Всемирный Русский Народный Собор

Современные мифы: Александр Невский против новых публицистов

В среде современных исторических публицистов искусственно поддерживается миф, согласно которому сражения, которыми прославился св. благоверный князь Александр Невский, были столь ничтожны, что в западных хрониках они даже не упоминаются. Эта идея родилась из чистого невежества.

Чтобы не просто понять, но и увидеть, с кем же сражался в двух битвах — на Неве 1240 года и в Ледовом побоище 1242 года — великий князь владимирский Александр Ярославич, мы посмотрим на дело с «обратной стороны»: силен ли был его противник? И поняв, с КЕМ сражался возлюбленный русским народом князь, мы ответим и на вопрос о масштабе его победы.


Молчание шведов

Да, это правда, Невская битва не нашла никакого отражения в шведских хрониках. Но, по мнению Игоря Шаскольского, крупнейшего российского специалиста по истории Балтийского региона в Средние века, «...этому не следует удивляться: в средневековой Швеции до начала XIV века не было создано крупных повествовательных сочинений по истории страны типа русских летописей и больших западноевропейских хроник». Иными словами, следы Невской битвы у шведов и искать-то негде. На этом стоит остановиться подробнее. Историю Швеции середины XIII века излагает рифмованная «Хроника Эрика», созданная в XIV столетии. Так вот, на весь период с 1229 года по 1250-й там отведено около сотни коротких стихотворных строк. Изо всех шведских походов за пределы страны в хронике рассказано лишь об одном — Тавастландском. За два десятилетия! И даже это краткое изложение изобилует ошибками. Искать там битву на Неве просто смешно.

Письменная культура шведов того времени столь скудна, столь бесхитростна, что из нее легко выпадают целые пласты их собственной истории. У нас уже в XII веке была традиция сложного, подробного летописания. Шведы дорастут до столь значительных памятников исторической мысли лишь через 200-300 лет после Руси. О чем тут говорить...


Немецкий рыцарь — разбитый «живой танк»

Битва на Чудском озере отражена в немецких источниках, например, в «Старшей Ливонской рифмованной хронике». Ниже приводятся обширные выдержки из нее. Известия о битве 1242 года есть и в более поздних немецких хрониках, вплоть до XVI века. Общая численность борющихся сторон не известна даже в самом грубом приближении. Более или менее проступают ее масштабы по косвенным признакам. Для того, чтобы верно прочитать их, надо углубиться в военное дело того времени.

В эпоху Высокого Средневековья силу войска в большинстве случаев определяли количеством рыцарской конницы. Тяжеловооруженный всадник несколько столетий играл на полях битв Европы роль настоящего танка. И дело не только в том, что рыцарь в кольчуге, бригандине и на коне, которого также могла защищать плотная материя, кольчужная попона и металлическая маска, был слабоуязвим, да и просто страшен для пехотинца. Рыцарь посвящал военному делу всю жизнь и являлся высоким профессионалом боя. Он прекрасно владел оружием, понимал тактику военных действий, имел богатый опыт боевых столкновений.

Орденское войско XIII века, по немецким источникам, могло выставить порядка полутора сотен рыцарей-братьев, несколько большее количество хорошо вооруженных оруженосцев и рыцарей-«сержантов», а также отряды союзных рыцарей, прибывших из других стран в надежде на прибыльную службу, славу, добычу... При том, что основные силы Ордена оставались заняты на другом театре военных действий. В самом лучшем случае, Орден вывел на поле боя порядка 50 рыцарей-братьев и, вероятно, втрое-вчетверо больше тяжеловооруженных кавалеристов из числа оруженосцев, «сержантов», союзных рыцарей. К ним надо добавить относительно небольшие отряды Дерптского епископа, совсем недавно укрепившегося на этой земле. В целом ряде немецких операций — у Изборска, под Псковом — принимали участие «мужи короля», т. е. датское рыцарство, занявшее Северную Эстонию. Хватило ли времени датчанам прискакать на помощь Дерпту, сложный вопрос. Они не упомянуты немецкими источниками в битве на Чудском озере, но, возможно, какие-то незначительные их группы все же успели присоединиться к немцам.


Русский дружинник и ополченец

Княжеский дружинник фактически являлся русским рыцарем. По части оружия и доспехов он мало чем уступал немецком рыцарю. Более того, богатый боец из старшей дружины, носивший чешуйчатый (пластинчатый) панцирь, кольчугу под ним, шлем с полумаской и бармицей, щит, меч, копье, а порой еще и булаву, лук со стрелами или боевой топор, по тяжести вооружения превосходил шведского, да и немецкого рыцаря. В боевых условиях ему приходилось таскать на себе порядка 30 кг металла, и он играл роль точно такого же «живого танка», как и орденский «брат».

