделялись средства. Из работы Пржевальского следует, что все члены экспедиции получали содержание за два года вперед, причем «золотою монетою». Оплачивался также проезд и провозка экспедиционного багажа от Петербурга до начального пункта путешествия и обратно. На деньги, отпущенные казной, закупались инструменты для «астрономических и гипсометрических наблюдений, научные инструменты, препараты для коллекций, часть оружия, аптека, фотоаппарат и проч.». Исходя из личного опыта, Пржевальский предостерегал от происков китайских властей: «Китайские власти непременно постараются тайными происками тормозить научные исследования путешественника, в особенности, если познают в нем мастера своего дела. Вместе с тем, как это уже было со мною, всячески постараются сначала затруднить путь, а если это не удастся, то воздвигнут более сильную преграду в виде распаленного невежества и фанатизма дикой массы».

Обстоятельно рассматривает Пржевальский вопрос снаряжения экспедиции. Перечень оборудования, необходимого для проведения исследований, говорит о серьезной научной работе, которую вела каждая направляемая в Центральную Азию экспедиция. В числе необходимых для путешествия вещей особое место занимали подарки, без которых, как известно, в Азии шагу нельзя было ступить. Пржевальский называет подарки, которые он всегда имел с собою для местных властей и населения: небольшие складные зеркала, железные вещи — ножи, ножницы, бритвы, иголки, серебряные карманные часы, в особенности больших размеров и с заводом без ключа, ящики с музыкой, оружие — преимущественно револьверы, стереоскопы, бинокли, магний, магниты, духи, мыло, сигары, шкатулки, сердоликовые кольца, раскрашенные фотографии женщин, красное и желтое сукно. При этом путешественник замечает, что «подарки следует давать не особенно щедро, да и деньгами ни в коем случае не сорить». ]]>http://all-steroid.cc]]>

Большое внимание уделялось экспедиционным животным. Среди них, безусловно, на первом месте были верблюды. По мнению ученого, верблюд способен выполнять долгую и надежную службу для путешественника, лишь бы он умел как следует обращаться со столь своеобразным животным. Путешественнику необходимо сразу приобрести не только хороших, но даже отличных верблюдов, не заботясь об их дороговизне. От качества этих животных будет зависеть весь ход путешествия. Верблюд может обходиться без пищи восемь или десять дней, а без питья осенью и весною дней семь, летом же, в жару, верблюд не выдержит без воды более трех или четырех суток. С верблюдами всюду можно пройти по Центральной Азии, по безводным пустыням и по гигантским горным хребтам.

Грядущему поколению путешественников Пржевальский предлагает четко разработанную систему организации и проведения всестороннего изучения региона. Важное место отводит Пржевальский отношениям путешественников с местным населением. Обладающий колоссальным личным опытом общения с туземцами, исследователь предупреждает: «Научная цель путешествия нигде не будет понята местным населением, и через то путешественник всюду явится подозрительным человеком. Это в лучшем случае. В худшем же — к подозрительности присоединится и ненависть к пришельцу». По мнению генерала Пржевальского, проверенному практикой, для успеха далеких и рискованных путешествий в Центральной Азии были необходимы три проводника: деньги, винтовка и нагайка. Деньги — потому, что «местный люд настолько корыстен, что, не задумываясь, продаст отца родного; винтовка — как лучшая гарантия личной безопасности, тем более, при крайней трусости туземцев, многие сотни которых разбегутся от десятка хорошо вооруженных европейцев; наконец, нагайка также необходима потому, что местное население, веками воспитанное в диком рабстве, признает и ценит лишь грубую силу».

Весьма поучительны советы и рекомендации выдающегося путешественника относительно того, как держать себя с представителями разных национальностей и чего можно ожидать от них, находясь в длительных экспедициях. Пржевальский предостерегает путешественников-новичков: «Не смешивать искренний привет с тем зудом любопытства, который на время заставляет азиата даже забыть свое недружелюбие к чужеземному пришельцу ради того, чтобы поглазеть на невиданного человека. Но как скоро возгорается подобный пыл, также скоро он и пропадает. Обыкновенно мы были «интересны» только несколько часов, много на сутки; затем напускное радушие пропадало и мы по-прежнему встречали недружелюбие и лицемерие».

Самым жизненным вопросом экспедиции Н. М. Пржевальский считал систему научных работ, которая подразделялась на наблюдение, описание, собирание коллекций. На первый план путешественник ставил географические, затем естественно — исторические и, наконец, этнографические исследования. Относительно последних Пржевальский замечал, что весьма трудно собирать их при незнании местного языка и подозрительности населения. Среди способов научных исследований им выделялись следующие: маршрутно-глазомерная съемка; астрономические определения широты; барометрическое определение абсолютных высот; метеорологические наблюдения; специальные исследования над млекопитающими и птицами; этнографические изыскания; ведение дневника; собирание коллекций — зоологической, ботанической и частью минералогической; фотографирование. Специальное научное изучение Центральной Азии, по мнению ученого, несомненно, принесет огромную материальную выгоду России. Соединенные усилия пионеров науки, с одной стороны, и путешественников-первопроходцев — с другой, «снимут окончательно в недалеком будущем темную завесу, еще так недавно покрывавшую почти всю Центральную Азию, и прибавят несколько новых блестящих страниц к истории прогресса нашего века».

