Всемирный Русский Народный Собор

День в истории: 70 лет восстановления Русской Православной Церкви

4 сентября отмечался юбилей, который остался практически незаметным, ограничившись проведением пары узких конференций и круглых столов: в ночь с 3 на 4 сентября 1943 года состоялась встреча Председателя ГКО И. В. Сталина с тремя митрополитами Русской Православной Церкви, в ходе которой была, фактически, возрождена РПЦ, получившая статус и очертания, которые мы знаем и сейчас.

Событие, которое можно смело назвать историческим, не освещалось широко. Но и не замалчивалось. На передовице газеты «Известия» от 5 сентября 1943 года, наряду с оперативной сводкой Советского Информбюро, информацией о введении персональных званий и знаков различия для работников железнодорожного транспорта, письмом товарищу Сталину от трудящихся города Таганрога и сведениями о перевыполнении промышленностью Московской области восьмимесячного плана, присутствует заметка «Приём тов. И. В. Сталиным Митрополита Сергия, Митрополита Алексия и Митрополита Николая». Заметка короткая, в ней сообщается о том, что на приёме у председателя Совнаркома 4 сентября «имело место беседа» с митрополитами, в ходе которой митрополит Сергий «довёл до сведения» председателя то, что «в руководящих кругах Православной церкви имеется намерение в ближайшее время избрать Патриарха Московского и всея Руси с образованием Священного Синода. Причём глава советского правительства отнёсся к такой инициативе «сочувственно» и уверил в отсутствии любых возражений. На встрече также присутствовал заместитель председателя Совнаркома В. М. Молотов.

Выдержанная в обтекаемых формулировках заметка — после её прочтения возникает стойкое впечатление, что беседа состоялась как бы случайно, в рамках некоего приёма, затеянного по совершенно другому поводу — лишь в малой степени передаёт суть состоявшихся в ту ночь переговоров. Более детально они представлены в посвящённой приёму служебной записке полковника государственной безопасности Г. Г. Карпова от 4 сентября 1943 года, который присутствовал на встрече, помимо Молотова, о чём «Известия», по понятным причинам, не сообщили. Стоит отметить интересный момент — Молотов был явно «белой вороной» на совещании, поскольку единственный из собравшихся не имел духовного образования.

Георгий Григорьевич Карпов, бывший семинарист и машинист, с 1922 г. являлся сотрудником Главного управления государственной безопасности НКВД СССР. В феврале 1941 г. включен в состав руководства одного из отделов III-го (секретно-политического) управления, в структуре которого имелось специальное подразделение по «борьбе с церковно-сектантской контрреволюцией», и потому являлся одним из наиболее осведомлённых в вопросах взаимодействия церкви и государства человеком.

Ночью 4 сентября полковник Карпов был вызван к Сталину, где также присутствовали Маленков и Берия, и предоставил ему краткую информацию о текущем состоянии церкви и характеристики митрополитов. После чего глава советского правительства сообщил о необходимости создания специального органа, который бы осуществлял связь правительства с руководством церкви. Сам Сталин предложил создать при Совнаркоме Совет по делам Русской Православной Церкви.

Сталин обменялся мнениями с Маленковым и Берия по вопросу, следует ли принимать ему митрополитов Сергия, Алексия и Николая, а также поинтересовался мнением самого Карпова относительно этой встречи. Все трое сказали, что они считают это положительным фактом. Карпов тут же получил указание позвонить митрополиту Сергию и от имени правительства передать приглашение на встречу. Которая была быстро согласована, и уже через два часа митрополиты Сергий, Алексий и Николай прибыли в Кремль.

Беседа Сталина с митрополитами продолжалась 1 час 55 минут, и действительно была «сочувственной» со стороны главы советского государства. Сталин сказал, что правительство знает о проводимой митрополитами патриотической работе в церквах с первого дня войны, что правительство получило очень много писем с фронта и из тыла, одобряющих позицию, занятую церковью по отношению к государству. В связи с этим прозвучала просьба к митрополитам высказаться об имеющихся у патриархии и у них лично назревших, но не разрешенных вопросах.

Митрополит Сергий сказал т. Сталину, что самым главным и наиболее назревшим вопросом является вопрос о центральном руководстве церкви. Митрополиты Алексий и Николай также высказались за образование Синода и обосновали это предложение об образовании Синода как наиболее желаемой и приемлемой форме, сказав также, что избрание патриарха на архиерейском Соборе они считают вполне каноничным, т. к. фактически церковь возглавляет бессменно в течение 18 лет патриарший местоблюститель митрополит Сергий.

Одобрив предложения митрополита Сергия, Сталин спросил: как будет называться патриарх, когда может быть собран архиерейский Собор, нужна ли какая помощь со стороны правительства для успешного проведения Собора (имеется ли помещение, нужен ли транспорт, нужны ли деньги и т. д.). Сергий ответил, что эти вопросы предварительно обсуждались и было бы желательным и правильным, если бы глава церкви получил титул патриарха Московского и всея Руси, хотя патриарх Тихон, избранный в 1917 г. при Временном правительстве, назывался «патриархом Московским и всея России». Сталин согласился, сказав, что это правильно.

Карпов сообщает: «На второй вопрос митрополит Сергий ответил, что архиерейский Собор можно будет собрать через месяц, и тогда т. Сталин, улыбнувшись, сказал: «А нельзя ли проявить большевистские темпы?» Обратившись ко мне, спросил мое мнение, я высказался, что если мы поможем митрополиту Сергию соответствующим транспортом для быстрейшей доставки епископата в Москву (самолетами), то Собор мог бы быть собран и через 3-4 дня. После короткого обмена мнениями договорились, что архиерейский Собор соберется в Москве 8 сентября. На третий вопрос митрополит Сергий ответил, что для проведения Собора никаких субсидий от государства они не просят».