Ополченец располагал намного более легкими (а то и вовсе никакими) доспехами и намного более слабым наступательным вооружением. Да и как боец он «стоил» на порядок меньше, чем рыцарь или дружинник. Слабо организованные толпы пехоты чаще всего не выдерживали натиска тяжеловооруженной конницы. Боеспособность ополчения и на Руси, и в Европе справедливо считалась довольно невысокой. Правда, в нашем случае стоит сделать важную оговорку: ополченцы Новгорода и Пскова в боевом отношении стояли выше ополченцев «низовской Руси». Вечевые республики нередко отражали вражеский напор самостоятельно, бывало, и сами нападали на соседей, баловались ушкуйным промыслом. Собственно, и это наступление Александра Ярославича предполагало большое количество «охочих людей», т. е. добровольцев, рассчитывающих на богатую добычу... Отсюда — давний навык северорусской пехоты к военному делу и отсутствие случайных людей в рядах войска. А обширные торговые связи новгородцев позволяли им обзавестись превосходным оружием.


Пехота врага

Немецкая армия располагала в то время вовсе не худшей пехотой. Сколько рыцари набрали ополченцев из немецких колонистов местных и эстов, определить невозможно. Может быть, 200, а может быть, 10000. По русским источникам известно одно: они присутствовали на поле боя во множестве. Кроме того, понятно, что основную часть ополчения составляли не немецкие колонисты, а именно эсты или, как их называли в русских летописях, «чудь». Этот народ был приучен к войне и сражался без конца то с немцами, то с литовцами, то с ливами, то с русскими на протяжении нескольких поколений. Иначе говоря, он мог придать крестоносному воинству значительную силу.

Следует принять как данность: с обеих сторон пехота состояла не из кроткого крестьянства с дрекольем, а из ратников, подготовленных к хорошему бою. И все-таки даже такое ополчение сильно уступало в боевой ценности дружинно-рыцарской кавалерии.

Армии, пришедшие к Чудскому озеру, могли быть весьма многолюдными — за счет ополченцев. Но исход боя — и это прекрасно понимали обе стороны — решался ударами тяжелой кавалерии. А это по несколько сотен человек в немецком и русском воинствах. Притом всадников, защищенных полным тяжелым доспехом, представляющих самый цвет воинства, скорее всего, считали десятками...


Banner,ы: русский учёт

Известный историк военного дела А. Н. Кирпичников постарался уточнить, сколько именно рыцарей и не столь тяжеловооруженных всадников мог выставить Орден на поле боя в тот день. Он, в частности, пишет: «На основании сохранившихся письменных источников... построение клином (в летописном тексте — «свиньей») поддается реконструкции в виде глубокой колонны с треугольным увенчанием. Подтверждает подобное построение уникальный документ — воинское наставление «Приготовление к походу», написанное в 1477 г. для одного из бранденбургских военачальников. В нем перечислены три подразделения-хоругви (Banner). Их названия типовые — «Гончая», «Святого Георгия» и «Великая». Хоругви насчитывали соответственно 400, 500 и 700 конных воинов. Во главе каждого отряда концентрировались знаменосец и отборные рыцари, располагавшиеся в пять шеренг. В первой шеренге — в зависимости от численности хоругви — выстраивалось от 3 до 7-9 конных рыцарей, в последней — от 11 до 17. Общее число воинов клина составляло от 35 до 65 человек.

Шеренги выстраивались с таким расчетом, чтобы каждая последующая на своих флангах увеличивалась на два рыцаря. Таким образом, крайние воины по отношению друг к другу помещались как бы уступом и охраняли едущего впереди с одного из боков. В этом и заключалась тактическая особенность клина — он был приспособлен для собранного лобового удара и одновременно был трудно уязвим с флангов. Вторая, колоннообразная часть хоругви, согласно «Приготовлению к походу», состояла из четырехугольного построения, включавшего кнехтов. Число кнехтов в каждом из трех названных выше отрядов равнялось соответственно 365, 442 и 629 (или 645)... Рыцарский отряд XV в. мог достигать одной тысячи всадников, но чаще включал несколько сот комбатантов...