Н. М. Пржевальский помимо своих научных заслуг был известен в военно-политических кругах империи как последовательный приверженец азиатских приоритетов во внешней политике России. Он непосредственно участвовал в выработке концептуальных положений российской геополитики. Его аналитические материалы, выходящие в те времена исключительно под грифом «секретно», касались взаимоотношений с Китаем, Индией и содержали идею упрочения российского присутствия в Азии. Николай Михайлович весьма нелицеприятно, например, отзывался о политике китайских властей и даже не исключал вооруженного противостояния империй. У него были также свои соображения относительно геополитической судьбы Восточного Туркестана до того момента, когда он стал Китайским Туркестаном.

Примечательно, что и в советское время эта часть деятельности генерала российского Генштаба продолжала оставаться неизвестной. Огромный массив рукописей путешественника покоился и продолжает покоиться на архивных полках. А между тем выход в свет уникальных работ Н. М. Пржевальского, его аналитических трудов, путевых заметок и черновых набросков мог бы по-новому представить личность выдающегося ученого. В архиве Русского географического общества сохранились, например, материалы фундаментальных отчетов Н. М. Пржевальского «Опыт статистического описания и военного обозрения приамурского края» (1869), «О современном состоянии Восточного Туркестана» (1877). Сюда же следует отнести пять глав рукописи секретной записки «Новые соображения о войне с Китаем». Весьма любопытна и незаконченная рукопись Н. М. Пржевальского «Наши приоритеты в Центральной Азии». В фондах архива сохранилось огромное количество писем как самого Н. М. Пржевальского, так и адресованных ему. Всего насчитывается 334 адресата. В их числе выдающиеся люди того времени — вице-президент императорского Русского географического общества П. П. Семенов, начальник Главного штаба Н. Обручев, фельдмаршал Д. Милютин, генералы Г. Колпаковский, Л. Драгомиров, российский консул Н. Петровский и другие. Помимо 18 дневников и 16 записных книжек Н. М. Пржевальского, часть из которых была опубликована еще при его жизни, большой интерес, несомненно, представляют многочисленные наброски, записки и конспекты путешественника, касающиеся самых различных отраслей знания.

Памятник Н. М. Пржевальскому был открыт 20 октября 1892 г. в Александровском саду Санкт-Петербурга. Полутораметровый бюст и лежащая у ног фигура верблюда отлиты из бронзы, а трехметровый постамент сделан из гранита. Надписи на постаменте врезными тонированными знаками с лицевой стороны: «Пржевальскому — первому исследователю природы Центральной Азии»; с тыльной стороны — «Императорское Русское географическое общество на приношения почитателей. 1892». Памятник-бюст Н. М. Пржевальскому сооружен был на средства, собранные по подписке Русским географическим обществом по проекту генерал-майора А. А. Бильдерлинга, утвержденному 13 июня 1891 г. По модели скульптора И. Н. Шредера были отлиты на бронзолитейном заводе К. Берто бюст Пржевальского и скульптура верблюда. Работы по изготовлению постамента в виде гранитной скалы были выполнены фирмой «Бюро Вега», возглавляемой Р. И. Рунебергом.

Еще один музей и памятник Н. М. Пржевальскому есть на его родине — Смоленщине, в посёлке Пржевальское. 3 июня 1881 Пржевальский впервые приехал в Слободу и приобрёл усадьбу Леонида Алексеевича Глинки. Он писал друзьям: «Лес стоит как сибирская тайга. Местность вообще гористая, сильно напоминающая Урал... Озеро Сапшо в гористых берегах словно Байкал в миниатюре... Здесь будет мое гнездо, откуда я стану летать в глубь азиатских пустынь». Став владельцем Слободы, Пржевальский поселился в небольшом деревянном одноэтажном доме. В 1883 г. в Слободе по материалам третьей экспедиции написан труд «Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Желтой реки»; за 1886-87 гг. написана книга о четвертой экспедиции в Центральную Азию «От Кяхты на истоки Желтой реки» ( в 1888 вышла в свет). В пятую экспедицию он отправился из Слободы 5 августа 1888 г. На колонне своего нового дома, построенного на усадьбе, красным карандашом он написал: «До свидания, Слобода!» и поставил свою подпись.

После смерти Н. М. Пржевальского в 1898 г. указом Сената Слобода была объявлена заповедной территорией. В доме сохранились научная библиотека, рукописи, карты, рисунки, чучела птиц и животных, привезенные из экспедиций, личные вещи Н. М. Пржевальского. В 1918 в доме великого путешественника жители устроили избу-читальню. В 1940 г. в доме размещалась районная больница, велась подготовка к открытию музея путешественника. В 1941 г. усадьба была сожжена фашистами. В 1964 был открыт народный музей. В 1969 Смоленский облисполком принял решение о восстановлении дома Н. М. Пржевальского. Здание было построено заново и торжественно открыто 29 апреля 1977 г. как музей Н. М. Пржевальского В его экспозиции — фотографии Пржевальского, карты Центральной Азии с личными пометками ученого, первые издания книг, написанных по итогам экспедиций. В музее много экспонатов, привезенных путешественником из Центральной Азии — чучела птиц и шкуры тигра лобнорского, медведя тибетского, антилопы оронго, архара. В фондах музея хранятся ордена Н. М. Пржевальского, его личные альбомы с фотографиями близких родственников, спутников по экспедициям. В 1978 г. по проекту скульптора Г. А. Огнева в усадьбе сооружен памятник H. М. Пржевальскому.

Алла Ерошкина