Всемирный Русский Народный Собор

Путь славный Академии Российской

230 лет назад, 11 октября 1783 года, в Петербурге была основана Императорская Российская академия. Она являлась вольным обществом ученых и писателей, субсидируемым правительством.

Задача Российской академии состояла в разработке гуманитарного цикла, прежде всего русского языка, — в выработке правил правописания, в составлении словарей, в отличие от Императорской Академии наук, занимавшейся науками точными.

По словам Е. Р. Дашковой, учреждению академии предшествовал следующий диалог: «...Однажды я гуляла с императрицей по Царскосельскому саду. Речь зашла о красоте и богатстве русского языка. Я выразила моё удивление, почему государыня, способная оценить его достоинство и сама писатель, никогда не думала об основании Российской академии? Я заметила, что нужны только правила и хороший словарь, чтобы поставить наш язык в независимое положение от иностранных слов и выражений, не имеющих ни энергии, ни силы, свойственных нашему слову. «Я и сама удивляюсь, — сказала Екатерина, — почему эта мысль до сих пор не приведена в исполнение. Подобное учреждение для усовершенствования русского языка часто занимало меня, и я уже отдала приказание относительно его». — «Это поистине удивительно, — продолжала я. — Ничего не может быть легче, как осуществить этот план. Образцов для него очень много, и вам остаётся только выбрать из них самый лучший». — «Пожалуйста, представьте мне, княгиня, очерк какого-нибудь», — сказала императрица... «Этот труд невелик, государыня, и я постараюсь выполнить ваше желание как можно скорей. Но у меня нет нужных книг под рукой, и я убеждена, что кто-нибудь из ваших секретарей сделал бы это лучше моего».

Императрица настаивала на своем желании, и я не сочла нужным возражать дальше. По возвращении домой вечером я стала рассуждать, как лучше исполнить это поручение, и начертила некоторый план, желая передать в нём идею будущего заведения. Я послала этот проект императрице, думая тем удовлетворить её желание, но отнюдь не считая его достойным принятия и практического применения. К крайнему моему удивлению, Екатерина, лично возвратив мне этот наскоро набросанный план, утвердила его собственной подписью, как вполне официальный документ, и вместе с ним издала указ, определивший меня президентом новой академии».

Указ императрицы появился незамедлительно. Устав («Краткое начертание Императорской Российской Академии») новоиспечённого учреждения гласил, что «Императорская Российская академия долженствует иметь предметом своим вычищение и обогащение российского языка, общее установление употребления слов оного, свойственное оному витийство и стихотворение». Согласно уставу академический коллектив не мог включать более 60 членов, избираемых тайным голосованием. Звание академика присваивалось пожизненно, жалованья не предусматривало, но и никаких обязанностей не налагало; мера участия в общем деле определялась лично академиком и во многих случаях сводилась к нулю.

Состав академии был крайне пестрым: сюда избирались видные литераторы, ученые самых разных специальностей, высокопоставленные государственные чиновники, представители духовенства. За всю историю Российской академии в нее были избраны, не считая почетных членов, 185 человек, среди них литераторы Г. Р. Державин, Д. И. Фонвизин, И. А. Крылов, Н. М. Карамзин, В. А. Жуковский, А. С. Пушкин, П. А. Вяземский, ученые, члены Академии наук И. И. Лепехин, Н. Я. Озерецковский, С. Я. Румовский, П. Б. Иноходцев, В. М. Севергин и многие другие. Главой Российской академии императрица назначила Екатерину Дашкову, причем вопреки ее желанию.

Первый визит в академию Дашкова совершила в сопровождении знаменитого математика Эйлера. Обращаясь с краткой речью к профессорам, Дашкова заверила их в своем глубоком уважении к науке и подчеркнула достоинства выразительного русского языка, определив главную задачу нового учреждения: «Сочинение грамматики и словаря да будет первым нашим упражнением».

В короткий срок, в течение шести лет, был создан «Словарь Академии Российской, словопроизводным порядком расположенного». Самым известным делом академии стало издание в 1789-1794 годах «Словаря Академии Российской, производным порядком расположенного» в шести частях — первого толкового словаря русского языка, содержавшего 43 257 слов. Словарь включал в себя не только коренные русские слова, но и научные, и технические термины. Тут был собран и проработан с семантической, этимологической, словообразовательной точки зрения большой лексический материал (43 257 слов), представленный как языковое единство двух стилистических подсистем — церковно-славянской и русской.

Работа над словарём началась в 1783 году и заняла 11 лет. По замечанию А. С. Пушкина, Французская академия потратила на составление своего словаря 60 лет — с 1634 до 1694 года, когда словарь уже устарел. Второе издание «Словаря Академии Российской, по азбучному порядку расположенного» выходило в 1806-1822 годах и включало уже 51 388 слов. Словарь содержал элементы этимологического словаря: слова располагались по общему корню, образуя разветвлённые смысловые гнезда. По нему можно было определить, откуда произошло слово; кроме того, он включал множество новых слов в русском языке, введённых, например, Ломоносовым в науку. Лично Дашкова собирала и объясняла слова на буквы Ц, Ш, Щ, а также слова, относящиеся к охоте, управлению государством, слова морально-нравственного оттенка.

Слова на букву Г собирал адмирал И. Л. Голенищев-Кутузов; на букву Д — настоятель Исаакиевского собора прот. Г. М. Покорский; на букву Е, а также связанные со «звездословием» — астроном С. Я. Румовский; на букву Л — комедиограф Д. И. Фонвизин; на букву Т — крупный чиновник и поэт Г. Р. Державин; на букву Ю — граф А. С. Строганов; на букву Э — И. И. Шувалов. Всего в создании Словаря участвовали 35 академиков. Императрица внимательно следила за работой над словарём. Узнав, что академики работают над буквой Н, она нетерпеливо воскликнула: «Всё Наш да Наш! Когда же вы мне скажете: Ваш?».