У нас имеется также возможность более конкретно определить численность и ливонского боевого отряда XIII в. В 1268 г. в битве у Раковора, как упоминает летопись, выступал немецкий «железный полк великая свинья». Согласно «Рифмованной хронике», в битве участвовало 34 рыцаря и ополчение. Это число рыцарей, если дополнить его командиром, составит 35 человек, что точно соответствует составу рыцарского клина одного из отрядов, отмеченного в упоминавшемся выше «Приготовлении к походу» 1477 г. (правда для «Гончей» хоругви, а не «Великой»). В том же «Приготовлении к походу» приводится число кнехтов такой хоругви — 365 человек. С учетом того, что цифры головных частей отрядов по данным 1477 и 1268 гг. практически совпали, можно полагать без риска большой ошибки, что по своему общему количественному составу эти подразделения также приближались друг к другу».

Проще говоря, по мнению ученого, Орден вывел на лед Чудского озера примерно 400 бойцов, из них 35 рыцарей-«братьев». Что же касается ополчения, набранного у подвластных народов, то его размеры А. Н. Кирпичников не берется определить, что разумно: нет никаких, даже косвенных свидетельств, позволяющих решить этот вопрос. Сюда стоит внести одну серьезную поправку. Сами немцы подчеркивают поспешность сбора войск. Они не готовили завоевательный поход, они собирали силы для отпора наступающим новгородцам.

В такой обстановке никто поштучно не высчитывал, сколько рыцарей-братьев нужно для правильного выстраивания боевой колонны. Собрали тех, кого успели собрать, — рыцарей Ордена, рыцарей, служащих епископу Дерптскому, а также, возможно, договорились о поддержке с датчанами. Нет никаких оснований считать, что Орден вывел на поля «штатное» число тяжеловооруженных кавалеристов «Гончей» хоругви. Судя по потерям (о них речь пойдет ниже), на льду Чудского озера оказалось не менее 30 рыцарей в полном доспехе. Более 50 Орден, как уже говорилось, тогда вряд ли мог поставить в строй. Но кого-то дал епископ Дерптский, кого-то, чисто теоретически, могли прислать соседи, — разумеется, это были небольшие отряды, несопоставимые с мощью Ордена. Поэтому, наверное, правильным будет оценить совокупную мощь немецко-дерптской тяжелой кавалерии, если добавить к ней гипотетическую подмогу со стороны датчан, в 30-80 всадников в мощных латах при 200-600 кавалеристах, не имевших столь же мощного защитного снаряжения. Их сопровождало значительное количество немецко-эстского ополчения. По меркам Западной Европы — очень значительная сила.

Как сообщает «Старшая ливонская рифмованная хроника», после разгрома на Чудском озере:

Часть дерптцев вышла
из боя, это было их спасением,
они вынужденно отступили.
Там было убито двадцать братьев,
а шесть было взято в плен.


Используя терминологию Второй мировой войны, немцы, покинутые «чудью», попали в «котел». Двадцать орденских «живых танков» остались на льду, шесть оказались в руках русских дружинников. Эстов, сумевших пробиться из окружения, новгородцы преследовали до противоположного берега озера, не давая перестроиться и контратаковать. Орденское войско стояло до конца и легло на месте. Судя по русским источникам, пало 400 одних только немецких воинов и еще 50 взято в плен. Не рыцарей, хотелось бы подчеркнуть, а просто немецких ратников, т. е. и оруженосцев, и «кнехтов» — горожан из числа колонистов. Рыцарей, как уже говорилось, противник потерял 26 из Ордена, а также сколько-то дерптцев и, возможно, датчан.

Сколько полегло представителей покоренных немцами народов, определить невозможно. Причем летопись четко указывает: немцев в основном перебили, а «чудь» (эстов) гнали семь верст, но часть все-таки ушла. Хотите профессиональный ремонт генератора ]]>My Genstar]]> цены с первых рук, низкие цены на запчасти. Ледовое побоище решило исход большой войны: орден вынужденно отправил в Новгород посольство во главе с Андреасом фон Стирландом; тот заключил мир, отказавшись от всех прежде завоеванных новгородских и псковских территорий. Собственно, оттуда рыцарей уже вышибли вооруженной рукой... Тогда же договорились о размене пленных.

Факты твердо свидетельствуют о крупном масштабе той победы, которая была достигнута Александром Невским на льду Чудского озера. Снова и снова св. Александр Невский выигрывает свои битвы: теперь уже у современных историков и публицистов. сроонлайн заказ ]]>срочной выписки из егрюл]]> у нас на сайте

Дмитрий Володихин