Митрополиты Сергий и Алексий подняли вопрос о подготовке кадров духовенства, причем оба просили Сталина, чтобы им было разрешено организовать богословские курсы при некоторых епархиях. Сталин согласился, но поинтересовался: почему бы не открыть вместо курсов академию, совместно с семинариями во всех епархиях, где это нужно?

Митрополит Сергий поднял вопрос об организации издания журнала Московской патриархии, который бы выходил один раз в месяц и в котором освещались бы как хроника церкви, так и статьи и речи богословского и патриотического характера? Ответ был: «журнал можно и следует выпускать».

Митрополиты отметили неравномерность распределения церквей в Советском Союзе, высказав пожелание открывать церкви в областях и краях, где нет совсем церквей или где их мало — и снова было получено полное благоприятствие. Был удовлетворён запрос об освобождении некоторых архиереев, находящихся в ссылке, в лагерях, в тюрьмах и т. д. Митрополит Алексий получил одобрение правительства на предоставление епархиям права отчислять некоторые суммы из касс церквей и из касс епархий в кассу центрального церковного аппарата для его содержания (патриархия, Синод), чему противились некоторые чиновники на местах. Также был принят в работу вопрос о переобложении духовенства подоходным налогом — его пообещали решать индивидуально в каждом случае.

Сталин сказал, что церковь может рассчитывать на всестороннюю поддержку правительства во всех вопросах, связанных с ее организационным укреплением и развитием внутри СССР, и что, как он говорил об организации духовных учебных заведений, не возражая против открытия семинарий в епархиях, так не может быть препятствий и к открытию при епархиальных управлениях свечных заводов и других производств. После этого тов. Сталин, обращаясь к митрополитам Сергию, Алексию и Николаю, сказал: «Вот мне доложил т. Карпов, что вы очень плохо живете: тесная квартирка, покупаете продукты на рынке, нет у вас никакого транспорта. Поэтому Правительство хотело бы знать, какие у вас есть нужды и что вы хотели бы получить от Правительства?».

В ответ на вопрос Сталина о помощи, которую может оказать советское правительство, митрополит Сергий сказал, что в качестве помещений для патриархии и для патриарха он просил бы принять внесенные митрополитом Алексием предложения о предоставлении в распоряжение патриархии бывшего игуменского корпуса в Новодевичьем монастыре. На нашем сайте ]]>инструкция]]> к дженерик левитра на русском языке

Сталин сказал митрополиту Сергию: «Помещения в Новодевичьем монастыре т. Карпов посмотрел: они совершенно неблагоустроенны, требуют капитального ремонта, и, чтобы занять их, надо еще много времени. Там сыро и холодно. Ведь надо учесть, что эти здания построены в XVI в. Правительство вам может предоставить завтра же вполне благоустроенное и подготовленное помещение, предоставив вам 3-этажный особняк в Чистом переулке, который занимался ранее бывшим немецким послом Шуленбургом. Но это здание советское, не немецкое, так что вы можете совершенно спокойно в нем жить. При этом особняк мы вам предоставляем со всем имуществом, мебелью, которая имеется в этом особняке, а для того, чтобы лучше иметь представление об этом здании, мы сейчас вам покажем план его». Дополнительно, для нужд митрополитов были выделены «2-3 легковые автомашины с горючим».

Единогласно было принято решение о создании Совета по делам Русской православной церкви, на пост председателя которого был назначен полковник Карпов, который получил от Сталина напутствие: «Только помните: во-первых, что вы не обер-прокурор; во-вторых, своей деятельностью больше подчеркивайте самостоятельность церкви». После этого Молотов составил коммюнике для радио и газет, которое и было обнародовано для широкой общественности.

Двухчасовая беседа в Кремле, разумеется, имела и прагматичную сторону. На открывшемся 8 сентября Соборе 19 архиереев единогласно избрали митрополита Московского и Коломенского Сергия Патриархом Московским и всея Руси, образовали Священный Синод РПЦ и приняли постановление об отлучении от Церкви и лишении сана всех епископов и священнослужителей, изменивших Родине и перешедших в лагерь фашистов — что стало существенным вкладом в понимание праведности борьбы сражающегося советского народа.

Тяжелейший для РПЦ период 20-30 гг. XX века сменился осознанием политическим руководством страны необходимости и безальтернативности церкви, как народной и патриотической скрепы. С 1943 по 1948 гг., были открыты сотни храмов и даже один монастырь — Троице-Сергиева лавра. Были зарегистрированы как «фактически действующие» тысячи храмов, открытых самими верующими на оккупированных территориях, количество православных общин дошло, по некоторым сведениям, до 20-22 тысяч.

70-летний юбилей восстановленной Русской Православной Церкви имеет ещё одно важное измерение — это веха того, как государство, изначально позиционировавшее себя как подчёркнуто атеистическое, достаточно быстро вернулось к своим духовным традициям. По удивительному совпадению восстановление РПЦ стало своеобразным венцом военных и геополитических событий, происходивших на территории России — Сталинградская битва (17 июля 1942 — 2 февраля 1943) и битва за Курск (5 июля — 23 августа 1943 года) стали переломным моментом в ходе военных действий Великой Отечественной войны.

Андрей Полевой