По окончании издания словаря императрица учредила специальные золотые медали для создателей. На большой медали с одной стороны было изображение Екатерины II, а с другой — её вензель и надпись: «Российскому слову отличную пользу принесшему». Карамзин удивлялся такому подвигу, каким он считал составление Академического словаря: «Полный Словарь, изданный Академиею, принадлежит к числу тех феноменов, коими Россия удивляет внимательных иноземцев; наша, без сомнения, счастливая судьба во всех отношениях, есть какая-то необыкновенная скорость: мы зреем не веками, а десятилетиями». Онлайн ]]>прием электронных платежей]]>

Вскоре Российская Академия стала центром не только лексикографических, но и грамматических исследований. В 1802 вышла «Российская грамматика, составленная Российской Академией» (составители П. И. Соколов, Д. М. Соколов). Слегка зачахнув при Павле I, Российская Академия возобновила деятельность при Александре I под руководством А. А. Нартова (1801-13). Начали выходить «Сочинения и переводы, издаваемые Российской Академией» (1805-23, 7 ч.), готовится переиздание «Словаря».

Последние десятилетия деятельности Российской академии связаны с именем ее президента. А. С. Шишкова (1813-1841), придававшего Академии большое значение в качестве центра, обеспечивающего осуществление языковой программы, изложенной им в нашумевших филологических и публицистических сочинениях. Шишкову — с присущим ему упорством и энтузиазмом — удалось добиться утверждения Александром I нового устава, расширившего функции академии, и увеличения ее бюджета в 10 раз. Финансовое благополучие и независимость позволили Российской Академии широко развернуть издательскую деятельность, регулярно оказывать материальную поддержку нуждающимся писателям и ученым, премировать авторов наиболее интересных с точки зрения академии работ, курировать и рецензировать присылаемые в Российскую академию сочинения, вести просветительскую и благотворительную работу в провинции. При Шишкове были налажены постоянные связи с ведущими зарубежными учеными-филологами — И. Добровским, В. Копитаром, В. Ганкой, И. Юнгманом, П. Шафариком, В. Караджичем.

В XIX веке шла работа над «Словарём церковнославянского и русского языка», который был закончен и издан только в 1847 году, после присоединения Российской Академии к Петербургской Академии наук. Ему предшествовало издание в 1834 году «Общего церковнославяно-российского словаря» П. И. Соколова. В 1831 году была издана «Русская грамматика» А. Х. Востокова, а в 1835-1836 годах Академией издан этимологический «Русско-французский словарь» Ф. Рейфа. В 1820-х годах президент академии А. С. Шишков поставил задачу создания общеславянского словаря. Для этого он решил создать в Петербурге общую для славянских народов библиотеку, для которой начался планомерный сбор материалов в Польше, Сербии и Чехии. Академия установила контакт с зарубежными славистами: поляком С. Линде, чехами В. Ганкой, И. Юнгманом и Ф. Челаковским, сербом В. С. Караджичем, которые согласились помогать в формировании Славянской библиотеки. Их исследования получали постоянную финансовую помощь со стороны Академии. Снаряжались и отечественные экспедиции в славянские земли: в 1830-1833 годах была профинансирована поездка Ю. И. Венелина в Болгарию, в 1840 году — поездка Н. И. Надеждина в Венгрию и Сербию.

С середины 1830-х годов взор Академии обратился к истории. Академия защищала подлинность рукописей, в которых сомневалась так называемая «скептическая школа» М. Т. Каченовского. Особое внимание Академии привлекала сравнительная история славянских народов. В поисках древних упоминаний о славянах переводились византийские хроники Льва Диакона, Константина Багрянородного, Прокопия, Иоанна Кантакузина, Георгия Синкелла, Феофана Византийца.

В период президентства А. С. Шишкова Российская Академия много занималась просветительством. Так, она приняла активное участие в организации публичных библиотек в 32 губернских городах. Академия поощряла труды провинциальных учёных и литераторов, ею были открыты такие имена, как П. М. Строев, И. Д. Ертов, Ф. Н. Слепушкин, М. Д. Суханов, Е. И. Алипанов, Е. Б. Кульман, Д. И. Онисимова, Е. Н. Шахова, А. И. Ишимова.

Так продолжалось до 11 апреля 1841 г. В этот день император Николай I распорядился: «Представить проект соединения Российской Академии с Академией наук». Следующий президент Академии наук (одновременно занимавший пост министра народного просвещения) граф Сергей Семенович Уваров, однако, стремился сохранить учреждение, «завещанное России Петром Великим», как центр развития естественных наук. Поэтому он предложил создать «Императорские соединенные академии», в которые должны были входить Академия наук, Академия русской словесности, Академия истории и филологии. Академии имели бы самостоятельность, общими органами являлись Канцелярия и Общее собрание всех действительных членов. Николай I не поддержал проект С. С. Уварова.

19 июня 1841 г. по рескрипту императора на имя министра народного просвещения в Императорской Академии наук были образованы три отделения. Второе отделение — русского языка и словесности — включало бывшую Российскую Академию. Николай I подписал указ о присоединении Российской Академии к императорской Академии наук, и 19 октября 1841 года Академия превратилась во «второе» Отделение русского языка и словесности Императорской Санкт-Петербургской Академии Наук (всего в Академии наук стало три отделения). Число академиков от Российской Академии было сокращено до 16, остальные 35 академиков стали почётными членами Академии наук.

Алла Ерошкина